Сегодня 22 ноября 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

11_09_ban

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров.

1.1. Арбитражным судом Астраханской области (далее – АС АО) по результатам рассмотрения заявлений ООО «Интеллект-брокер» о признании незаконными требований Астраханской таможни об уплате платежей вынесены решения об отказе в удовлетворении заявленных требований (судебные дела №№ А06-2085/2014, А06-1392/2014, А06-1398/2014, А06-1919/2014). Основанием для выставления требований об уплате платежей послужили решения о корректировке таможенной стоимости товаров, принятые по результатам проведенной Астраханской таможней камеральной таможенной проверки.

Отказывая в удовлетворении требований общества по указанным судебным делам, суд с учетом положений п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – Постановление Пленума № 18), пришел к выводу о том, что в случае возникновения спора о правомерности применения первого метода на таможенном органе лежит бремя доказывания признаков того, что взаимосвязь сторон могла повлиять на цену (п. 4 ст. 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение), а на декларанте - обязанность доказать, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки (п.п. 4.1, 4.2 ст. 4 Соглашения).

Таким образом, в случае выявления таможней признаков недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров, ввозимых по сделке, совершенной между взаимосвязанными лицами, в порядке исключения из общего правила именно на декларанта возлагается бремя предоставления документов и сведений, подтверждающих допустимость применения первого метода определения таможенной стоимости.

В ходе судебных заседаний таможенным органом были представлены доказательства, подтверждающие наличие двух признаков недостоверного таможенного декларирования: отсутствие указания на наличие взаимосвязи лиц и наличие отклонения стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности ввозятся однородные товары.

Условия, при наличии которых лица признаются взаимосвязанными для целей таможенной оценки товаров, установлены п. 1 ст. 3 Соглашения, согласно которому одним из критериев взаимосвязи является подконтрольность сторон сделки друг другу или третьим лицам.

Факт взаимосвязанности декларанта и поставщика по внешнеторговому контракту установлен таможенным органом по результатам проведенной таможенной проверки и обусловлен наличием родственных отношений сторон контракта.

В решении таможенного органа о корректировке таможенной стоимости имеется указание на признаки недостоверного декларирования товаров - об отклонении стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности были ввезены однородные товары.

Судом установлено, что выявленные на стадии таможенного контроля обстоятельства, касающиеся взаимосвязанности сторон контракта, признаков искажения стоимости сделки с ввозимым товарами под влиянием взаимосвязанности, не были мотивированно оспорены обществом, которое отказалось от предоставления таможне каких-либо дополнительных документов и сведений, в том числе, предусмотренных п.п. 4.1, 4.2 ст. 4 Соглашения.

Соответственно, при таких обстоятельствах, первый метод определения таможенной стоимости не мог быть применен. С учетом изложенного, суд пришел к выводу о законности вынесенного таможней решения о корректировке таможенной стоимости.

1.2. ИП Киптенко С.В. обратился в Арбитражный суд Краснодарского края (далее – АС КК) с заявлением о признании незаконными и отмене решений Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АС КК от 14.02.2017 по судебному делу № А32-41548/2016, заявленные требования предпринимателя были удовлетворены. Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда (далее – 15ААС) от 21.07.2017 решение АС КК было отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано. Отменяя решение суда первой инстанции АС КК руководствовался следующим.

В ходе таможенного контроля таможенным органом были приняты решения о необходимости проведения дополнительной проверки достоверности сведений, содержащихся ДТ, и запрошены дополнительные документы.

На запрос таможенного органа предпринимателем в рамках проверки по двум ДТ представлены следующие дополнительные документы: контракт, дополнение к нему, счет-фактура, экспортная ДТ, оригинал коммерческого предложения, платежные поручения об оплате товара. В отношении остальных запрошенных документов предприниматель представил письменные пояснения о причинах их непредставления.

По результатам дополнительной проверки таможенным органом приняты решения о необходимости осуществления в отношении указанных товаров процедуры корректировки таможенной стоимости.

По результатам проведенного сравнительного анализа заявленной таможенной стоимости товаров с ценовой информацией о стоимости однородных товаров, принятой методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами с использованием ИАС «Мониторинг анализ», таможней установлено и материалами дела подтверждается, что в сопоставимый период времени таможенная стоимость сравниваемых однородных товаров принималась в других таможенных органах с ИТС, значительно отличающимся в большую от заявленного предпринимателем.

В соответствии с указанным п. 7 Постановления Пленума № 18, основываясь на положениях ст. 69 ТК ТС, выявление таможенным органом при проведении таможенного контроля товаров до их выпуска признаков недостоверности заявленной таможенной стоимости, отсутствия должного подтверждения сведений о стоимости сделки, является основанием для дополнительной проверки.

У таможенного органа имелись основания для проведения дополнительной проверки и запроса дополнительных документов. Все запрошенные у декларанта документы включены в примерный перечень дополнительных документов и сведений, которые могут быть запрошены таможенным органом при проведении дополнительной проверки, который приведен в приложении № 3 к Порядку контроля таможенной стоимости товаров, утвержденному Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 (далее – Порядок).

Запрос документов, перечисленных в решениях о дополнительной проверке, являлся мотивированным и обоснованным и содержал перечень сведений по таможенной стоимости, требующих подтверждения.

Пунктом 9 Постановления Пленума № 18 определено, что от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, в целях исполнения требований п. 4 ст. 65 и п. 3 ст. 69 ТК ТС разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретения товара по такой цене и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота.

Из материалов дела следует, что представленная экспортная декларация страны отправления не содержит отметок государственного органа страны отправления. Непредставление упаковочного листа не позволило оценить ассортимент товара. В пакете документов отсутствовали бухгалтерские документы об оприходовании товара, калькуляция цен на внутреннем рынке, которые мог представить декларант.

