Сегодня 20 октября 2018 года
Для слабовидящих

Главное меню

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров.

1.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края (далее – АС КК) с заявлением о признании незаконными и отмене решения Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров (дело № А32-26130/2016). Решением АС КК от 21.08.2017 заявленные требования предпринимателя были удовлетворены. Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда (далее – 15ААС) от 16.01.2018 решение суда АС КК было отменено, в удовлетворении заявленных требований Обществу отказано. Суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

По результатам контроля заявленной таможенной стоимости таможенным органом были выявлены признаки, указывающие на то, что заявленные обществом при декларировании товаров сведения могут являться недостоверными либо должным образом не подтверждены.

В ходе сопоставительного анализа таможня установила соотношение оформленных обществом ДТ и экспортной декларации Турецкой Республики. Поставки были идентифицированы по следующим параметрам: страна отправления (Турция), страна назначения (Российская Федерация), количество мест, вид упаковки, наименование и ассортимент товара, наименование и адрес изготовителя и отправителя товара, вид транспорта (морской), период поставки.

Суд первой инстанции необоснованно отклонил представленные таможней документы и экспортную декларацию.

В силу подпункта «b» абзаца 3 статьи 1 Гаагской Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов от 05.10.1961, она не распространяется на документы, совершенные дипломатическими и консульскими агентами, а также на административные документы, имеющие отношение к коммерческой или таможенной операции.

Выполнение легализации не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренность между двумя или несколькими договаривающимися государствами, отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.

Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах от 16.09.1997 предусмотрен обмен информацией между таможенными службами государств, который не предусматривает заверение копий либо дополнительной легализации документов, представляемых по запросу в рамках указанного Соглашения.

Документ, полученный в иностранном государстве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность.

В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, о том, что экспортная декларация поставщика, предоставленная таможенной службой Турции, является допустимым доказательством.

Информация о таможенной стоимости, указанная в экспортной декларации, принята судом как доказательство, подтверждающее доводы таможни о предоставлении недостоверной информации при декларировании товара.

C учетом информации, указанной в экспортной декларации, таможенный орган пришел к обоснованным выводам о том, что Общество в ДТ заявлены недостоверные сведения о стоимости товара, так как в нее не включены услуги по его транспортировке.

1.2. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными решений Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров (дело № А32-3100/2017). Решением АС КК от 10.11.2017, оставленным без изменения постановлениями 15ААС от 29.01.2018 и АС СКО от 03.04.2018, в удовлетворении заявленных требований общества было отказано.

Принимая вышеуказанные судебные акты, суды руководствовались тем, что представленные в таможенный орган сведения о цене закупки лома черных металлов, указанные Обществом в калькуляции, не соответствуют установленным закупочным ценам.

Сведения о таможенной стоимости вывозимых товаров, указанные Обществом при таможенном декларировании, являются недостоверными, а оспариваемые решения таможни являются законными.

1.3. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными решений Новороссийской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров «панели для напольного покрытия (ламинат), изготовленные из древесно-волокнистых плит» (дело № А32-3667/2017). Решением АС КК от 07.11.2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 19.01.2018, в удовлетворении требований отказано.

Таможней приняты решения о проведении дополнительной проверки по трем ДТ, по результатам которой декларантом в адрес таможенного органа запрашиваемые дополнительные документы и сведения представлены не в полном объеме, в связи с чем таможней по результатам проверки приняты решения о корректировке таможенной стоимости товаров.

Из позиции АС СКО, изложенной в постановлениях по судебным делам №№ А15-3964/2015, А15-3464/2015, А15-3943/2015, следует, что действия покупателя, допускающего отсутствие со стороны продавца/поставщика информации о цене на товары и иной необходимой информации в надлежащем фиксированном виде (в том числе в виде прайс-листа поставщика) до подписания контракта и/или до предстоящей поставки, заведомо влекут неоправданный повышенный риск наступления названных негативных коммерческих последствий для покупателя и такие действия не могут признаваться в международной торговле разумными и надлежащими, а в целях дальнейшего таможенного оформления товара на территории России - не могут признаваться действиями, совершенными покупателем с должной степенью заботливости и осмотрительности. Ожидаемым поведением покупателя являются такие действия, которые позволяют предварительно до поставки (до заключения внешнеэкономического договора) получить от продавца весь объем сведений и документов, необходимых как самому покупателю, так и при таможенном оформлении товаров при ввозе в Россию, учитывая особенности ценового уровня этих товаров (низкого уровня заявляемой таможенной стоимости), влекущего с вероятностью сомнения таможни в достоверности и дополнительную проверку.

Обществом в таможенный орган представлена ведомость банковского контроля, согласно которой покупателем осуществлено платежей в адрес иностранного контрагента на сумму 113000 долл. США, а товаров поставлено - на 26948,16 долл. США.

Представленная ведомость банковского контроля не содержит сведений о дате составления. Согласно разделу II «Сведения о платежах», оплата произведена суммами, которые не идентифицируются с суммой спецификации и инвойса. В разделе III «Сведения о подтверждающих документах» информация о ДТ отсутствует. Таможенным органом также самостоятельно была получена ведомость банковского контроля, в которой сведения о ДТ и платежах, соответствующих заявленной стоимости декларируемого товара, также отсутствуют.

Ведомость банковского контроля на актуальную дату, содержащая сведения о платежах по ДТ заявителем, вопреки требованиям определений суда, в материалы дела не представлена.

Таким образом, соблюдение обязательств по оплате товаров, задекларированных обществом в спорных ДТ, декларантом документально не подтверждено.

По условиям поставки «FOВ» в заявленную таможенную стоимость товара должны быть включены транспортные расходы покупателя товара от согласованного пункта отгрузки до границы территории таможенного союза.

В ходе дополнительной проверки обществом не представлены документы, подтверждающие согласование тарифов, ставок за организацию и выполнение услуг по перевозке; также отсутствовала заявка на перевозку товара морским транспортным средством.

Коносамент содержит информацию об ином судне, чем то, которое было указано в гр. 21 ДТ, в связи с чем можно сделать вывод о том, что товар перегружался с одного транспортного средства на другое. Сведения о величине расходов по перегрузке товаров с одного судна на другое, а также сведения о лице, осуществлявшем платежи за указанные расходы, не предоставлены. Таким образом, сведения о транспортной составляющей в структуре таможенной стоимости товаров документально не подтверждены

Корректировка таможенной стоимости товаров производилась на основании резервного метода на базе третьего, на основе ценовой информации, полученной с помощью ИАС «Мониторинг-Анализ».

