Сегодня 21 февраля 2019 года
Для слабовидящих

Главное меню

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным возвратом (зачетом) таможенных платежей

1.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товара, об обязании возвратить излишне взысканные таможенные платежи.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2018 решение суда первой инстанции по делу № А32-20344/2017 отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд признал обоснованным выводы таможенного органа о том, что указанная декларантом цена на поставленный товара «плитка керамогранитная...» не подтверждена.

Судом апелляционной инстанции установлено, что обществом по запросу таможенного органа в ходе проведения дополнительной проверки предоставлена копия прайс-листа производителя товара. Однако, не предоставлен перевод прайс-листа. В предоставленном документе не указан период действия предлагаемых цен.

Заявителем представлена копия экспортной декларации страны отправления с переводом. Однако, экспортная декларация представлена на условиях поставки FOB, отличных от условий поставки CFR Новороссийск, заявленных в оцениваемой декларации на товар. Номер коносамента в экспортной декларации не соответствует номеру коносамента, отраженному в оцениваемой декларации. Информация о перегрузке товара не предоставлена.

Судом сделан вывод о правомерности оспариваемого решения, поскольку общество относительно указанных расхождений достаточных пояснений не представило. Ввиду установления фактических обстоятельств, указывающих на недостоверность сведений о таможенной стоимости товаров, таможней правомерно отказано обществу в определении таможенной стоимости ввозимых товаров по указанной декларантом стоимости сделки. Таможенная стоимость обоснованно определена таможней с применением резервного метода определения таможенной стоимости товара.

1.2. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконными действий по корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 28.12.2018 по делу № А32-27262/2017 в удовлетворении требований отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд отклонил доводы заявителя о представлении полного перечня документов, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным методом определения таможенной стоимости, а также о расчете таможенной стоимости товаров на основании цены товара, фактически уплаченной продавцу.

Судом было учтено, что сведения о количестве мест, контейнерах и весе брутто, содержащимися в экспортных документах не совпадают со сведениями, заявленными при декларировании товаров. В связи с этим судом сделан вывод, что общество заявляло таможне недостоверные сведения о стоимости товара.

Представленные обществом сведения о цене товара в полной мере опровергнуты документами, полученными таможней из Китайской Народной Республики.

1.3. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании незаконными решений таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решениями Арбитражного суда Ростовской области от 08.10.2018 по делам №№ А53-4794/2018, А53-4795/2018, от 10.10.2018 по делам №№ А53-39161/2017, А53-39167/2017, А53-3297/2018, А53-4797/2018, от 18.10.2018 по делу № А53-30429/2017, от 25.10.2018 по делу № А53-39166/2017, от 02.11.2018 по делу № А53-3296/2018, оставленными без изменения постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2018 по делу № А53-4794/2018, от 26.12.2018 по делу № А53-30429/2017, от 27.12.2018 по делу № А53-39167/2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможенными органами было установлено наличие взаимосвязи между продавцом и покупателем: оба они прямо или косвенно контролируются третьим лицом (учредителем и владельцем компаний), связаны договорными отношениями, действуют в целях извлечения прибыли и совместно несут расходы и убытки, связанные с осуществлением совместной деятельности).

О возможном влиянии взаимосвязи продавца и покупателя на цену сделки с ввозимыми товарами свидетельствует тот факт, что величина заявленной таможенной стоимости значительно ниже по сравнению с имеющейся в таможенном органе информацией о стоимости однородных товаров, ввезенных за аналогичный период времени.

Суд пришел к выводу, что при наличии взаимосвязи сторон сделки документы и сведения для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров не предоставлены заявителем в полном объеме. Противоречия и несоответствия, выявленные в ходе контроля таможенной стоимости товара, декларантом не устранены. Предоставленные документы в подтверждение заявленных сведений не позволяют проверить правильность определения декларантом величины таможенной стоимости.

Судом указано, что заявителем не приведены объективные причины, препятствовавшие на этапе таможенного контроля запросить и получить у контрагента, с которым у него сложились устойчивые и долгосрочные хозяйственные отношения, необходимые документы, подтверждающие, что имеющаяся взаимосвязь не оказала влияния на формирование цены товаров.

Также судом первой инстанции было учтено, что продавец и банк продавца находятся в Венгерской Республике, которая согласно данным сети Интернет (сайты: http://wealthoffore.net/offshore-company/incorporation-in-hungary/; http://offshore-centre.com/hungary-offshore/index.htnl) обладает признаками оффшорной зоны и предлагает оффшорному бизнесу благоприятный налоговый режим. При этом к характерным признакам применения схем занижения таможенной стоимости товаров можно отнести, в том числе заключение контракта с фирмой, зарегистрированной в оффшорной зоне, а также проведение расчетов по контракту посредством кредитно-банковских организаций, расположенных в оффшорной зоне.

1.4. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании незаконным требования Ростовской таможни об уплате таможенных пошлин.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 26.11.2018 по делу № А53-16375/2018 отказано в удовлетворении требований заявителя.

При проведении таможенной проверки установлено, что между продавцом и покупателем существует взаимосвязь в значении, указанном в пункте 1 статьи 3 Соглашения, действовавшего на момент таможенного декларирования товара. Участники сделки по внешнеэкономическому контракту являются взаимосвязанными лицами и обладают признаками аффилированных лиц, соответствуют понятию «группа лиц», установленного статьей 9 Федерального закона Российской Федерации от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», могут оказывать влияние на условия и (или) результаты заключаемых ими сделок.