Сделав вывод о том, что общество представило таможне документы, подтверждающие заявленную им при декларировании таможенную стоимость товаров (по первому методу), суд первой инстанции не оценил аргументы таможни о том, что заявленный ценовой уровень существенно отличается от ценовой информации о стоимости однородных товаров, принятой методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами с использованием ИАС «Мониторинг анализ».

Как следует из материалов дела, наименьший средний уровень таможенной стоимости однородного товара в три раза превышает уровень заявленной таможенной стоимости товаров, оформленных по спорным ДТ.

В условиях наличия признаков недостоверности сведений о цене сделки (среди прочего - значительное отличие цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с однородными товарами), при невозможности считать информацию о стоимости сделки документально подтвержденной, количественно определенной и достоверной, в том числе вследствие непредоставления декларантом таможенному органу необходимых сведений, учитывая наличие полученных таможенным органом из иных источников (имеющихся в его распоряжении баз данных) сведений о стоимости однородных товаров и при фактическом отсутствии иных сведений, имеющих отношение к определению стоимости сделки, невозможность применения первого метода определения таможенной стоимости является доказанной, принятые решения о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ являются обоснованными, полностью соответствуют требованиям действующего законодательства и согласуются с нормами таможенного законодательства.

Принятое судом первой инстанции решение содержит выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, что в соответствии со статьей 270 АПК РФ является основанием для отмены решения суда первой инстанции.

1.3. ООО «АльгидаГрупп» обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными действий Новороссийской таможни по определению таможенной стоимости товара и обязании таможни принять заявленную обществом таможенную стоимость по первому методу.

Решением АС КК от 21.03.2017 по судебному делу № А32-34819/2015 (вынесенном при новом рассмотрении дела) действия таможни по определению таможенной стоимости товаров, оформленных по спорным ДТ, признаны незаконными. Постановлением 15ААС от 27.07.2017 решение АС КК отменено, в удовлетворении требований отказано.

После выпуска товара таможня провела камеральную проверку достоверности сведений, представленных обществом, по результатам которой таможня получила экспортные документы из таможенных служб Испании и Португалии в отношении общества.

В результате сравнительного анализа документов, представленных ЮОТ и обществом при декларировании, установлено расхождение в цене товаров.

Учитывая результаты проверки, таможня приняла решения о корректировке таможенной стоимости товаров, задекларированных по спорным ДТ.

Таможня посчитала, что таможенная стоимость товаров по спорным ДТ, принятая ранее Новороссийской таможней методом по стоимости сделки с ними, не соответствует требованиям Соглашения и подлежит отмене. В дальнейшем таможенная стоимость товаров таможней определена на основании экспортных деклараций, представленных таможенными службами Испании и Португалии.

Переводы сопроводительных писем к экспортным декларациям не содержат указания подписанта и его должности, экспортной декларации, коммерческих счетов-фактур; установить лиц, исполнивших данные письма, не представляется возможным; таможенным органом представлены копии электронной декларации и шести коммерческих счетов-фактур, на которых отсутствуют какие-либо удостоверительные надписи, либо указание на лиц, которые изготовили данные копии. Данные документы представляют распечатки из базы данных, полученных из сети «Интернет».

В судебное заседание апелляционного суда обществом были представлены документы, на которые декларант ссылается как на оригиналы экспортных деклараций. Обозрев указанные документы, апелляционный суд установил, что представленные документы - это воспроизведенные на бумажном носителе экспортные декларации, которые содержат только штамп отправителя товара, каких либо отметок таможенной службы, апостиля или иных отметок, подтверждающих законность иностранного документа, не содержат (копии указанных документов, представленных в судебное заседание для обозрения, приобщены к материалам дела).

Учитывая п. 6 ст. 75 АПК РФ, в том числе отсутствие надлежащего подтверждения подлинности, представленные обществом экспортные декларации не могут подтверждать либо опровергать ценовую информацию на товар, ввезенный по спорным ДТ.

Вышеизложенные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что таможня доказала наличие у нее оснований для определения таможенной стоимости ввезенного обществом по спорным ДТ товара на основе ценовой информации на этот товар, предоставленной таможенной службой Испании и Португалии.

Доводы общества о том, что при декларировании был представлен надлежащий и полный пакет документов, подтверждающий возможность применения первого метода определения таможенной стоимости товаров, судебной коллегией не был принят, поскольку по результатам камеральной проверки установлено несоответствие заявленной обществом стоимости товара при его декларировании и указанной стоимости в экспортных декларациях, представленных таможенными службами Испании и Португалии.

1.4. ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат» обратилось в АС КК с заявлением к Новороссийской таможне о признании незаконным решения таможни о корректировке таможенной стоимости товара.

Решением АС КК от 19.09.2017 по судебному делу № А32-5361/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Как указано в п.14 Постановления Пленума № 18, согласно изложенному в п. 1 ст. 2 Соглашения правилу последовательного применения методов определения таможенной стоимости при невозможности использования первого метода (по стоимости сделки с ввозимыми товарами) каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода. Судам следует учитывать, что в соответствии с данной нормой Соглашения в случае невозможности применения первого метода между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации в целях обоснованного выбора иной основы для таможенной оценки - стоимости сделок с идентичными либо с однородными товарами.

В связи с этим при рассмотрении споров, связанных с правильностью выбора метода определения таможенной стоимости, таможенный орган вправе ссылаться на отсутствие у него ценовой информации для использования соответствующего метода в случае подтверждения невозможности получения такой информации либо при отказе декларанта в представлении необходимых сведений в рамках проведенных с ним в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Соглашения консультаций.

Суд, рассмотрев материалы дела, с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела, принимая во внимание то обстоятельство, что заявленные декларантом сведения о таможенной стоимости товара подтверждены не в полном объеме, пришел к выводу о правомерности принятого таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товаров.