Товар, выбранный в качестве источника для корректировки, является однородным оцениваемому в понятии ст. 3 Соглашения, а именно, товар имеет сходные характеристики и состоит из схожих компонентов, произведен из таких же материалов, что позволяет ему выполнять те же функции, что и ввозимый товар, и быть с ним коммерчески взаимозаменяемым.

Аналогичные обстоятельства были установлены по судебным делам №№ А32-10983/2017, А32-10984/2017, А32-16906/2017, А32-25663/2017.

1.4. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области (далее - АС РО) с заявлением о признании незаконным решения Ростовской таможни о корректировке таможенной стоимости товара «томатная паста для промышленной переработки» (дело № А53-4999/2017). Решением АС РО от 08.11.2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 13.02.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

При таможенном контроле таможенным органом выявлено, что в представленной декларантом при декларировании товара экспортной декларации указаны условия поставки FOB, при этом указана цена товара за 1 кг и общая стоимость товара, соответствующие заявленным в спорной ДТ на условиях DAP.

Данные обстоятельства свидетельствуют о несоблюдении декларантом структуры таможенной стоимости и невключении в таможенную стоимость товара, задекларированного по рассматриваемой ДТ, расходов по доставке товара до таможенной границы ЕАЭС – станции Достык. Данный довод таможни был принят АС РО при вынесении указанного решения.

При этом судом было учтено, что согласно абз. 2 п. 23 Таможенных правил КНР по заполнению экспортно-импортной грузовой таможенной декларации, утвержденных манифестом ГТУ КНР № 52 2008 года и направленных письмом Представителя ФТС России в КНР № 2394 от 23.06.2014 «О порядке заполнения китайской таможенной декларации» (письмо ФТС России от 26.06.2014
№ 16-45/29564 «О направлении информации» при отсутствии фактического ввоза/вывоза..., в экспортной декларации заполняют FOB, соответственно, указанное в экспортной декларации условие FOB свидетельствует о том, что транспортные расходы по перевозке товара от места производства до места назначения не были включены в стоимость товара.

Также в силу п. 24 Таможенных правил фрахт - это стоимость транспортных расходов по доставке экспортного груза до места выезда на территории Китая после, включая разгрузку. Эта графа не заполняется, если стоимость экспортного товара не включает выше описанные транспортные расходы.

В представленной обществом китайской экспортной декларации графа «Фрахт» не заполнена.

Учитывая, что в представленной обществом экспортной декларации указаны условия поставки FOB, графа «оплата за перевозку» не заполнена, судом сделан вывод о том, что обществом в стоимость товара не включены транспортные расходы по перевозке товара от места производства до места назначенная.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области (далее – АС АО) области с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС, об обязании возвратить таможенные платежи, излишне уплаченные (взысканные) с Общества в связи с принятием таможенным органом оспариваемого решения и о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя (дело № А06-7143/2017). Решением АС АО от 25.01.2018, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 04.04.2018, в удовлетворении заявленных Обществом требований отказано.

По результатам проведенного документального контроля таможней было принято решение о классификации товара с кода ТН ВЭД ЕАЭС 3924 90 000 9 (заявленного декларантом) на код ТН ВЭД ЕАЭС 6307 10 900 0.

В качестве описания товара к графе 31 ДТ указано, что товар № 1 («многофункциональная салфетка губка для уборки дома и автотранспорта, из искусственной замши, представляет собой окрашенное армированное поливинилацетатное полотно, разрезанное на куски прямоугольной формы, с необработанными краями, пропитанное водой) изготовлен методом заливки продольно и поперечно расположенных нитей горячим поливинилацетатным спиртом до застывания в нетканое нетрикотажное полотно. Однако из представленных в дело документов в отношении данного товара не следует, что данный товар принял заданную форму под влиянием внешнего воздействия. Указанное обстоятельство в силу Примечания к группе 39 ТН ВЭД ЕАЭС не позволяет отнести товар в соответствии с термином «пластмассы» для целей ТН ВЭД ЕАЭС.

Суд, исследовав материалы дела, пришел к выводу о том, что спорный товар не относится к группе 39, поскольку более конкретно описан в товарной подсубпозиции 6307 10 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС. Следовательно, рассматриваемый товар, исходя из описания, соответствует классификационным признакам подсубпозиции 6307 10 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.2. Общество обратилось в АС АО области с заявлением к Астраханской таможне о признании недействительным решения о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС (дело № А06-2836/2017). Решением АС АО от 05.02.2018, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 10.04.2018, в удовлетворении заявленных Обществом требований отказано.

Обществом в целях помещения под таможенную процедуру экспорта в ДТ были заявлены сведения о товаре № 1 «биодизель, содержащий 65 мас.% нефти или нефтепродуктов, полученных из битуминозных пород». Заявленный классификационный код товара 3826 00 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС (прочие химические продукты: биодизель и его смеси, не содержащие или содержащие менее 70 мас.% нефти или нефтепродуктов, полученных из битуминозных пород: прочие).

При убытии товара с территории ЕАЭС должностным лицом Таганрогской таможни в отношении товара № 1 назначено проведение таможенной экспертизы. В своем заключении эксперт пришел к выводу о том, что представленная на исследование проба является смесью углеводорода нефтяной фракции и оксигенатов с содержанием углеводородного (нефтяного) компонента 86 мас %, идентифицирована как тяжелый дистиллят газойль с содержанием серы менее 0,003 % - дизельное межсезонное топливо, не является биодизелем в терминах ТН ВЭД ЕАЭС и ГОСТ, не соответствует сведениям графы 31 ДТ для товара № 1.

По результатам контроля правильности классификации товара таможней в порядке ведомственного контроля принято решение об отмене решения таможенного поста о подтверждении классификационного кода товара № 1, а также принято решение по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС, которым код вышепоименованного товара по ТН ВЭД ЕАЭС определен как 2710 19 424 0 (нефть и нефтепродукты, полученные из битуминозных пород, кроме сырых; продукты, в другом месте не поименованные или не включенные, содержащие 70 мас.% или более нефти или нефтепродуктов, полученных из битуминозных пород, причем эти нефтепродукты являются основными составляющими продуктов; отработанные нефтепродукты: нефть и нефтепродукты (кроме сырых), полученных из битуминозных пород, и продукты, в другом месте не поименованные или не включенные, содержащие 70 мас.% или более нефти или нефтепродуктов, полученных из битуминозных пород, причем эти нефтепродукты являются основными составляющими продуктов, за исключением содержащих биодизель и отработанных нефтепродуктов: прочие: тяжелые дистилляты: газойли: для прочих целей: с содержанием серы не более 0,05 мас.%: дизельное топливо: межсезонное).