Судом сделан вывод, что товар был первоначально реализован продавцу по внешнеэкономическому контракту для последующей передачи конечному пользователю с занижением цены при ввозе товара в Российскую Федерацию.

Судом установлено, что указанная взаимосвязь между продавцом и покупателем оказала влияние на цену ввезенного товара.

Также судом указано, что общество в нарушение подпункта 4 пункта 1 статьи 5 Соглашения, действовавшего на момент таможенного декларирования товара, не заявило о понесенных дополнительных расходах по перевозке товара до места прибытия товара на таможенную территорию ЕАЭС и, как следствие, дополнительно не начислило к цене сделки с товаром такие дополнительные начисления. В связи с этим общество заявило недостоверные сведения о таможенной стоимости товара при ввозе на таможенную территорию ЕАЭС и таможенном декларировании товара.

1.5. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным решения Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 18.09.2018 по делу № А53-16375/2018, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.12.2018, отказано в удовлетворении требований заявителя.

Таможенным органом были выявлены факты недостоверного заявления сведений о понесенных затратах, связанных с вывозом товаров и рассчитанных в представленной калькуляции, которые нашли свое документальное подтверждение в ходе проведения камеральной таможенной проверки.

Судом установлено, что представленная обществом в ходе декларирования калькуляция себестоимости товара (пшеница российского происхождения урожая 2015 года) не подтверждает заявленную таможенную стоимость товаров.

Вместе с тем, таможенным органом на основании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах (заключено в г. Анкаре 16.09.1997) от таможенной службы Турции были получены коммерческие документы (инвойс, коносамент, грузовой манифест) по рассматриваемой поставке. Сведения, указанные в поступивших документах, идентифицируются со сведениями, заявленными обществом в рассматриваемых декларациях на товары.

На основании вышеуказанного, таможенным органом определена таможенная стоимость по шестому методу определения таможенной стоимости на основании сведений, содержащихся в документах, представленных таможенной службой Турции.

1.6. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене решения о корректировке таможенной стоимости товара «пюре яблочное».

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 29.11.2018 по судебному делу № А06-6548/2018 в удовлетворении требований отказано.

Проанализировав представленную по запросу таможенного органа копию экспортной таможенной декларации и ее перевод, таможня пришла к выводу о том, что представленный документ не позволяет сопоставить стоимость сделки товара в стране вывоза с заявленной таможенной стоимостью, и, как следствие, не может быть принят для подтверждения сведений о цене в стране вывоза, так как не идентифицируется с оцениваемой декларацией на товары ввиду различных условий поставки, указанных в документах.

В экспортной таможенной декларации указана цена товара на условиях поставки FOB. При этом представленный декларантом внешнеторговый контракт заключен на условиях поставки CFR Астрахань.

Кроме того, в экспортной таможенной декларации не заполнена графа 8 «Получатель товара». Запрошенные таможенным органом договор транспортировки, счет на оплату, платежное поручение по оплате транспортировки товара обществом представлены не были.

Проанализировав представленные в материалы дела документы, суд пришел к выводу о том, что разногласия в условиях поставки, указанных в экспортной декларации и спорной декларации на товары, свидетельствуют о недостоверности и документальной неподтвержденности заявленной таможенной стоимости.

Таким образом, судом было установлено, что структура таможенной стоимости в части включения в нее транспортировочных расходов Обществом не соблюдена.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к Краснодарской таможне о признании незаконным и отмене решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 19.11.2018 по судебному делу № А32-52253/2017 в удовлетворении требований отказано.

Декларантом товар (масло пальмовое и его фракции, нерафинированные или рафинированные, но без изменения химического состава) классифицирован в подсубпозиции 1511 90 990 2 ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением о классификации товар классифицирован в подсубпозиции 1517 90 990 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

При отнесении рассматриваемого товара к товарной подсудпозиции необходимо учитывать результаты проведенной в отношении него обработки, а именно, изменение его текстуры или кристаллической структуры.

Согласно выводам, изложенным в заключении таможенного эксперта от 31.03.2017 № 12406002/0006430 исследованный продукт не подвергался гидрогенизации, переэтерефикации, реэтерефикации, элаидированию, в связи с чем проба спорного товара идентифицирована как жир специального назначения, представляющая собой жировой продукт (шортенинг), произведённый путём обработки пластификацией масла пальмового рафинированного, дезодорированного, отбеленного, без изменения химического состава, с добавлением антиоксидантов, с температурой плавления 36,6 °С.

По установленным показателям исследованный продукт не подвергался гидрогенизированию, переэтирифицированию, реэтирифицированию, элаидированию, химической модификации. Химический состав продукта не изменялся. Исследованный продукт получен из индивидуального пальмового масла.

В исследовательской части заключения таможенного эксперта указано, что проба спорного товара по консистенции не соответствует ГОСТ 31647-2012 «Масло пальмовое рафинированное дезодорированное для пищевой промышленности. Технические условия» (далее ГОСТ 31647-2012).

С учетом того, что товар подвергался пластификации, суд пришел к выводу о том, что спорный товар правомерно определен таможенным экспертом как шортенинг.

2.2. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением к Ростовской таможне о признании незаконным и отмене решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 11.10.2018 по судебному делу № А53-11645/18 в удовлетворении требований отказано.