При таких обстоятельствах, суд признал заявленные требования ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат» не подлежащими удовлетворению.

1.5. ООО «Авангард» обратилось в АС КК с заявлением к Новороссийской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АС КК от 29.08.2017 по судебному делу № А32-9852/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Предоставленными документами, сведениями и пояснениями ООО «Авангард» не обосновало объективный характер значительного отличия цен товаров, заявленных в рассматриваемой ДТ, от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенного органа по сделкам с идентичными/однородными товарами, ввезенными в Российскую Федерацию при

сопоставимых условиях, иных официальных и общепризнанных источников информации.

Таким образом, суд пришел к выводу о правомерности принятого таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товаров.

При таких обстоятельствах, суд признал заявленные требования ООО «Авангард» не подлежащими удовлетворению.

По аналогичным обстоятельствам были также рассмотрены в пользу таможни судебные дела №№ А32-5259/2017, А32-9990/2017.

1.6. ООО «Сольвей Восток» обратилось в Арбитражный суд Ростовской области (далее – АС РО) с заявлением к Ростовской таможне о признании незаконными решений таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, действий таможни по определению (корректировке) таможенной стоимости товаров, с применением резервного метода определения таможенной стоимости.

Решением АС РО от 27.07.2017 по делу № А53-7264/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможенная стоимость товара заявлена декларантом методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами. При декларировании таможенной стоимости товаров обществом было указано, что между продавцом и покупателем имеется взаимосвязь в значении, определенном п.1 ст. 3 Соглашения. В графе 7б ДТС-1 общество указало, что взаимосвязь не оказала влияния на цену ввозимого товара.

Таможней установлены обстоятельства, свидетельствующие о влиянии взаимосвязи продавца АО «Сольвей Кемикалз Интернэшнл С.А.» и покупателя ООО «Сольвей Восток» на стоимость сделки с ввозимыми товарами.

В соответствии с Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Болгарии о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах от 19.05.1995 ЮОТ от таможенной службы Болгарии были получены заверенные копии экспортных документов (экспортные декларации, инвойсы, коносаменты, грузовые манифесты, расписки помощника капитана) в отношении товара - сода кальцинированная, производитель «SOLVAY SODI AD», которые полностью идентифицируются с товарами, задекларированными в части спорных ДТ.

Цена товаров в полученных инвойсах (на условиях FOB Варна) отличается в большую сторону от заявленных цен товаров, задекларированных ООО «Сольвей Восток» в ДТ по предыдущим поставкам, а также в спорных ДТ (на условиях СРТ Ростов-на-Дону).

Таким образом, было установлено, что фирма «Сольвей Кемикалз Интернэшнл СА» (Бельгия) продает товар ООО «Сольвей Восток» по цене значительно ниже, чем закупает его у «SOLVAY SODI AD», Болгария (оплачивая при этом также стоимость перевозки товаров из порта отправления Варна до порта назначения – Ростов-на-Дону). Данный факт указывает на наличие влияния взаимосвязи продавца и покупателя на стоимость сделки, так как противоречит принципам рыночной экономики, а также целям получения прибыли при осуществлении внешнеэкономических операций в условиях внешнеэкономического оборота.

Также указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что контракт от 01.04.2012 № 2/2012 заключен с целью занижения сумм подлежащих уплате таможенных платежей посредством занижения действительной цены товара, установленной при их продаже на экспорт из страны отправления.

Судом было установлено, что в нарушение положений Соглашения от 25.01.2008 и Правил применения метода определения таможенной стоимости товаров по стоимости сделки с ввозимыми товарами, утвержденными Решением Коллегии ЕЭК от 20.12.2012 № 283, обществом не представлены документы, подтверждающие отсутствие влияния взаимосвязи на стоимость сделки.

Судом было также учтено указание таможенного органа на признак недостоверного декларирования товаров – отклонение стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности были ввезены однородные товары.

Кроме того, судом было исследовано представленное в материалы дела экспертное заключение ЭКС - региональный филиал ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону, согласно которому оттиски штампов «SOLVAY CHEMICALS INTERNATIONAL S. A.», расположенные в контракте и дополнительных соглашениях к контракту, выполнены штампами, изъятыми у ООО «Сольвей Восток», а одно из изображений оттиска штампа, расположенное в дополнительном соглашении к контракту, выполнено способом электрофотографии на цветном электрофотографическом устройстве.

Таким образом, судом сделан вывод, что факт нахождения у ООО «Сольвей Восток» фирменных печатей «SOLVAY CHEMICALS INTERNATIONAL S. A.» и проставление данных печатей от имени продавца на документах, относящихся к внешнеэкономической сделке, свидетельствует о наличии между обществом и его контрагентом отношений, не соответствующих общепринятой степени деловых связей, что в свою очередь предполагает, что цена сделки может зависеть от каких-либо условий или обязательств, влияние которых на цену товаров не может быть количественно определено.

1.7. ООО «ЮГПРОМСЕРВИС» обратилось в АС РО с заявлениями к Ростовской таможне о признании незаконными решений таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решениями АС РО от 10.07.2017 по делу № А53-881/2017 (оставлено без изменения постановлением 15ААС от 04.10.2017), от 11.07.2017 по делу № А53-1695/2017 (оставлено без изменения постановлением 15ААС от 03.10.2017), от 31.07.2017 по делу № А53-3082/2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.

При таможенном декларировании таможенная стоимость товаров была заявлена ООО «ЮГПРОМСЕРВИС» по стоимости сделки с ввозимыми товарами на основании сведений, содержащихся в коммерческом инвойсе.

Из-за недостаточного документального подтверждения таможенным органом были приняты решения о проведении дополнительной проверки заявленной таможенной стоимости товаров, у декларанта запрошены дополнительные документы и сведения.