Суд, исследовав материалы дела, заслушав специалистов, пришел к выводу о том, что законность и обоснованность обжалуемого по делу решения таможенного органа о классификации товара по ТНВЭД ЕАЭС подтверждена, в том числе указанным заключением таможенной экспертизы. Оснований считать заключение таможенной экспертизы недопустимым доказательством по делу судом не установлено.

2.3. Общество обратилось в АС РО с заявлением к Ростовской таможне о признании незаконным решения по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС (дело № А53-24868/2017). Решением АС РО от 24.01.2018 в удовлетворении требований заявителя отказано по следующим основаниям.

При декларировании товара - оборудование «Машина для производства и упаковки карт» в разобранном виде Общество в ДТ указало классификационный код товара 8441 10 200 0 («машины продольно-резательные и поперечно-резательные, прочие»).

Решением от 04.08.2017 № РКТ-10313010-17/000036 о классификации товара классификационный код товара, был изменен таможенным органом на 8441 10 700 0 (машины резательные, прочие).

При указании кода товара в ДТ общество исходило из того, что основной функцией товара является продольная и поперечная нарезка. Функциональные возможности данного оборудования не ограничиваются производством игральных карт.

Таможенный орган при принятии решения о классификации исходил из того, что ввезенное оборудование помимо функций продольной и поперечной резки, выполняет еще функции по скруглению углов, упаковке колоды. При этом функция по скруглению углов представляет собой не дополнительную опцию, а является такой же важной операцией, как продольная и поперечная резка листов, поскольку обрезанный до стандартных размеров карты лист приобретает свойства игральной карты при наличии соответствующего изображения и скругленных узлов.

Судом учтено, что согласно контракту Общество приобрело у иностранной фирмы машину для резки и упаковки игральных карт. Об этом свидетельствует буквальное толкование контракта, дополнительного соглашения к нему, а также письмо производителя, в котором фирмой сообщается, что машина для резки и упаковки игральных карт марки Rollem SILPSTREAM была сконструирована и собрана по индивидуальному заказу, чтобы обеспечить полный цикл изготовления необходимой продукции, включающий процесс разрезания заготовок, обрезку, сортировку и упаковку готовой продукции. В письме приводится описание процесса работы оборудования, из которого четко следует, что целью технологического процесса является изготовление игральной карты.

Потребительскими свойствами карты, определяющими изделие в качестве такового, являются стандартные размеры (57х88), наличие симметричного относительно верха-низа рисунка, скругление углов, наличие маленьких рисунков-индексов в уголках карты. В этой связи оборудование для резки и упаковки игральных карт должно обеспечивать как послепечатную нарезку карт, так подрубку углов, и последующую упаковку карт в колоды.

В качестве доказательства судом также принято заключение таможенного эксперта, согласно которому, выделение основной технологической операции товара не возможно, поскольку получить готовую продукцию – игральную карту, используя функции только продольной и поперечной резки, невозможно.

В соответствии ОПИ 3(б) классификация многокомпонентного товара должна осуществляться исходя из той составной части, которая придает товару основное свойство. Фактор, который определяет основное свойство многокомпонентного товара, устанавливается по природе компонента, объему, количеству, массе, стоимости или же роли, которую играет этот компонент при использовании товара. В рассматриваемом случае не представляется возможным установить, какая из функций - поперечная или продольная резка заготовок или закругление углов, придает изделию свойства карты и является основной. Правилом ОПИ 3 (в) предусмотрено, что товары, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями Правилами 3 (а) или
3 (б), должны классифицироваться в товарной позиции, последней в порядке возрастания кодов среди товарных позиций, в равной степени приемлемых для рассмотрения при классификации данных товаров.

Исходя из вышеизложенного, судом установлено, что в соответствии с правилами ОПИ 3 (б) и 3 (в) ТН ВЭД ЕАЭС товар правильно классифицирован таможенным органом в подсубпозиции 8441 10 700 0 ТН ВЭД ЕАЭС как прочие резательные машины.

2.4. Общество обратилось в АС РО с заявлением об оспаривании решений Ростовской таможни по классификации товара «игрушки в наборах для детского творчества» (дело № А53-29411/2017). Решением АС РО от 25.12.2017 в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме.

Декларантом по всем товарам, а именно:

товары № 1 и № 7 – «игрушки в наборах для детского творчества без механического привода, упакованные для розничной продажи в картонные упаковки или пленку, наборы холстов и раскрасок по номерам, представляют собой холсты для рисования из картона, закрепленного на деревянную рамку»;

товар № 3 – «игрушки в наборах для детского творчества без механического привода, упакованные для розничной продажи в картонные упаковки или пленку, наборы для детского творчества - раскраски песком, наборы для вышивания»;

классификационный код ТН ВЭД ЕАЭС был определен как 9503 00 700 0 (игрушки в наборах и комплектах, прочие).

Решениями таможни заявленный декларантом код ТН ВЭД ЕАЭС: товара № 1 изменен на 3213 10 000 0, товара № 3 (раскраски песком) изменен на 2505 10 000 0, товара № 3 (наборы для вышивания) изменен на 6308 00 000 0, код товара № 7 изменен на 3213 10 000 0 (наименование позиции: «краски в наборах»).

Судом подтверждена позиция таможенного органа о том, что в целях классификации товаров в подсубпозиции 9503 00 700 0 необходимо руководствоваться примечанием 4 к группе 95, согласно которому в подсубпозицию 9503 00 700 0 включаются наборы, предназначенные для развлечения детей, состоящие из изделий товарной позиции 9503 00 в сочетании с одним или несколькими предметами, которые, будучи представленными отдельно, классифицируются в других товарных позициях при условии, что их сочетания имеют основное свойство игрушек.

Анализ товаров, входящих в состав задекларированных обществом наборов, показал, что товар № 1 «наборы холстов и раскрасок» по спорной ДТ состоит из следующих товаров: холст с эскизом, акриловые краски, кисточка. Таким образом он не содержит в своем составе товаров, классифицируемых в товарной позиции 9503 00. Основное свойство «набора холстов и раскрасок» придают именно краски, так как с помощью красок производятся работы (творческий процесс) для получения завершенного изделия - картин, выполненных красками, ввиду чего таможней принято решение по классификации товара № 1 в подсубпозиции 3213 10 000 0 (краски в наборах).