Декларантом товар (мотокультиватор (мотоблок) ряда моделей) классифицирован в подсубпозиции 8432291000 ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением о классификации товар классифицирован в подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Судом установлено, что исходя из наименования подсубпозиции, указанной при декларировании, классификационным критерием, позволяющим отнести товар к подсубпозиции 8432 29 100 0, является наличие у оборудования только одной единственной функции – рыхлить или культивировать.

Такие узкие функциональные возможности обуславливают, в свою очередь, возможность применения машины исключительно с целью подготовки или обработки почвы. Таким образом, в подсубпозицию 8432 29 100 0 ТН ВЭД включаются сельскохозяйственные, садовые или лесохозяйственные машины, имеющие единственное функциональное предназначение - рыхлить или культивировать почву. То есть, машины подлежат классификации в данной подсубпозиции, если их функциональное назначение ограничивается применением в качестве рыхлителя или культиватора.

Судом учтено, что Согласно тексту Пояснений к товарной позиции 8701 ТН ВЭД тракторы представляют собой небольшие сельскохозяйственные тракторы, имеющие одну ведущую ось с установленными на нее одним или двумя колесами; как и обычные тракторы, они предназначены для работы со взаимозаменяемыми навесными орудиями, которые имеют привод от вала отбора мощности общего назначения. Как правило, на них нет сиденья, а управление осуществляется с помощью двух рукояток. Однако в некоторых типах имеется одно - или двухколесная задняя тележка с сиденьем для водителя.

В подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД классифицируются тракторы, управляемые рядом идущим водителем.

Судом также учтено, что заводом-изготовителем в тексте исследуемой экспертом инструкции по эксплуатации мотоблоков не выделена функция культивирование почвы как единственная, так как он может выполнять работы по пахоте, обработке почвы, перевозке грузов и иные функции, усмотренные возможностями устройства. В связи с изложенным выше судом сделан вывод о том, что ввезенные по вышеуказанным декларациям на товары, идентифицированные как мотоблоки, отвечающие приведенным техническим характеристикам, относятся к малогабаритным тракторам и обоснованно классифицированы таможенным органом в субпозиции 8701 10 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.3. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением к Ростовской таможне о признании незаконным и отмене решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 17.10.2018 по судебному делу № А53-15495/18 в удовлетворении требований отказано.

Декларантом товар (станок для обработки дерева и его производных твердых материалов, способный выполнять различные операции по технической обработке без смены инструмента между этими операциями, с автоматическим перемещением обрабатываемого изделия между операциями) классифицирован в подсубпозиции 8465 10 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением о классификации товар классифицирован в подсубпозиции 8465 99 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Отказывая в удовлетворении требований, судом учтено, что согласно инструкции по эксплуатации проверяемого товара, последний представляет собой многофункциональный обрабатывающий центр с числовым программным управлением модель «UNILINE 3200» для выполнения широкого спектра операций сверления и фрезерования панелей, а также для производства оконных и дверных переплетов.

Таким образом, из описания комплектности обрабатывающего центра «UNILINE», а также описания функционального назначения его основных узлов, приведенного в Инструкции и в письме производителя следует, что проверяемый товар представляет собой многофункциональный обрабатывающий центр с ЧПУ, предназначенный для выполнения нескольких операций механической обработки.

Обрабатывающий центр «UNILINE» способен за одну установку заготовки изделия произвести все виды обработки (сверление, фрезерование, профилирование, распил и разделение) и получить фактически готовое изделие.

Судом также учтено, что рабочая голова А (фрезерная группа), которая, по сути, и выполняет операции без смены инструмента, является одной из 4-х рабочих голов. При этом механическая обработка изделия осуществляется с помощью автоматической смены рабочих головок (А, В, С, D), выполняющих различные операции.

В разделе 4.2 Инструкции по эксплуатации Обрабатывающего центра «UNILINE» указано, что последний обладает возможностью осуществлять следующие операции по механической обработке дерева:

- операции сверления (вертикальное, горизонтальное, наклонное);

- фрезерная обработка (выполнение любого типа профиля на контуре детали с помощью предназначенных для этого профильных фрез, выполнение соединений для элементов переплетов);

- обработка шпатика (пазонарезание, разделение);

- операции распила.

Судом сделан вывод о том, что основные свойства Обрабатывающего центра, его потребительская ценность и стоимость охватываются функциями, выполняемыми многофункциональными группами (рабочими головами B, C, D).

На момент регистрации таможенной декларации в ТН ВЭД ЕАЭС отсутствовала надлежащая товарная позиция, к которой «обрабатывающие центры» могли бы быть отнесены (Подсубпозиция 8465 20 000 0 «Обрабатывающие центры» была введена с 01.01.2017).

Судом указано, что классификация многокомпонентного товара не ставится в зависимость от выполняемых им функций, а производится по составляющим его компонентам, их объективной роли и значимости в функциональности устройства.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что по своему техническому описанию, текстам товарных субпозиций ввезенный товар по принципу действия и конструкции подлежит классификации кодом ТН ВЭД 8465 99 000 0.

2.4. Общества обратились в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением к Ростовской таможне, Южному таможенному управлению о признании незаконным и отмене решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Решениями Арбитражного суда Ростовской области от 18.09.2018 и от 21.12.2018 по судебным делам № А53-20530/2017, № А53-22003/17 соответственно в удовлетворении требований отказано.