В ответ на решения общество сообщило о невозможности предоставить указанные документы, в связи с чем в соответствии с п. 4 ст. 69 ТК ТС таможенным постом были приняты решения о корректировке таможенной стоимости товаров. В ответ на данные решения ООО «ЮГПРОМСЕРВИС» представило письма о согласии определить таможенную стоимость на основе стоимостной информации, предоставленной таможенным органом, ДТС-2, КДТ и заявления о зачете денежных средств.

Таким образом, на этапе таможенного контроля и выпуска товаров общество самостоятельно определило таможенную стоимость товаров резервным методом на основании информации об однородных товарах, имеющейся у таможенного органа.

Службой таможенного контроля после выпуска товаров ЮТУ проведена камеральная таможенная проверка ООО «ЮГПРОМСЕРВИС» по вопросу достоверности сведений о стоимости товаров. ЮОТ в соответствии с Соглашением между Правительством Турецкой Республики и Правительством Российской Федерации «О сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах» от 16.09.1997, г. Анкара были получены и представлены в ЮТУ заверенные таможенной службой Турецкой Республики копии экспортных деклараций, относящиеся к вывозу из Турции партий товаров, направленных в адрес ООО «ЮГПРОМСЕРВИС», и задекларированных впоследствии обществом, в том числе, по спорным ДТ.

Экспортные декларации, представленные Турецкой Республикой, идентифицируются с соответствующей рассматриваемой поставкой исходя из наименования продавца, отправителя, получателя, номера счета-фактуры (инвойса), а также периода поставки, веса брутто и нетто, номенклатуры товаров, количества товаров.

Однако, при соответствии сведений об общем объеме и ассортименте товарной партии, выявлено несоответствие (занижение более чем в 2 раза) фактурной стоимости товаров, задекларированных обществом по спорным ДТ.

Таким образом, таможенную стоимость товаров, заявленную обществом, нельзя считать достоверной и документально подтвержденной.

Суд, оценив указанные документы, пришел к выводу о том, что они являются допустимыми доказательствами и имеют официальный статус в доказывании факта недостоверного отражения в ДТ сведений о цене товара, повлиявших на определение его таможенной стоимости и определение базы исчисления подлежащих уплате таможенных платежей.

Судом было установлено, что обществом в нарушение п. 4 ст. 65 ТК ТС, п. 3 ст. 2 Соглашения при таможенном декларировании товаров по спорной ДТ в качестве документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров и выбранный метод определения таможенной стоимости товаров представлены таможенному органу документы, содержащие недостоверные сведения в части указания цены товара, повлиявшие на определение его таможенной стоимости и определение базы исчисления подлежащих уплате таможенных платежей. При таких обстоятельствах, заявитель не представил надлежащих доказательств, свидетельствующих о достоверности заявленных сведений, и не опровергнул достоверными доказательствами представленные таможенным органом сведения.

Также судом было учтено, что обществом к таможенному декларированию и в ходе камеральной таможенной проверки не представлены платежные документы по оплате за товар (в том числе по предыдущим поставкам). Как следует из полученных таможней по запросу из банка ведомостей банковского контроля, по состоянию на 23.05.2017 оплата не производилась, кредитовое сальдо положительное. Следовательно, факт осуществления оплаты обществом не подтвержден.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

ООО «Конструкции интенсивных садов» обратилось в АС РО с заявлением о признании недействительным решения Ростовской таможни о классификации товара в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением АС РО от 17.11.2016 по делу № А53-16562/2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 21.03.2017, суд удовлетворил заявленное обществом требование. Судебные акты мотивированы тем, что общество правильно классифицировало спорный товар по коду – 8432 80 000 0 ТН ВЭД, у таможенного органа отсутствовали основания для квалификации везенного обществом спорного товара по коду – 8208 40 000 0 ТН ВЭД.

Постановлением АС СКО от 02.08.2017 судебные акты отменены, в удовлетворении требований общества отказано.

ООО «Конструкции интенсивных садов» ввезло на таможенную территорию Таможенного союза товар – лесной измельчитель, предназначенный для расчистки территории от древесины с комплектом резцов.

При таможенном декларировании спорный товар классифицирован в подсубпозиции 8432 8000 00 ТН ВЭД как «части машин сельскохозяйственных, садовых или лесохозяйственных для подготовки и обработки почвы».

Ростовской таможней принято решение в соответствии с которым спорный товар классифицирован в товарной подсубпозиции 8208 40 000 0 ТН ВЭД как «ножи и лезвия для машин, применяемых в сельском хозяйстве, садоводстве или лесном хозяйстве».

Указывая на правомерность и обоснованность классификации товара таможней, судом кассационной инстанции было учтено следующее.

В соответствии с п. 4 пояснений к товарной позиции 8208 ТН ВЭД в нее включаются ножи и режущие лезвия для машин, применяемых в сельском хозяйстве, садоводстве или лесном хозяйстве, например, ножи и лезвия для измельчителей корней, соломорезок и т.п. или для газонокосилок, лезвия и сегменты лезвий для жаток или уборочных машин.

Согласно пояснениям к товарной позиции 8432 в нее включаются машины вне зависимости от вида тяги, применяемые вместо ручных инструментов для выполнения перечисленных ниже видов сельскохозяйственных, садовых или лесохозяйственных работ: подготовка почвы для выращивания культурных растений, разбрасывание или внесение в почву удобрений, посадка или посев, обработка или уход за почвой в период вегетации. Части – в соответствии с общими положениями, касающимися классификации частей, настоящая товарная позиция охватывает части для вышеперечисленных машин. К ним, помимо всего остального, относятся: рабочие органы и зубья (жесткие и пружинные) для скарификаторов, культиваторов и полольников.

В соответствии с примечанием 1 к разделу XVI ТН ВЭД «Машины, оборудование и механизмы; электротехническое оборудование; их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности» в данный раздел не включаются изделия группы 82 или 83 (пункт «к»).