Применительно к товару № 7 «наборы холстов и раскрасок» таможня пришла к аналогичному выводу, так как в результате заявленных сведений в спорной ДТ и проведенного таможенным органом анализа, спорный товар состоит также из холста с эскизом, мольберта, кистей и красок.

Также таможенным органом в подтверждение правильно выбранного кода в материалы дела представлены предварительные классификационные решения в НСИ ФТС России, согласно которым товары, включающие краски, кисти, трафареты либо холст, содержащий контурный рисунок отнесены таможенными органами к товарной подсубпозиции 3213 10 000 0 (краски в наборах).

Таким образом, суд пришел к выводу, что одной из основных составных частей товара № 1 и товара № 7 являются краски, с помощью которых возможно оживить картину. В ходе анализа сведений в спорной ДТ применительно к товару № 3 (наборы для вышивания) таможней установлено, что данный товар представляет собой набор следующих товаров: канва, пяльца, игла, нитки мулине, схема. Таким образом, часть товара № 3 «наборы для вышивания» не содержат в своем составе товаров, классифицируемых в товарной позиции 9503 00. Основное свойство «набора для вышивания» придают именно нитки мулине, так как с помощью ниток мулине производятся работы (творческий процесс) для получения завершенного изделии - картин, выполненных вышиванием нитками.

Часть товара № 3 «раскраски песком» состоит из следующих товаров: самоклеящаяся основа-рисунок, пакетики с песком, деревянная палочка для отклеивания элементов. Таким образом, часть товара № 3 не содержит в своем составе товаров, классифицируемых в товарной позиции 9503 00. Основное свойство «раскраски песком» придает именно песок, так как с помощью песка производятся работы (творческий процесс) для получения завершенного изделия - картин, выполненных песком.

Кроме того, вывод заявителя о том, что спорный товар является игрой (игрушками), суд счел ошибочным ввиду того, что согласно словарю русского языка С.И. Ожегова, игра - это занятие, служащее для развлечения, отдыха, спортивного соревнования, а игрушка – это вещь, служащая для игры. Исходя из изложенного, спорные товары нельзя отнести к игре, игрушкам. Судом так же указано, что на официальном сайте заявителя (prof-press.ru), общество дает описание наборам как товар, предназначенный для создания уникального шедевра изобразительного искусства, ввиду чего данное описание также не соотносится с такими понятиями как игра, игрушка.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с возвратом таможенных платежей.

3.1. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными отказа Краснодарской таможни в возврате излишне взысканных таможенных платежей по ДТ, и о признании незаконным отказа во внесении изменений в ДТ (дело № А32-31982/2016). Решением АС КК от 15.11.2017, вынесенным при новом рассмотрении дела и оставленным без изменения постановлением 15ААС от 13.02.2018, в удовлетворении заявленных требований общества было отказано.

Общество в ответ на решение таможни о проведении дополнительной проверки направлен отказ в предоставлении запрашиваемых документов и сведений, поименованных в данном решении, в том числе, прайс-листа, экспортной декларации.

Декларантом не исполнена обязанность по предоставлению по запросам таможенных органов дополнительных документов, сведений либо в письменной форме объяснений причин, по которым не могут быть представлены дополнительные документы и сведения.

Такие документы как прайс-лист продавца (производителя товара), на основании которого можно было бы проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от цены на однородный товар, а также экспортная декларация, позволившая бы уточнить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны вывоза, Обществом представлены не были, что не позволило таможенному органу устранить послужившие основанием для проведения дополнительной проверки сомнения в достоверности сведений о заявленной в ДТ таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов.

Суду представлена информация по сделкам с идентичными (однородными) товарами, ввезенными в Российскую Федерацию при сопоставимых условиях. Таможенный орган подтвердил суду низкий ценовой уровень ввезенного обществом товара и использование в качестве основы для корректировки таможенной стоимости сведения о таможенной стоимости однородного товара.

Суд со ссылкой на правовые позиции ВС РФ, приведенные в пунктах 7 - 11 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства», в определении ВС РФ от 07.06.2017 по делу № 306-КГ16-16638, учитывая то, что в ответ на запрос таможенного органа о предоставлении дополнительных документов в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости товара обществом такие документы представлены не были, основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости устранены не были, пришел к выводу о том, что в соответствии с пунктом 21 Порядка данное обстоятельство является основанием для принятия должностным лицом таможенного органа решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

3.2. Предприниматель обратился в АС АО с заявлением о взыскании с Астраханской таможни излишне взысканных таможенных платежей (дело
№ А06-6570/2017). Решением АС АО от 15.12.2017, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 28.02.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В соответствии с ч. 2 ст. 147 Закона № 311-ФЗ к заявлению о возврате излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов должны прилагаться документы, подтверждающие факт излишней уплаты или излишнего взыскания таможенных пошлин, налогов.

Как указано в решении суда, квалификация таможенных платежей как внесенных в бюджет излишне зависит от совершения декларантом действий по изменению соответствующих сведений в декларации на товары после их выпуска, если эти сведения влияют на исчисление таможенных платежей.

Исходя из данных положений, заявление о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей подлежит рассмотрению, если одновременно с его подачей или ранее декларантом было инициировано внесение соответствующих изменений в декларацию на товары и в таможенный орган представлены документы, подтверждающие необходимость внесения таких изменений.

Заявитель для возврата излишне уплаченных таможенных платежей должен представить в таможенный орган заявление о внесении изменений в ДТ с указанием вносимых в нее изменений и обоснования необходимости внесения таких изменений, а также документы, предусмотренные п. 14 Порядка внесения изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, утвержденного решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289.

Однако заявление и документы декларантом представлены не были, в частности предприниматель не представил документы, подтверждающие факт излишней уплаты.

Таким образом, предпринимателем не был соблюден порядок обращения за возвратом излишне уплаченных таможенных платежей, в связи с чем, таможня правомерно приняла решение о возврате без рассмотрения заявления о возврате (зачете) излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов и иных денежных средств.

Решение таможни о корректировке таможенной стоимости товаров заявителем не оспаривалось, месте с тем, судом дана оценка доводам таможенного органа в части обоснованности корректировки таможенной стоимости.