Декларантом товар (очистной комбайн Джой 7LS20 несамоходный, специально разработан для подземных работ и предназначен для выемки горной массы длинными забоями из угольного пласта) классифицирован в подсубпозиции 8430390000 ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением о классификации товар классифицирован в подсубпозиции 8430500002 ТН ВЭД ЕАЭС.

По делу А53-20530/2017 были установлены следующие обстоятельства.

В ходе проверки экспертно-криминалистической службой - региональным

филиалом Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления г.Ростова-на-Дону (далее - ЭКС - регионального филиала ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону) для идентификации с целью подтверждения заявленного декларантом в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС кода товара № 16, задекларированного в ДТ № 1031313 0/291215/0022827, проведены первичная и дополнительная таможенные экспертизы на основании технической документации и технических чертежей, представленных обществом.

По результатам проведенных таможенных экспертиз (заключения таможенного эксперта от 21.03.2017 № 12406004/0007878 и от 17.04.2017 № 12406004/0014028) установлено следующее.

Очистной комбайн «JOY» 7LS20 предназначен для резанья и погрузки разрушенной горной массы в угольных очистных забоях на забойный скребковый конвейер, оснащен двумя, симметрично расположенными рабочими органами (шнеками) с горизонтальной осью вращения, с закрепленными на них режущими элементами, имеющими возможность регулировки по высоте подъема.

Ввезенный очистной комбайн предназначен для работы исключительно вкупе с забойным скребковым конвейером, способен осуществлять перемещение (подачу) по скребковому конвейеру за счет имеющихся в конструктивном исполнении комбайна двигателя и цевочного колеса. Редуктор механизма подачи оснащен выходным валом с установленным на нем приводном колесом, передающим крутящий момент на цевочное колесо, которое, в свою очередь, зацепляется с зубчатой рейкой забойного скребкового конвейера.

Таким образом, таможенным органом было установлено, что очистной комбайн «JOY» 7LS20 не является проходческим комбайном (проходческой машиной) для добычи угля.

Также таможенный орган сделал вывод, что очистной комбайн JOY GLOBAL 7LS20 является самоходным по отношению к скребковому конвейеру, вкупе с которым будет использоваться по прямому назначению, так как имеет возможность перемещения по скребковому конвейеру при помощи цевочного механизма, однако, не является самоходным оборудованием подземным, ввиду того, что не имеет возможности передвижения по подземным выработкам на пневмоколесном или гусеничном ходу.

Очистной комбайн JOY GLOBAL 7LS20 имеет эффективную ширину захвата симметрично расположенных шнеков 800 мм, и следовательно комбайн является узкозахватным.

Также таможенным органом было установлено, что ввиду конструктивных

различий и различий в предназначении очистных комбайнов и врубовых, а также

тоннелепроходческих машин, очистной комбайн JOY GLOBAL 7LS20 не является

врубовой машиной и не является тоннелепроходческой машиной.

Таким образом, суд установив, что поскольку правомерность решения о классификации являлась предметом спора по заявлению декларанта и таможенный представитель также был привлечен к участию в деле № А53-20530/2017, суд посчитал, что установленные по делу № А53-20530/2017 обстоятельства о законности решения о классификации товара с участием тех же сторон являются преюдициальными в рамках дела № А53-22003/17 и не подлежат доказыванию повторно.

2.5. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением к Южному таможенному управлению о признании незаконным и отмене решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 30.08.2018 по судебному делу № А53-13841/18, оставленному без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2018, в удовлетворении требований отказано.

Предварительным решением о классификации товар классифицирован в товарной позиции 7308909809 ТН ВЭД ЕАЭС (направляющие в комплекте со стыковыми (сталь) и соединительными болтами с гайкой, предназначенные для движения кабины лифта, расположенных по боковым сторонам кабины (противовеса), которые гарантируют прямолинейное движение без поперечного раскачивания и обеспечивают постоянство безопасных зазоров между подвижными и неподвижными частями оборудования в шахте).

Общество, полагая неправомерным предварительное решение таможенного органа указывало, что предполагаемый к ввозу товар должен быть классифицирован по коду 8431 31 0000 ТН ВЭД ЕАЭС.

В соответствии с пунктом 175.3 распоряжения ФТС России от 15.08.2014

№ 233-р года «О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров» листы, полосы, стержни, фасонные и специальные профили, трубы считаются предназначенными для металлоконструкций и классифицируются в соответствующих товарных позициях (например, 7308 или 7610 ТН ВЭД ТС) лишь при условии, что в их отношении выполнены определенные технологические операции (сверление, фрезеровка, гибка, формовка, надрезка, сварка и т.п.), позволяющие непосредственно использовать упомянутые изделия в качестве элементов металлоконструкций. В противном случае данные товары классифицируются в соответствии с материалом, из которого они изготовлены (например, уголки, фасонные и специальные профили из углеродистой стали классифицируются в товарной позиции 7216 ТН ВЭД ТС).

Судом установлено, что спорный товар соответствует вышеуказанным особенностям: подвергнут определенным технологическим операциям; представляет собой направляющие в виде стального Т-образного профиля; устанавливается в шахту лифта, с отверстиями на обоих концах для стыковых планок, в комплекте со стыковыми планками и соединительными болтами с гайкой и образуют металлоконструкцию в шахте лифта.