Исходя из сведений заявленных декларантом в графе 31 ДТ, представленной технической документации, результатов таможенного досмотра, спорный товар является резцами – режущими лезвиями из черных металлов и карбид-вольфрамового сплава, для машин, применяемых в лесном и сельском хозяйстве, что указывает на необходимость осуществления классификации спорного товара в соответствии с положениями пункта «к» примечания 1 к разделу XVI ТН ВЭД, таким образом, режущие ножи, установленные на барабаны машины для расчистки земель от кустарниковых зарослей, подроста, стеблей убранных культур, корней и т.д. должны классифицироваться в товарной позиции 8208 ТН ВЭД.

Кроме того, в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в открытом доступе в различных источниках содержится информация касательно реализации идентичной ввезенной обществом продукции – «ножи для мульчера Seppi», при этом иные продавцы, реализующие на территории Российской Федерации идентичный товар позиционируют его как ножи для мульчера, что с учетом результатов заключения АНО «Центр судебных лигвокриминалистических экспертиз и гуманитарно-прикладных исследований «Лингвоэксперт» № 037» также свидетельствует о том, что спорный товар более относим к понятию «нож» и должен классифицироваться в товарной позиции 8208 ТН ВЭД.

Также судом была учтена представленная таможней информации ИАС «Мониторинг – Анализ» о том, что официальным дистрибьютером «СЕППИ М РУССИА» оформляются спорные резцы по коду ТН ВЭД 8208 40 000 0, избранному таможней в классификационном решении. На запрос таможни ООО «СЕППИ М РУССИА» сообщила, что является официальным дистрибьютером компании «SEPPI M. S. P. A. AG», Италия. Резцы MINI DUO для измельчителей «SEPPI M» в техническом смысле являются сменными рабочими органами (ножами) для срезания и дробления различной растительности (кустов, деревьев, пней и т. д.) и классифицируются по коду 8208 40 000 0.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с возвратом таможенных платежей.

3.1. ООО «Фреш» обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными отказа в возврате излишне взысканных таможенных платежей по ДТ и о признании незаконным внесения изменений в ДТ.

Решением АС КК от 19.09.2016 по судебному делу № А32-25070/2016 заявленные требования общества были удовлетворены. Постановлением 15ААС от 21.08.2017 решение суда первой инстанции было отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Отменяя решение АС КК, суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

Общество в ответ на решение таможни о проведении дополнительной проверки направлен отказ в предоставлении запрашиваемых документов и сведений, поименованных в данном решении, в том числе, прайс-листа, экспортной декларации.

Декларантом не исполнена обязанность по предоставлению по запросам таможенных органов дополнительных документов, сведений либо в письменной форме объяснений причин, по которым не могут быть представлены дополнительные документы и сведения.

Такие документы как прайс-лист продавца (производителя товара), на основании которого можно было бы проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от цены на однородный товар, а также экспортная декларация, позволившая бы уточнить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны вывоза, обществом представлены не были, что не позволило таможенному органу устранить послужившие основанием для проведения дополнительной проверки сомнения в достоверности сведений о заявленной в ДТ таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов.

Суду представлена информация по сделкам с идентичными (однородными) товарами, ввезенными в Российскую Федерацию при сопоставимых условиях.

Таможенный орган подтвердил суду низкий ценовой уровень ввезенного обществом товара и использование в качестве основы для корректировки таможенной стоимости сведения о таможенной стоимости однородного товара.

Учитывая то обстоятельство, согласно которому в ответ на запрос таможенного органа о предоставлении дополнительных документов в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости товара обществом такие документы представлены не были, основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости устранены не были, что в соответствии с п. 21 Порядка является основанием для принятия должностным лицом таможенного органа решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

По аналогичным обстоятельствам было также рассмотрено в пользу таможни судебное дело № А32-25068/2016.

3.2. ООО «Альтернатива» (ООО «Авангард») обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным решения Новороссийской таможни об оставлении без рассмотрения заявления о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, обязании осуществить возврат излишне уплаченных таможенных платежей.

Решением АС КК от 05.07.2017 по судебному делу № А32-37922/2015, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 21.09.2017 в удовлетворении требований обществу отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что общество не подтвердило стоимость сделки, не представило дополнительно запрошенные таможней документы, корректировка таможенной стоимости осуществлена таможенным органом правомерно на основании ценовой информации из ИАС «Мониторинг-Анализ»

В соответствии с абз. 4 п. 10 Постановления Пленума № 18 при сохранении сомнений в достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости, не устраненных по результатам дополнительной проверки, по смыслу п. 4 ст. 69 ТК ТС, решение о корректировке таможенной стоимости может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в его распоряжении и указывающей на подтверждение выявленных признаков недостоверности.

Общество выразило согласие с корректировкой таможенной стоимости, исходя из расчета размера обеспечения уплаты таможенных платежей, а также указало, что в связи с отсутствием ценовой информации для определения заявленной таможенной стоимости в рамках статей 5-9 Соглашения согласно определить таможенную стоимость по спорной ДТ в рамках положений ст. 10 Соглашения.

Таким образом, оценив в совокупности обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что у таможни имелись законные основания для принятия решения о корректировке таможенной стоимости с учетом информации, имеющейся в его распоряжении и указывающей на подтверждение выявленных признаков недостоверности.

3.3. ООО «Авангард» обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным изложенного в письме Новороссийской таможни отказа в рассмотрении заявления от 29.11.2016 о возврате таможенных и обязании таможню произвести возврат таможенных платежей в размере 876 542,20 руб.

Решением АС КК от 12.09.2017 по судебному делу № А32-9849/2017 в удовлетворении заявленных требований обществу отказано.

Обществом в таможенный орган 08.02.2014 подано заявление о возврате (зачете) денежного залога, согласно которого оно просило о зачете денежного залога, внесенного по платежным документам от 27.12.2013, от 04.02.2014, от 06.02.2014. Обществом самостоятельно заполнена КТС-1 от 08.02.2014.