Так, при принятии решения о корректировке таможенной стоимости было установлено, что в представленных декларантом документах отсутствуют отметки об оплате фрахта продавцом, то есть, не соблюдена структура таможенной стоимости (невключение транспортных расходов в таможенную стоимость).

Кроме того, товар ввозился в картонных коробах, что противоречит условиям контракта в части вида упаковки (формы доставки) в зависимости от условий поставки, согласованных сторонами по конкретной партии. Декларантом представлен заказ по договору транспортировки, отличный от указанного в нем. При этом в заказе, в счете и в акте об оказании услуг отсутствует разбивка по стоимости транспортных - экспедиционных услуг при международной перевозке грузов (оформлено общей стоимостью). Также судом указано на наличие противоречий в части цены одного из наименований товара в приложении к контракту и в спецификации, а также в части сведений об изготовителе товара, указанных в экспортной ДТ и контракте.

3.3. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным бездействия Ростовской таможни, выразившегося в оставлении без рассмотрения заявления о возврате излишне уплаченной суммы НДС и уклонении от возврата излишне уплаченного НДС. Решением АС РО от 03.11.2017 по делу
№ А53-20896/2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС
от 14.02.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судом учтено, что ни при подаче в таможню заявления о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, ни ранее, декларантом не была инициирована процедура внесения изменений в ДТ в части таможенных платежей, а также не были представлены КДТ об изменении соответствующих граф спорных деклараций и о перерасчете таможенных платежей в сторону уменьшения.

Таким образом, суд пришел к выводу, что возвращая заявление общества без рассмотрения, таможня правильно указала на то, что в нарушение п. 3 ч. 2 ст. 147 Закона № 311-ФЗ декларантом при подаче заявлений о возврате таможенных платежей не были представлены документы, подтверждающие факт излишней уплаты сумм НДС, подлежащих, по мнению заявителя, возврату.

Также судом установлено, что спорный товар не подлежит освобождению от налогообложения на основании следующего.

Пунктом 2 ст. 150 НК РФ установлено, что товары, указанные в подп. 1 п. 2 ст. 149 НК РФ при ввозе не подлежат налогообложению.

Подпунктом 1 п. 2 ст. 149 НК РФ установлено, что не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации медицинских товаров отечественного и зарубежного производства по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации, в том числе очков корригирующих (для коррекции зрения), линз для коррекции зрения, оправ для очков корригирующих (для коррекции зрения).

В ранее действующей редакции НК РФ абз. 7 п. 2 ст. 149 был изложен в следующей редакции «Очков (за исключением солнцезащитных), линз и оправ для очков (за исключением солнцезащитных)».

Таким образом, внося изменения, законодатель четко указал на распространение освобождения от налогообложения НДС операций именно с линзами для коррекции зрения.

Также в Перечень медицинских товаров, реализация которых на территории Российской Федерации и ввоз которых на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, не подлежат обложению (освобождаются от обложения) НДС, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2015 № 1042, п. 22 раздела II включены линзы для коррекции зрения код 94 8000 по ОКП ОК 005-93 (линзы контактные, линзы для очков корригирующих (для коррекции зрения).

Таким образом, не все линзы включены в данный перечень, а только линзы для коррекции зрения, т.е. функция коррекции является определяющей для отнесения товаров к названному перечню и, как следствие, освобождения от налогообложения.

В ходе рассмотрения дела с учетом разъяснений ФБУ «Московский научно-исследовательский институт глазных болезней имени Гельмгольца», Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения, информации на сайте производителя, в каталоге продукции NEO VISION и в прайс-листах продавца (производителя) товаров Neo Vision Co LTD, суд пришел к выводу, что спорные контактные линзы могут быть терапевтические, но не являются корректирующими зрение.

4. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

4.1. ФГУП «Почта России» обратилось в АС ВО с заявлением о признании незаконным постановление Астраханской таможни о привлечении к административной ответственности по ст. 16.3 КоАП РФ (дело
№ А12-31577/2017). Решением АС ВО от 30.10.2017, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 10.01.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

26.04.2017 на Волжский таможенный пост Астраханской таможни с письменным заявлением обратилась гражданка Российской Федерации с целью осуществления таможенного декларирования товара «Hippeastrum» (растения луковицы - гиппеаструм) в количестве 77 штук весом 9,76 кг, прибывшего в её адрес из Японии в МПО в ОПС № 30 г. Волжский.

В ходе таможенного наблюдения установлено, что в МПО находится товар: «разнообразные клубни растений в живом виде (не высушенные, не заспиртованные и т.д.) расфасованные в сетки, уложенные в картонную коробку и прикрытые влажными газетами, некоторые клубни имеют остатки обрезанных стеблей, а также некоторые части корневой системы». Должностным лицом таможенного поста 27.04.2017 принято решение об отказе в выпуске вышеуказанного товара.

В соответствии с п. 4.8 приложения № 2 к Соглашению от 18.06.2010 «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском» (далее – Соглашение) товары - растения в любом виде и состоянии, семена растений, для личного пользования, указанного Соглашения, запрещены к ввозу на таможенную территорию Таможенного союза.

Таким образом, товар «клубни растений Hippeastrum (гиппеаструм)» в живом виде относится к запрещенным к ввозу на таможенную территорию ЕАЭС товарам в МПО.

В соответствии с Правилами таможенного оформления и таможенного контроля товаров, пересылаемых через таможенную границу Российской Федерации в международных почтовых отправлениях, утвержденными приказом ГТК России от 03.12.2003 № 1381, Почтовыми правилами, принятыми Советом глав администраций связи Регионального содружества в области связи от 22.04.1992, Федерального закона от 17.07.1999 № 176-ФЗ «О почтовой связи» в обязанность ФГУП «Почта России» входит не только проверка целостности упаковки товара, соответствия фактической массы товара или количества мест сопроводительным документам, но и осуществление проверки сопроводительных документов, на предмет выявления и отказа к перевозке товара, запрещенного или имеющего ограничения на транзит через таможенную территорию Таможенного союза.

Довод заявителя относительно того, что оператор почтовой связи осуществляет дальнейшие операции с МПО, выпущенным таможенным органом, несостоятелен, поскольку в рассматриваемом случае товар, пересылаемый в МПО, не был выпущен Шереметьевской таможней, ей лишь было принято решение о проведении таможенного контроля в отношении товара таможенным органом, расположенном по месту жительства получателя МПО, об этом свидетельствует тот факт, что решение об отказе в выпуске принято таможенным постом Астраханской таможней.