Таким образом, направляющие в комплекте со стыковыми планками и соединительными болтами с гайкой соответствуют тексту товарной позиции 7308 ТН ВЭД ЕАЭС.

В п.111 Распоряжения ФТС от 15.08.2014 № 233 «О классификации по ТНВЭД ТС отдельных товаров» указано, что другие части, предназначенные для использования исключительно или главным образом с одним типом машин или с рядом машин той же товарной позиции (включая машины товарной позиции 8479 или 8543), должны классифицироваться вместе с этими машинами или в товарной позиции 8409, 8431, 8448, 8466, 8473, 8503, 8522. 8529 или 8538 соответственно.

Судом установлено, что рассматриваемый товар не представляет собой устройство для улавливания и плавной остановки лифтов.

Кроме того, из представленных документов следует, что предполагаемый

заявителем для ввоза товар не является товаром исключительно или главным образом используемый с одним типом машин или с рядом машин той же товарной позиции, поскольку к ввозу предполагается товар, не имеющий отношения к конкретному лифтовому оборудованию, производства Китай. Никаких доказательств, что указанные направляющие обладают признаками исключительности, обладают какими либо техническими характеристиками для установки их для определенного лифтового оборудования суду не представлено.

Таким образом, суд посчитал, что спорный товар соответствует тексту субпозиции 7308 90 ТН ВЭД ЕАЭС, которая содержит подсубпозицию 7308 90 980 9 ТН ВЭД ЕАЭС «прочие».

Суд отметил, что таможенным органом представлены предварительные решения ФТС России (размещены на официальном сайте ФТС России) №№ 06-12/33233, 06-43/21095 о классификации товаров «лифтовые направляющие в комплекте со стыковыми планками» и «направляющие кабины и противовеса лифта» в подсубпозиции 7308 90 990 0 ТН ВЭД и 7308 30 000 0 ТН ВЭД.

Также таможенным органом представлены сведения о классификации аналогичного товара участника внешнеэкономической деятельности, согласно которых ввоз товара на таможенную территорию РФ осуществляется именно по коду 7308.

Таким образом, суд посчитал, что доводы заявителя основаны на неверной классификации предполагаемого к ввозу товара. Ссылки заявителя на Распоряжение ФТС от 15.08.2014 года № 233-р «О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров» не могут быть приняты судом, поскольку имеют отношение к иным направляющим, связанным с открыванием и передвижением автоматической раздвижной двери.

Ссылки заявителя на применение иного кода при вывозе товара из Турции также подлежит отклонению, поскольку согласно пункту 6 статьи 21 ТК ЕАЭС решения и разъяснения о классификации отдельных видов товаров являются обязательными при классификации товаров на территории государства-члена, таможенным органом которого они приняты.

На основании вышеизложенного, в соответствии с описанием товара, приведенным в заявлении на предварительное решение, приложенных к нему документов, в соответствии с ОПИ ТН ВЭД 1 и 6, Южным таможенным управлением был верно определен код товаров 7308 90 980 9 ТН ВЭД ЕАЭС.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

3.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным постановления Новороссийской таможни по делу об административном правонарушении (далее – АП) по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 01.11.2018 по судебному делу № А32-37935/2018, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2018, в удовлетворении требований отказано.

Таможенным органом установлено, что обществом в установленный контрактом срок не было обеспечено поступление товара, не обеспечен возврат в Российскую Федерацию денежных средств, уплаченных нерезиденту за не ввезенные в Российскую Федерацию (не полученные в Российской Федерации) товары по внешнеэкономическому контракту.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд признал доказанным наличие в действиях общества объективной стороны правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

Обществом не представлено доказательств принятия всех возможных и необходимых мер по недопущению совершения правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

В частности, обществом на стадии заключения контракта не были внесены в контракт способы обеспечения исполнения обязательств, не применены формы обязательств по контракту, не предусмотрены меры и санкции в случае не поставки товара на сумму отправленных в адрес иностранного партнера денежных средств, не приняты меры, направленные на внесение в контракт названных оговорок; в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о принятии обществом мер по взысканию с нерезидента сумм оплаты в судебном порядке.

Каких-либо документов, подтверждающих принятие всех возможных мер по возврату уплаченных поставщику денежных средств заявитель не представил.

С учетом конкретных обстоятельств по рассматриваемому делу суд пришел к выводу о доказанности события административного правонарушения и вины общества в совершении вмененного правонарушения и наличия оснований для его привлечения к административной ответственности по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

Судом апелляционной инстанции также не установлено оснований для признания совершенного правонарушения малозначительным.

Судом также не установлено оснований для снижения установленного административным органом размера штрафа, назначенного с учетом положений ст.ст. 4.1, 4.2, 4.3 КоАП РФ, а также отклонены доводы общества о возможности замены назначенного наказания на предупреждение.

Аналогичные обстоятельства явились основанием вынесения судом решений в пользу таможенного органа по судебным делам № А32-37931/2018, № А32-37938/2018, № А32-37943/2018, № А32-37936/2018, № А32-37941/2018, № А32-37939/2018, № А32-38121/2018, № А32-37933/2018, № А32-37937/2018.

3.2. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным постановления Новороссийской таможни по делу об АП по ст. 16.17 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 06.11.2018 по судебному делу № А32-17414/2018 в удовлетворении требований отказано.