С заявлением в арбитражный суд общество обратилось 16.03.2017, что подтверждается штемпелем почтового отделения на конверте, в котором направлено исковое заявление в суд, а также данным официального сайта «Почта России» (отслеживание почтовых отправлений), то есть за пределами трехлетнего срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Требование о применении последствий пропуска срока исковой давности заявлено представителем таможни в судебном заседании.

При таких обстоятельствах, суд признал заявленные требования ООО «Авангард» не подлежащими удовлетворению.

3.4. ООО «Метинвест Евразия» обратилось в АС РО с заявлением о признании недействительным решения Таганрогской таможни об оставлении без рассмотрения заявления о возврате излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов, об обязании таможню вернуть обществу сумму таможенной пошлины.

Решением АС РО от 04.09.2017 по судебному делу № А53-17857/2017 в удовлетворении требований отказано.

С заявлением ООО «Метинвест Евразия» не представлены документы, подтверждающие факт излишней уплаты или излишнего взыскания таможенных пошлин, налогов, в связи с чем в соответствии с ч. 4 ст. 147 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Закон № 311-ФЗ) заявление было возвращено без рассмотрения.

Суд согласился с доводом таможни о том, что возврат излишне уплаченных или излишне взысканных таможенных платежей, налогов не может быть осуществлен произвольно, без соблюдения процедуры по внесению соответствующих изменений в ДТ.

Как разъяснено в п.29 Постановления Пленума № 18, исходя из положений ч. 2 ст. 147 Закона № 311 – ФЗ и п. 2 ст. 191 ТК ТС, заявление о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей подлежит рассмотрению, если одновременно с его подачей или ранее декларантом было инициировано внесение соответствующих изменений в ДТ и в таможенный орган представлены документы, подтверждающие необходимость внесения таких изменений.

В рассматриваемом случае (с учетом отраженных выше обстоятельств дела) из материалов дела усматривается, что ни при подаче в таможню заявления о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей, ни ранее, декларантом не была инициирована процедура внесения изменений в ДТ в части таможенных платежей, а также не были представлены КДТ об изменении соответствующих граф спорных деклараций и о перерасчете таможенных платежей в сторону уменьшения. Данный факт общество не отрицало.

Факт излишней уплаты таможенных пошлин, налогов может быть подтвержден, в том числе внесением изменений в ДТ. При этом документов, подтверждающим факт излишней уплаты или излишнего взыскания таможенных пошлин, налогов, является корректировка таможенной стоимости товаров, которая повлекла уменьшение суммы подлежащих уплате таможенных платежей.

Таким образом, возвращая заявление общества без рассмотрения, в письме таможня правильно указала на то, что в нарушение п. 3 ч. 2 ст. 147 Закона № 311-ФЗ декларантом при подаче заявления о возврате таможенных платежей от 05.04.2017 не были представлены документы, подтверждающие факт излишней уплаты (излишнего взыскания) таможенных пошлин, налогов, подлежащих, по мнению заявителя, возврату. Учитывая, что порядок возврата излишне уплаченных (взысканных) таможенных платежей носит заявительный характер, несоблюдение заявителем установленной административной процедуры свидетельствует о том, что у таможенного органа не возникло обязанности по рассмотрению заявления общества о возврате спорных денежных средств по существу.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что у таможенного органа имелись законные основания для оставления заявления общества без рассмотрения.

Вместе с тем, по вопросу о корректировке таможенной стоимости товаров по спорным ДТ, суд посчитал необходимым отметить следующее.

При декларировании ввозимых товаров в спорных ДТ декларантом в графе 7 ДТС отмечено, что существует взаимосвязь между обществом с
ООО «Метинвест Евразия» и ПАО «Запорожсталь» (Украина), а также
ПАО «Азовсталь» (Украина), что, по мнению таможенного органа, повлияло на тот факт, что обществом ввозились товары по спорным ДТ с низким уровнем таможенной стоимости единицы продукции, по сравнению с уровнем таможенной стоимости единицы продукции идентичных и однородных товаров.

Однако обществом в ходе проведения дополнительной проверки, документов согласно подп. 4.1, 4.2 ст. 4 Соглашения в опровержение влияния взаимосвязи на стоимость единицы товара не представлено. Фактически общество не оспаривает основания корректировки таможенной стоимости товаров по спорным ДТ, однако оно не согласно с источниками информации, взятыми таможней, в качестве основы для корректировки.

Суд со ссылкой на п. 2 ст. 10 Соглашения указал, что допускается разумное отклонение от установленного срока в 90 дней. Вместе с тем, общество не обосновало, обязанность таможни применять указанное допущение, в данном случае, когда в установленный законодателем срок 90 дней имеются идентичные товары, ввозимые обществом в рамках одного контракта.

Таким образом, суд пришел к выводу, что корректировка таможенной стоимости таможней произведена правомерна, так как при выборе источника информации таможня исходила из того, что по ДТ, выбранным в качестве источника информации и по всем спорным ДТ, обществом товары ввозились на таможенную территорию Таможенного союза в рамках одного контракта этим же заявителем. Код ТН ВЭД ЕАЭС товаров по спорным ДТ и соответствующим ДТ источникам – полностью совпадает, кроме того, совпадает и метод определения таможенной стоимости товаров при декларировании, а также товары по спорным ДТ и по ДТ источникам ввозились в пределах установленного временного периода, а именно в течение 30 календарных дней.

4. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

4.1. ОАО «Альянс полиграфических предприятий «Югполиграфиздат» обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области (далее – АС ВО) с заявлениями об оспаривании решений Астраханской таможни о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 16.14 КоАП РФ.