Таким образом, ФГУП «Почта России» осуществило ввоз на таможенную территорию ЕАЭС в месте международного почтового обмена Шереметьево, PCI-7, 104007 и зарегистрировало МПО с товаром, запрещенным к ввозу на таможенную территорию ЕАЭС, с целью дальнейшей подачи в таможенный орган документов для открытия таможенной процедуры таможенного транзита и представлению его к таможенному оформлению и контролю, тем самым нарушило требования статей 313, 152 ТК ТС, п. 4.8 приложения 2 Соглашения от 18.06.2010.

4.2. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным постановлений Астраханской таможни о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.12 КоАП РФ и решению ЮОТ по жалобам на указанные постановления (дело № А53-34868/2017). Решением АС РО от 17.01.2018, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 19.03.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Общество на таможенный пост в письменной форме представило обязательства о подаче таможенному органу ДТ и представлении необходимых документов и сведений не позднее десятого числа месяца, следующего за месяцем выпуска товаров, содержащие сведения о целях использования товаров и таможенной процедуре, под которую помещаются товары, т.е. до 10.03.2017.

Общество в срок до 10.03.2017 не подало ДТ в таможенный орган и не представило необходимые документы и сведения, содержащие сведения о целях использования товаров и таможенной процедуре, под которую помещаются товары. Общество по обязательствам подало на Советский таможенный пост Астраханской таможни ДТ с нарушением срока, указанного в обязательствах, поскольку электронная декларация поступила на компьютерный сервер таможенного поста после завершения рабочего дня, то есть в нерабочее время таможенного органа.

13.03.2017 (следующий рабочий день) на таможенном посту осуществлена регистрация ДТ по указанным обязательствам.

В ходе проверки сведений, заявленных в ДТ, должностным лицом таможенного органа было установлено, что исходя из сведений графы «В» (подробности подсчета) ДТ, данные о номере документа, подтверждающего уплату ввозных таможенных пошлин и НДС, кроме сборов за таможенное оформление, отсутствуют.

В связи с тем, что на дату подачи ДТ таможенные платежи общество уплачены не были, таможенный орган на декларациях не сделал отметки о выпуске товаров. 13.03.2017 сведения в графе «В» ДТ были дополнены реквизитами платежных документов для уплаты ввозной таможенной пошлины и НДС в отношении задекларированных товаров. При этом представленные платежные документы были датированы 13.03.2017, 27.03.2017, 28.03.2017 и 06.04.2017. Таким образом, обязанность по уплате таможенных платежей общество исполнена 13.03.2017, 27.03.2017, 28.03.2017 и 06.04.2017, то есть с нарушением предусмотренного законом срока.

В связи с подачей ДТ по вышеуказанным обязательствам с нарушением установленного законом срока таможня правомерно вынесла 42 постановления о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.12 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 11 000 руб. по каждому постановлению.

Аналогичные обстоятельства имели место при рассмотрении судами дел №№ А53-25062/2017, А53-27228/2017, А53-27297/2017, А53-27233/2017,
А53-27519/2017, А53-28099/2017, А53-28745/2017, А53-28748/2017,
А53-28749/2017, А53-30401/2017, А53-30282/2017, А53-31046/2017,
А53-31844/2017, А53-32441/2017, А53-37383/2017, А53-37452/2017,
А53-37804/2017, А53-39144/2017, А53-52/2018, А53-146/2018

4.3. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным постановления по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (дело № А32-33629/2016). Решением АС КК от 13.11.2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 24.01.2018, обществу было отказано в удовлетворении требований.

Обществом при таможенном декларировании товара были заявлены недостоверные сведения об его описании и классификационном коде по ТН ВЭД ЕАЭС.

В соответствии с постановлением Президиума ВАС РФ от 15.06.2010 № 1076/10, заявление в таможенной декларации неполных сведений о товаре, сопряженное с указанием кода товарной номенклатуры, не соответствующего данному товару, исходя из недостающих в декларации сведений о товаре и послужившие в связи с этим основанием освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или занижения их размера, является недостоверным декларированием, образующим объективную сторону состава АП, установленного ч. 2 ст.16.2 КоАП РФ.

Под действие указанной статьи подпадают и случаи, когда освобождение от уплаты таможенных пошлин, налогов или занижение их размера явилось следствием неполного указания декларантом в таможенной декларации сведений о товаре.Указание декларантом в таможенной декларации неверного кода по ТН ВЭД ТС, связанное с заявлением при описании товара неполных, недостоверных сведений о количестве, свойствах и характеристиках товара, влияющих на его классификацию по товарной номенклатуре, служит основанием для привлечения декларанта к административной ответственности, определенной частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ.

Таможенным представителем при подаче в таможенный орган ДТ в графах № 31 и № 33 были заявлены недостоверные сведения об описании и классификационном коде товара № 1, что послужило основанием для занижения размера таможенных пошлин, налогов.

4.4. Общество обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области (далее – АС СП) с заявлением об оспаривании постановления Новороссийской таможни о привлечении к административной ответственности на по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (дело № А56-3775/2017). Решением АС СП от 18.04.2017, оставленным без изменения постановлением 13ААС от 15.08.2017, требования Общества удовлетворены, оспариваемое постановление признано незаконным; постановлением АС СЗО от 30.01.2018 данные судебные акты отменены, в удовлетворении требований Обществу отказано.

В графе 31 ДТ в отношении спорной части заявленного товара № 4 Общество указало код 7412 20 000 0 ТН ВЭД «фитинги медные для труб или трубок (например, муфты, колена, фланцы), из медных сплавов», описав его как «фитинги для труб из медных сплавов, предназначены для стыковки полипропиленовых труб системы отопления...».

В дополнении к графе 31 к названной ДТ в отношении спорной части товара № 4 Общество пояснило, что товар представляет собой «муфты комбинированные под шестигранник внутр. резьба для полипропиленовых труб под сварку», «муфты комбинированные с накидной гайкой для полипропиленовых труб под сварку», «муфты разъемные с внутренней/наружной резьбой для полипропиленовых труб под сварку».

Согласно решению таможни данная часть товара № 4 представляет собой «фитинги для труб из медных сплавов и полипропилена, предназначены для стыковки полипропиленовых труб системы отопления, с объемной долей металла менее 50%мас.» и относится к подсубпозиции 3917 40 000 9 ТН ВЭД «трубы, трубки, шланги и их фитинги (например, соединения, колена, фланцы), из пластмасс: - фитинги: --прочие».