Согласно результатам проведенного таможенного контроля в форме таможенного досмотра установлено, что на ящиках с товаром № 1 «Салат-латук кочанный «Айсберг» и товаром № 2 «плоды граната свежие» маркировка на русском языке отсутствует.

Тогда как указанные товары являются пищевой продукцией, на которую распространяется действие Технического регламента Таможенного союза № ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевых продуктов» и Технического регламента Таможенного союза № ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки».

Судом сделан вывод, что отсутствие на индивидуальной упаковке части товаров № 1 и №2, информации о наименовании, количестве, дате изготовления, сроке годности, наименовании и месте нахождения изготовителя не соответствует требованиям пункта 4.1 части 4 Технического регламента Таможенного союза № ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки».

Кроме того, часть товаров №№ 1, 2 к представленным декларациям о соответствии продукции не относятся, поскольку их маркировка не соответствует требованиям Технического регламента Таможенного союза.

Также судом установлено, что вес брутто товара «салат-латук кочанный «Айсберг» превышает заявленный в инвойсе.

Учитывая изложенное, судом сделан вывод о том, что документ, представленный обществом и содержащий сведения о весе брутто товара, является недействительным. В качестве документа, подтверждающего соблюдение запретов и ограничений, обществом также был представлен недействительный документ.

3.3. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным постановления Краснодарской таможни по делу об АП по ч. 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 18.05.2018 по судебному делу № А32-11881/2018, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2018, а также решениями Арбитражного суда Краснодарского края от 01.11.2018 по делам № А32-11882/2018 и № А32-11883/2018 в удовлетворении требований отказано.

Краснодарской таможней было установлено, что обществом при подаче деклараций на товары были представлены декларации о соответствии не относящиеся к оформляемым товарам - мебель для спальных, жилых и столовых комнат, которые не подтверждают соответствие указанных товаров требованиям технического регламента Таможенного союза «О безопасности мебельной продукции» (ТР ТС 025/2012).

Общество было признано виновным в совершении административных правонарушений, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

Согласно пункта 1 статьи 4 ТР ТС 025/2012 мебельная продукция выпускается в обращение на единой таможенной территории Таможенного союза при условии, что она прошла необходимые процедуры оценки (подтверждения) ее соответствия требованиям настоящего технического регламента, а также другим техническим регламентам Таможенного союза, действие которых на нее распространяется.

При проведении подтверждения соответствия мебельной продукции заявитель формирует комплект доказательственных документов, подтверждающих соответствие требованиям безопасности настоящего технического регламента, который включает протоколы испытаний типового образца мебельной продукции, проведенных изготовителем, продавцом, лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя и (или) аккредитованными испытательными лабораториями (центрами), включенными в Единый реестр органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) Таможенного союза (пункт 6 статьи 6 ТР ТС 025/2012).

Судом сделан вывод о том, что согласно протоколам испытаний, на основании которых были приняты декларации о соответствии, испытания на соответствие требованиям ТР ТС 025/2012 в отношении товаров, оформленных ООО «Дилар» по ДТ, не проводились. Декларации о соответствии не относятся к товарам, оформленным обществом, и не подтверждают их соответствие требованиям ТР ТС 025/2012.

Таким образом общество при подаче декларации на товары представило недействительные декларации о соответствии не относящиеся к оформляемым товарам, не подтверждающие их соответствие требованиям ТР ТС 025/2012.

3.4. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным постановления Краснодарской таможни по делу об АП по ч. 1 статьи 16.9 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 10.07.2018 по судебному делу № А32-15484/2018, оставленным без изменения постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2018, Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.11.2018, в удовлетворении требований отказано.

Краснодарской таможней было установлено, что организация, являясь оператором почтовой связи, в нарушение пункта 3 статьи 312 ТК ТС, осуществило выдачу МПО получателю без разрешения таможенного органа.

Отказывая в удовлетворении требований, суд указал, что существенную угрозу правоохраняемым интересам, при совершении рассматриваемого правонарушения, представляет ненадлежащая организация обществом публично значимой деятельности в области таможенного дела – совершение операций в отношении перемещаемых через таможенную границу товаров, пересылаемых в МПО, отсутствие должного контроля со стороны руководства предприятия за действиями ответственных лиц.

Целью статьи 16.9 КоАП РФ является недопущение несанкционированного включения во внутренний оборот товаров, находящихся под таможенным контролем.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14.05.1999 № 8-П указывается, что осуществление прав пользования и распоряжения перемещаемым имуществом без выполнения всех необходимых обязанностей фактически означало бы их выпуск в свободное обращение без таможенного оформления и контроля, что сделало бы невозможным само таможенное регулирование и достижение его конституционно защищаемых ценностей и целей.

Необходимость надлежащего выполнения предприятием обязанности, установленной таможенным законодательством, по выдаче МПО только с разрешения таможенного органа, обусловлена важностью рассматриваемых правоотношений.

3.5. Общество обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением об изменении постановления Астраханской таможни по делу об АП по ч. 1 ст. 19.7.13 КоАП РФ, в части размера административного наказания, заменив наказание в виде штрафа на предупреждение.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 17.10.2018 судом первой инстанции по судебному делу № А12-28641/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Астраханской таможней при осуществлении контроля за своевременностью предоставления статистических форм учета перемещения товаров выявлен факт несвоевременного предоставления обществом в таможню статистической формы.

Исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о доказанности события вменяемого правонарушения.

Суд указал, что наличие у общества статуса субъекта малого предпринимательства, исходя из положений ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ, не является безусловным основанием для применения наказания в виде предупреждения.

Аналогичные обстоятельства имели место при рассмотрении судебных дел № А12-28642/2018, № А12-28644/2018, № А12-28645/2018, № А12-28646/2018, № А12-28647/2018, № А12-28648/2018, № А12-28649/2018, № А12-28650/2018, № А12-29755/2018, № А12-29643/2018, № 12-324/2018, № 12-747/2018.

При этом по судебным делам № А06-4303/2018, № А06-4304/2018, № 8580/2018, № А06-3791/2018, № А06-8581/2018, № А06-8582/2018, № А06-8583/2018, № А06-8584/2018, № А06-8585/2018, № А12-28149/2018, № А06-8375/2018, № А06-8494/2018, № А12-31664/2018, № А12-34308/2018, № А06-5778/2018, № А06-6072/2018, № А06-6073/2018, № А06-6074/2018, № А06-6076/2018, № А06-6077/2018, № А06-6078/2018, № А06-6079/2018, № А06-6081/2018, № А06-6082/2018, № 12-295/2018, № 12-296/2018, № 12-297/2018, № 12-298/2018, № 12-308/2018 суды первой инстанции пришли к выводу о том, что поскольку заявители самостоятельно обнаружили и подали статистическую форму в таможню, впервые совершили правонарушение, отсутствуют обстоятельства, предусмотренные частью 2 статьи 3.4 КоАП РФ, а именно, причинение вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, то возможно применить часть 1 статьи 4.1.1 КоАП РФ, заменив административный штраф на предупреждение.

3.6. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о признании незаконным постановления Астраханской таможни по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, применив положения ст. 2.9 КоАП РФ.

Решением суда Арбитражного суда Астраханской области от 06.11.2018 по делу № А06-8964/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суд пришел к выводу о наличии в действиях ОАО «ВКЗ» состава административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Общество при таможенном декларировании товара были заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товара, в связи с не включением в ее структуру расходов по транспортировке товара до места прибытия на таможенную территорию ЕАЭС, подлежащих включению в таможенную стоимость товара.

В решении суд указал, что стоимость перевозки товаров по территории Евразийского экономического союза от фактического места пересечения государственной (таможенной) границы (ст. Соловей) в согласованном месте поставки до места прибытия товаров на таможенную территорию ЕАЭС (ст. Валуйки) подлежит включению в таможенную стоимость ввозимых товаров.

Согласованным местом поставки товаров является станция украинской железной дороги Тополи, до которой, в таможенную стоимость товаров обществом включены транспортные расходы. При этом данный пункт назначения не являлся местом прибытия проверяемых товаров на таможенную территорию Таможенного союза, а являлся пограничным пунктом пропуска на территории сопредельного государства - Украины.

Судом установлено, что пункт пропуска Валуйки является местом прибытия на таможенную территорию Таможенного союза, то есть расходы на перевозку (транспортировку) товаров до данного пункта пропуска должны быть включены в таможенную стоимость ввозимых товаров.

Суд пришел к выводу о заявлении обществом недостоверных сведений о таможенной стоимости декларируемого товара, что привело к освобождению от уплаты таможенных платежей, тем самым обществом было совершено административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Аналогичные обстоятельства имели место при рассмотрении судебных дел № А06-8968/2018, № А06-8970/2018, № А06-8971/2018, № А06-8972/2018, № А06-8974/2018, № А06-8975/2018, № А06-8976/2018, № А06-8977/2018, № А06-9316/2018, № А06-9612/2018, № А06-9618/2018, № А06-9619/2018, № А06-9620/2018, № А06-9628/2018, № А06-9630/2018, № А06-9616/2018, № А06-9613/2018, № А06-9617/2018, № А06-9623/2018, № А06-9629/2018, № А06-9631/2018, № А06-9632/2018, № А06-9633/2018, № А06-8773/2018, № А06-9622/2018, № А06-8963/2018, № А06-8965/2018, № А06-8966/2018, № А06-8967/2018, № А06-8969/2018, № А06-8973/2018, № А06-8978/2018, № А06-9614/2018, № А06-9615/2018, № А06-9621/2018, № А06-9624/2018, № А06-9626/2018, № А06-9627/2018, № А06-9634/2018, № А06-9635/2018, № А12-36659/2018, а также № А53-32651/2018, № А53-32652/2018, № А53-34835/2018. По указанным судебным делам судами первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано.

3.7. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о признании незаконным постановления Астраханской таможни по делу об АП по ст. 16.3 КоАП РФ

Решением Арбитражного суда от 05.10.2018 по судебному делу № А06-7236/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заявленный обществом в декларации товар «томатная паста» является объектом регулирования TP ТС 21/2011 «О безопасности пищевой продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 880, TP ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 881, и TP ТС 029/2012 «Требования безопасности пищевых добавок, ароматизаторов и технологических вспомогательных средств», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 20.07.2012 № 58.

В подтверждение соответствия декларируемого товара требованиям TP ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции» и ТP ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки», обществом была представлена декларация о соответствии, которая не является документом, подтверждающим его соответствие требованиям вышеуказанных ТР ТС.