Решениями АС ВО от 28.08.2017 и от 04.09.2017 по судебным делам №№ А12-22765/2017, А12-23463/2017 постановления таможни изменены в части назначения административного наказания в виде штрафа в размере 12 500 рублей на предупреждение.

В ходе производства по делу об административном правонарушении было установлено, что в установленный срок таможенные операции, связанные с помещением товара, поступившего в адрес общества, на временное хранение, в связи с продлением срока выпуска товара совершены не были.

Общество является декларантом, а значит, является субъектом публично - правовых таможенных отношений, возникающих в связи с выполнением своих обязанностей, предусмотренных правом Евразийского экономического союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле.

Из материалов дела следует, что согласно договору на оказание услуг в области таможенного дела на таможенного представителя обязанность по размещению товара на временное хранение на СВХ не возложена. Порядок передачи информации в случае продления таможенным органом сроков выпуска таможенных деклараций и, как следствие, необходимости помещения товара в течение 3 часов на временное хранение, между ОАО «Ю» и таможенным представителем не урегулирован.

Данный факт, по мнению суда, свидетельствует о ненадлежащем отношении ОАО «Ю» к соблюдению положений п. 3 Порядка представления документов и сведений в таможенный орган при перемещении товаров на склад временного хранения, утвержденного приказом ФТС России от 29.12.2012 № 2688 (далее - Порядок), что способствовало совершению административного правонарушения.

Вместе с тем, судом установлено, что административным органом в оспариваемом постановлении не приведено веских доводов, позволяющих прийти к выводу о наличии оснований для применения наказания в виде штрафа в размере 12 500 руб.

Юридическая техника изложения нормы, примененная законодателем в санкции ст. 16.14 КоАП РФ, предполагает, что предусмотренные виды наказания - предупреждение и штраф могут быть применены в отношении всех поименованных субъектов: граждан, должностных лиц, юридических лиц. Оснований для ограничения возможности назначения наказания юридическим лицам за рассматриваемое правонарушение только в виде административного штрафа не имеется.

С учетом конкретных обстоятельств дела, суд, исходя из общих принципов права, согласно которым санкции должны отвечать требованиям справедливости, должны быть соразмерными конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния и причиненному им вреду, посчитал возможным изменить в отношении правонарушителя меру наказания со штрафа на предупреждение.

4.2. ООО ПКФ «Вавилон» обратилось в АС АО с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Астраханской таможни о привлечении лица к административной ответственности по ч.1 ст. 16.20 КоАП РФ.

Решением АС АО от 11.07.2017 по судебному делу № А06-12033/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможней была проведена камеральная таможенная проверка по факту возможного нарушения условий пользования или распоряжения условно выпущенными товарами, помещенными обществом под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления.

В ходе камеральной таможенной проверки установлено, что обществом помещен под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления товар «виноград сушеный», ввезенный из ИР Иран.

Для выпуска товара, в соответствии с заявленной таможенной процедурой выпуск для внутреннего потребления, необходимо было предоставление на декларируемый товар декларации о соответствии, подтверждающей его соответствие требованиям технических регламентов Таможенного союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки».

Перед подачей ДТ обществом было представлено гарантийное письмо об обязательстве представления декларации о соответствии в течение 45 дней с момента выпуска декларации и об обязательстве не продавать и не передавать декларируемый товар третьим лицам до окончательного завершения таможенного контроля.

Астраханским таможенным постом на основании ч. 1 ст. 219
Закона № 311-ФЗ и в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 200 ТК ТС был осуществлен условный выпуск спорного товара.

Спорный товар обладал статусом условно выпущенного товара, и его продажа и передача третьим лицам была запрещена. Однако обществом часть условно выпущенного была продана и поставлена в адрес третьей фирмы в рамках заключенного договора, что послужило основанием для привлечения общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.20 КоАП РФ.

Арбитражным судом установлено, что вина общества доказана материалами дела, таможня правомерно привлекла заявителя к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 16.20 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что общество относится к субъектам малого и среднего предпринимательства и привлекается к административной ответственности впервые, не был принят судом, поскольку наличие данных обстоятельств не является достаточным основанием для применения положений статьи 4.1.1 КоАП РФ. В рассматриваемом случае реализация спорного товара до окончательного завершения таможенного контроля и без декларации о соответствии, подтверждающей качество и безопасность товаров, создает угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, поэтому правонарушение не может рассматриваться как малозначительное, ввиду особой важности рассматриваемого вопроса для обеспечения безопасности населения Российской Федерации.

У суда отсутствовали основания для применения ст. 4.1.1 КоАП РФ, поскольку совершенное обществом административное правонарушение могло повлечь возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей.

По аналогичным обстоятельствам в пользу таможни вынесены решения АС АО по судебным делам №№ А06-12034/2016, А06-516/2017, А06-518/2017, А06-519/2017, А06-517/2017.

4.3. Решением АС АО от 29.08.2017 по судебному делу № А06-4982/2017 изменено постановление Астраханской таможни о привлечении ИП Ниязова Р.Г.Б. к административной ответственности, предусмотренной ч.1 ст. 19.7.13 КоАП РФ путем замены штрафа на предупреждение.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что 16.05.2017 на Астраханский таможенный пост предпринимателем была представлена статистическая форма учета перемещения товаров. Согласно сведениям, содержащимся в представленной форме отчетности, предпринимателем в апреле 2017 года осуществлен экспорт товаров «продукты питания», перечисленных в статистической форме.

При этом срок для представления данной статистической формы за апрель 2017 года, установленный п. 7 Правил ведения статистики взаимной торговли Российской Федерации с государствами - членами Евразийского экономического союза, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 07.12.2015 № 1329, пропущен.

Таким образом, поскольку заявителем нарушен установленный срок представления статистической формы учета перемещения товаров за апрель 2017 года, таможня, по мнению суда, обоснованно составила по выявленному факту протокол об административном правонарушении и квалифицировала деяния заявителя по ч. 1 ст. 19.7.13 КоАП РФ.