Исходя из качественных характеристик, имеющих значение для правильной классификации спорного товара (функциональное назначение и основной материал), и сведений, указанных Обществом в графе 31 спорной ДТ в отношении части товара № 4, таможенный орган пришел к обоснованному выводу о заявлении Обществом неполных сведений об описании спорного товара, поскольку таможенным представителем не указан материал, который придает товару основное свойство (полипропилен), а также не приведены данные о его процентном содержании в составе товара (применительно к обстоятельствам настоящего дела – в виде объемной доли). При этом из положений статьи 181 ТК ТС, а также Инструкции о порядке заполнении декларации на товары, утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 № 257, не следует, что при описании товара для уяснения (установления значения) необходимых для правильной классификации товара в соответствии с ТН ВЭД сведений могут использоваться (сопоставляться, учитываться) еще какие-либо сведения, прямо при описании товара в ДТ не указанные. Иное их названных нормативных актов не следует. В данном случае ни в графе 31 спорной ДТ, ни в дополнениях в ней в части товара № 4 сведения о том, что спорные фитинги состоят не только из медных сплавов, но и из полипропилена, не приведены.

Отсутствие в ДТ при описании товара сведений о материале, который придает товару основное свойство, как и отсутствие сведений об объемной доле материала, образуют событие АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

4.5. Общество обратилось в АС РО с заявлением об оспаривании постановления Таганрогской таможни о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.3 КоАП РФ (дело № А53-35834/2017). Решением АС РО от 18.01.2018, оставленным без изменения постановлением 15 ААС от 30.03.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Обществом была подана ДТ в отношении товара свежий виноград столовых сортов, который является пищевой продукцией, на которую распространяются действия Технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 880 (далее - ТР ТС 021/2011) и Технического регламента Таможенного союза «Пищевая продукция в части ее маркировки», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 881 (далее - ТР ТС 022/2011).

В соответствии с п. 37 Единых карантинных фитосанитарных требований, предъявляемых к подкарантинной продукции и подкарантинным объектам на таможенной границе и на таможенной территории Евразийского экономического союза. утвержденных Решением Совета ЕАЭК от 30.11.2016 № 157, на каждой упаковке подкарантинной продукции должна быть маркировка, содержащая информацию о наименовании продукции, стране и месте ее происхождения, стране-экспортере и (или) стране-реэкспортере, за исключением случаев перемещения по таможенной территории Евразийского экономического союза подкарантинной продукции (код из 0807 ТН ВЭД ЕАЭС) навалом.

Следовательно, указанная продукция подлежит выпуску только при наличии на ней маркировки, соответствующей требованиям ТР ТС № 021/2011, ТР ТС № 022/2011. Кроме этого, сведения, указанные в маркировке, должны позволять таможенным органам идентифицировать ввозимые товары в качестве объектов таможенного контроля, в отношении которых применяются меры технического регулирования.

В случае неполноты сведений в маркировке, а именно отсутствие информации об изготовителе товара и о стране происхождения товара, предусмотренных ТР ТС, либо отсутствие ее на товарах, разрешительные документы являются недействительными, поскольку они относятся к другим товарам.

Общество при подаче ДТ на товар виноград свежий, с целью соблюдения установленных запретов и ограничений была представлена декларация о соответствии. Однако в ходе проведенного таможенного досмотра было установлено, что фактически в грузовом отделении транспортного средства находиться товар, виноград свежий, на транспортной таре которого, маркировка не соответствовала требованиям ТР ТС 021/2011, ТР ТС 022/2011, отсутствовала информация о наименовании товара и была указана противоречивая информация о стране и месте происхождения, стране-экспортере, а именно в декларации о соответствии указано, что изготовитель «BAYGUT TARIM URUNLERI SAN. VE TIC. LTD. STI.», место нахождения и адрес места осуществления деятельности по изготовлению продукции: ARSLANLI MH.AHMETAGALAR SOK. NO: 9/5, KOZAN/ADANA, Турция, а на маркировке товара указано изготовитель: «ID-COMERC DOOEL GOCE DELCEV 85 ROSOMAN R/MACEDONIA, Македония». Таможенным органом было установлено, что в декларации о соответствии заявлены недостоверные сведения об изготовителе и о стране происхождения товара. В результате в выпуске товара по ДТ было отказано.

Общество имело возможность до подачи ДТ провести предварительный осмотр товара с целью его идентификации и проверки маркировки в соответствии с требованиями ТР ТС 021/2011, ТР ТС 022/2011, а после проведения осмотра установить, что действия декларации о соответствии не распространяется на товар № 1 по ДТ и отказаться от подачи ДТ до устранения выявленного несоответствия.

Представив при декларировании товара по ДТ недействительную декларацию о соответствии, содержащую недостоверные сведения об изготовителе товара и о стране происхождения товара, Общество нарушило требование ст. 152 ТК ТС, подп. 5 п. 1 ст. 183 ТК ТС и совершило тем самым АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

4.6. Общество обратилось в Арбитражный суд Московской области (далее – АС МО) с заявлением об оспаривании постановления Таганрогской таможни о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (дело № А41-3002/2018). Решением АС МО от 12.03.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано (с уменьшением размера штрафа).

Общество в нарушение требований п. 1 ст. 179, подп. 5 п. 2 ст. 181 ТК ТС в гр. 45 ДТ недостоверно указало сведения о таможенной стоимости для товара № 1, что послужило основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов, тем самым совершило АП, предусмотренное ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Данные обстоятельства Обществом не отрицались, при этом, оно полагало, что вменяемое ему правонарушение образует оконченный состав лишь в случае наступления негативных последствий заявления субъектами правонарушения недостоверных сведений о декларируемых товарах, в виде причинения реального ущерба бюджету в связи с неуплатой таможенных пошлин и налогов.

Согласно ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ объективную сторону правонарушения (применительно к рассматриваемо случаю) образует заявление недостоверных сведений о товарах, если такие сведения послужили основанием для занижения размера таможенных пошлин, налогов, что и имело место в данном случае. При этом объективная сторона данного правонарушения не требует в качестве обязательного признака состава правонарушения, наличия факта уплаты таможенных платежей в заниженном размере. Для наличия состава правонарушения достаточно факта занижения размера подлежащих уплате таможенных пошлин, который, как указано выше, подтверждается сведениями, заявленными декларантом в ДТ.