Судом сделан вывод о нарушении обществом положений статей 7, 106 ТК ЕАЭС при ввозе части товара на таможенную территорию Евразийского экономического союза и о правомерности привлечения к административной ответственности по ст. 16.3 КоАП РФ.

3.8. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о признании незаконным постановления Астраханской таможни по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 02.11.2018 по делу № А06-8307/2018, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

По результатам проведенного таможенного контроля было установлено, что декларируемый товар представляет собой трубы и фитинги, идентифицировать которые в качестве трубо - (паро)провода, являющегося в свою очередь частью оборудования, было невозможно, так как в его описании не были перечислены составленные части и способ их соединения, а представленные в рамках таможенного контроля документы не содержали схем, чертежей и иных графических документов, позволяющих рассмотреть продекларированный товар в качестве единого модуля. Также в первоначальном описании отсутствовали наименования компонентов трубопровода (труба и фитинги).

Заявление обществом при таможенном декларировании товара недостоверных сведений о классификационном коде данного товара по ТН ВЭД ЕАЭС, сопряженных с заявлением в указанной ДТ недостоверных сведений о его характеристиках, а именно в отсутствии полноценного описания (вид, размеры, способ соединения) входящих в состав трубопровода труб и фитингов, послужило основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных пошлин, что является нарушением статей 181, 188 ТК ТС.

Суд пришел к выводу о наличии в действиях заявителя состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

3.9. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о признании незаконным постановления Астраханской таможни по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 16.08.2018 по делу № А06-4892/2018, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможенным органом установлено, что обществом была предоставлена декларация о соответствии, действие которой не распространялось на декларируемый товар, поскольку не соответствовала сведениям о его производителе аналогичным сведениям на маркировке, не имеющим юридической силы, поскольку принята на основании протокола испытания, не выдававшегося в установленном порядке уполномоченными лицами. Представленные документы не позволяют идентифицировать рассматриваемый товар с тем, на который выдана декларация о соответствии.

Суд пришел к выводу, что общество, имея реальную возможность для соблюдения правил и норм, определяющих установленный порядок таможенного декларирования товаров, в том числе по представлению действительных документов, подтверждающих соблюдение установленных ограничений, не проявило в должной степени заботливости и осмотрительности и не предприняло всех мер по исполнению обязанностей, возложенных на него положениями права ЕАЭС и законодательством о таможенном регулировании в Российской Федерации. Следовательно, выявленные нарушения свидетельствуют о наличии в действиях общества состава вменённого правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

3.10. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением о признании незаконным постановления Астраханской таможни по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.05.2018 по делу № А56-8893/2018, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2018, требования заявителя удовлетворены. Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.12.2018 судебные акты первой и апелляционной инстанций отменены, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В ходе таможенного контроля было установлено, что представленные отправителем товара в адрес общества паспорта на химическую продукцию заверены печатью не производителя, сведения о производителе товара таможенным представителем при таможенном декларировании партии уточнены не были. Также при проведении таможенных досмотров товара таможенным органом выявлено несоответствие маркировки, имеющейся на грузовых местах.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии в действиях общества события административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ. Вместе с тем суды посчитали, что в деле отсутствуют и суду не представлены доказательства вины Общества в выявленном административном правонарушении, поскольку общество не являлось ни отправителем, ни перевозчиком товара. Отгрузка спорного товара осуществлялась представителями декларанта после выпуска товара в отсутствие представителей общества.

Арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к выводу о неправильном применении судом первой и апелляционной инстанций ст. 2.1 КоАП РФ, указав на необходимость применения положений п. 3 ст. 12 и ст. 188 ТК ТС.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что общество, являясь профессиональным участником таможенных правоотношений, не предприняло необходимых мер по исполнению своих обязанностей, в том числе не проверило достоверность документальных сведений о товаре, а также их соответствие фактическим данным о товаре. Не воспользовавшись правом на проверку представленных ему сведений, общество тем самым приняло на себя риск заявления при декларировании недостоверных сведений о товаре либо недекларировании товара.

Использование обществом при декларировании сведений о товарах, указанных в товаросопроводительных документах, без их дополнительной должной проверки свидетельствует о непринятии им надлежащих мер к обеспечению достоверного (полного и точного) декларирования товара.

Более того, при наличии в силу закона обязанности указать достоверные сведения о товаре, соответствующие фактическому положению, отсутствие со стороны таможенного представителя должного взаимодействия с отправителем

товара, в том числе при его отгрузке также свидетельствует о виновном (неосмотрительном) поведении заявителя.

9. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Таганрогской таможни по делу об АП по ч. 1 ст.16.2 КоАП РФ

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 05.12.2018 по делу № А53-23268/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судом установлено, что общество располагало всеми необходимыми документами, содержащими точные сведения товарах, подлежащих таможенному декларированию. Однако, в результате невнимательности специалиста по таможенным операциям общества при оформлении декларации на товары была совершена техническая ошибка и в декларацию на товары были внесены ошибочные сведения в отношении товара, яблоки. Перед подачей декларации на товары специалистом по таможенным операциям общества не были проверены данные и не были внесены изменения в отношении товара, яблоки.

Суд указал, что общество, являясь профессиональным участником ВЭД в области таможенного декларирования товаров, формально отнеслось к исполнению своих публично-правовых обязанностей. Обществом не была соблюдена степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы избежать нарушения требований таможенного законодательства ЕАЭС.