4.7. Общество обратилось в АС КК с жалобой на постановление Новороссийской таможни по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (дело № А32-19417/2017). Решением АС КК от 25.12.2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможенным представителем Обществом была подана ДТ на товары четырех наименований, в том числе на товар № 1 «изделия гигиенические одноразовые из целлюлозных материалов (содержание целлюлозы более 50%) - ультратонкие, расфасовано для розничной продажи». Заявленный классификационный код товара по ТН ВЭД ЕАЭС 9619 00 110 0 (ставка ввозной таможенной пошлины - 5 %).

В рамках таможенного контроля принято решение о назначении таможенной экспертизы. Согласно заключению таможенного эксперта товар № 1 идентифицирован как санитарно-гигиенические изделия - прокладки женские гигиенические, с одним абсорбирующим (композиционным) слоем из волокон целлюлозы с распределенными внутри микрогранулами суперабсорбента (полиакрилата натрия).

Таможенным органом на основании заключения таможенного эксперта принято решение о классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС в соответствии с которым товар № 1 должен классифицироваться в товарной подсубпозиции
9619 00 900 9 (ставка ввозной таможенной пошлины - 11,9 %).

Критерием для классификации товара № 1 «гигиенические женские прокладки» по ТН ВЭД ЕАЭС является качественный состав товара. В соответствии с текстом товарной позиции 9619 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются женские гигиенические прокладки и тампоны, детские пеленки и подгузники и аналогичные изделия, из любого материала. В подсубпозиции 9619 00 110 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируется гигиенические женские прокладки, тампоны и аналогичные изделия из бумажной массы, бумаги, целлюлозной ваты или полотна из волокон целлюлозы. В подсубпозиции 9619 00 900 9 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируется женские гигиенические прокладки и тампоны, детские пеленки и подгузники и аналогичные изделия, из прочих материалов. Согласно заключению таможенного эксперта, рассматриваемые товары идентифицированы как санитарно-гигиенические изделия - прокладки женские гигиенические, с одним абсорбирующим (композиционным) слоем из волокон целлюлозы с распределенными внутри микрогранулами суперабсорбента (полиакрилата натрия).

В графе 31 ДТ по товару № 1 указаны неполные сведения, влияющие на классификационный код товара по ТН ВЭД ЕАЭС, а именно: отсутствует информация о наличии в абсорбирующем слое микрогранул суперабсорбента (полиакрилата натрия).

Заявление обществом при таможенном декларировании товара № 1 по недостоверных сведений о классификационном коде данного товара по ТН ВЭД ЕАЭС, сопряженного с заявлением в указанной ДТ недостоверных сведений о качественном составе товара, послужило основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов в сумме 72 027,24 рублей, что является нарушением статей 181, 188 ТК ТС.

4.8. Общество обратилось в АС КК с заявлением к о признании незаконным постановления Новороссийской таможни по делу об АП по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ (дело № А32-31807/2017). Решением АС КК от 29.11.2017, оставленным без изменений постановлением 15ААС от 22.02.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.

12.04.2016 между обществом и компанией (Британские острова; покупатель) заключен контракт на поставку пшеницы, в соответствии с п. 9 которого стороны установили срок поставки - с 12.04.2016 по 30.06.2016 (включительно). Согласно п. 10 контракта покупатель осуществляет оплату в размере 100% стоимости товара путем банковского перевода против предоставления следующих документов, но не позже 180 дней от даты коносамента: коммерческого счета, копии грузовой таможенной декларации. По согласованию сторон возможна частичная или полная предоплата за товар. В п. 15 контракта срок действия контракта установлен до 31.12.2016.

Таможня установила, что на счет общества 18.04.2016 зачислены денежные средства на сумму 250 000 долларов США. Согласно сведениям, содержащихся в ИАС «Мониторинг-Анализ», по состоянию на 01.06.2017, общество во исполнение условий контракта вывезло 23.04.2016 из Российской Федерации товар на сумму 559 239,48 долларов США. В п. 10 контракта «Условия платежа» стороны определили предельный срок зачисления денежных средств на сумму 309 239,48 долларов США по ДТ - 15.10.2016 (180-й день с даты коносамента от 18.04.2016).

Согласно ведомости банковского контроля денежные средства на сумму 309 239,48 долл. США по ДТ не зачислены на счет общества за переданный нерезиденту товар. 20.10.2016 между сторонами подписано дополнительное соглашение, на основании которого в контракт внесены следующие изменения: срок действия контракта продлен до 31.12.2017; из п. 10 контракта фраза «но не позже 180 дней от даты коносамента» исключена; срок произведения окончательных расчетов по контракту установлен не позже 31.12.2017.

В ответ на запрос таможни даче пояснений по факту неполучения от нерезидента на свои банковские счета в уполномоченном банке иностранной валюты, причитающейся за переданный нерезиденту товар, общество сообщило, что в связи с заключением 20.10.2016 резидентом дополнительного соглашения б/н к контракту ожидает получение от нерезидента на свои банковские счета в уполномоченном банке иностранной валюты по условиям контракта.

Судом установлено, что дополнительное соглашение от 20.10.2016 заключено после истечения предельного срока оплаты за переданный нерезиденту товар (17.10.2016), а также не содержит специальных условий о моменте вступления в силу текста дополнительного соглашения б/н от 20.10.2016, в связи с чем не может подтверждать соблюдение обществом требований валютного законодательства. Таким образом, общество, не обеспечив в срок до 17.10.2016, предусмотренный контрактом, получение от нерезидента на свои банковские счета в уполномоченном банке денежных средств за переданный нерезиденту товар, нарушило требования п. 1 ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», совершив тем самым АП.

Общество, как на подготовительном этапе перед заключением контракта, так и в период его исполнения, не принято всех зависящих от него мер по исполнению обязанности, установленной п. 1 ч. 1 ст. 19 указанного закона, что привело к неполучению в установленный срок на счета резидента в уполномоченном банке денежных средств в размере 309 239,48 долларов США, причитающихся за товар, переданный нерезиденту по ДТ.

Оснований для освобождения заявителя от ответственности в связи с малозначительностью правонарушения судом не установлено. Суд пришел к выводу, что наказание в виде штрафа в размере 14 646 586,80 рублей, назначенное оспариваемым постановлением, установлено с учетом тяжести, а также опасности совершенного правонарушения, при этом обстоятельств, смягчающих либо отягчающих административную ответственность общества, не установлено.