Однако, учитывая незначительный пропуск срока подачи статистической формы, суд пришел к выводу о том, что данное конкретное правонарушение не причинило и не могло причинить серьезного ущерба и не создало существенной угрозы охраняемым законом общественным отношениям, а также интересам граждан, общества, государства. Кроме того, предпринимателем признана вина, к административной ответственности за подобные правонарушения ранее лицо не привлекалось.

Таким образом, судом установлено, что примененная к предпринимателю мера административного взыскания в виде штрафа в сумме 20 000 руб. не соответствует тяжести рассматриваемого в настоящем деле правонарушения и носит в данном случае неоправданно карательный, а не превентивный характер.

4.4. Решением АС РО от 05.09.2017 по судебному делу № А53-20962/2017 отказано в удовлетворении требований ООО «СТ Индустрия» о признании незаконным и отмене постановления таможни о привлечении общества к административной ответственности по статье 16.21 КоАП РФ.

В ходе проведения камеральной таможенной проверки, на основании документов, представленных Межрайонной ИФНС России №2 по Волгоградской области, и документов, полученных в ходе таможенного контроля, получены данные о том, что в собственности и пользовании ООО «Лукойл-КГПЗ» находятся товары импортного производства.

Товары приобретены ООО «Лукойл-КГПЗ» на территории Российской Федерации у ООО «СТ Индустрия».

В ходе камеральной таможенной проверки установлено, что декларирование спорных товаров не производилось, в БД ЕАИС таможенных органов такие сведения также отсутствуют.

Таким образом, установлено, что в нарушение ст. 153 ТК ТС обществом незаконно приобретены у третьих фирм и реализованы иностранные товары, перемещенные через таможенную границу ЕАЭС с нарушением права ЕАЭС и в отношении которых не уплачены таможенные пошлины и налоги.

С учетом изложенного суд пришел к выводу о том, что в действиях общества усматривается событие административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.21 КоАП РФ.

4.5. ЗАО «Инмар» обратилось в АС АО с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Астраханской таможни о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ

Решением АС АО от 26.09.2017 по судебному делу № А06-10418/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судом установлено, что в ходе таможенного декларирования выявлено заявление недостоверных сведений о классификационном коде товаров по ЕТНВЭД ЕАЭС, сопряженное с заявлением при описании товаров неполных, недостоверных сведений об их количестве, свойствах и характеристиках, влияющих на их классификацию, вследствие чего был занижен размера уплаты таможенных пошлин, налогов.

Кроме того, преюдициальное значение для рассматриваемого спора имеет вступившее в законную силу решение АС АО от 11.05.2017 по судебному делу № А06-10417/2016, оставленное без изменения постановлением 12ААС от 13.07.2017, которым установлен факт неверного отнесения декларантом спорного товара к подсубпозиции 8481 10 990 9 ЕТН ВЭД ЕАЭС, и фактически классификация товара «запорные клапаны» должна осуществляться в подсубпозиции 8481 80 790 0 ЕТН ВЭД ЕАЭС.

При вынесении оспариваемого постановления таможенным органом учтено, что общество является таможенным представителем, то есть лицом, осуществляющим профессиональную деятельность в области таможенного дела, а значит, должно было и имело возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена ответственность по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, путем указания достоверных сведений о наименовании, описании и классификационном коде товаров.

4.6. ООО «И.Л.Т.С.-Логистик» обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни по делу об административном правонарушении по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АС КК от 19.07.2017 по делу по делу № А32-13086/2016, оставленному без изменений постановлением 15ААС от 26.09.2017, обществу отказано в удовлетворении требований.

Таможней было установлено, что ООО «И.Л.Т.С.-Логистик» был представлен при таможенном декларировании недействительный сертификат соответствия, который не подтверждал соответствие оформляемого товара Техническому регламенту Таможенного союза ТР ТС 010/2011, утвержден решением Комиссии Таможенного союза от 18.10.2011 № 823 «О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности машин и оборудования» (далее - ТР ТС 010/2011).

Согласно ст. 3 ТР ТС 010/2011 машины и (или) оборудование выпускаются в обращение на рынке при их соответствии указанному техническому регламенту, а также другим техническим регламентам Таможенного союза, ЕврАзЭС, действие которых на них распространяется и при условии, что они прошли процедуры подтверждения соответствия, установленные техническим регламентом, а также другими техническим регламентам Таможенного союза, ЕврАзЭС, действие которых на них распространяется. Машины и (или) оборудование, соответствие которых требованиям технического регламента не подтверждено, не должны быть маркированы единым знаком обращения продукции на рынке государств-членов Таможенного союза и не допускаются к выпуску в обращение на единой таможенной территории Таможенного союза.

Товар, предъявленный к таможенному декларированию по ДТ входит в Перечень объектов технического регулирования, подлежащих подтверждению соответствия требованиям технического регламента Таможенного союза «О безопасности машин и оборудования» в форме сертификации (Приложение № 3 к ТР ТС 010/2011).

Согласно пункта 3.2 решения Комиссии Таможенного союза от 18.10.2011 № 823 «О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности машин и оборудования» документы об оценке (подтверждении) соответствия обязательным требованиям, установленным нормативными правовыми актами Таможенного союза или законодательством государства - члена Таможенного союза, выданные или принятые в отношении продукции, являющейся объектом технического регулирования Технического регламента (далее - продукция) до дня вступления в силу Технического регламента, действительны до окончания срока их действия, но не позднее 15.03.2015. Указанные документы, выданные или принятые до дня официального опубликования настоящего Решения, действительны до окончания срока их действия. Со дня вступления в силу Технического регламента выдача или принятие документов об оценке (подтверждении) соответствия продукции обязательным требованиям, ранее установленным нормативными правовыми актами Таможенного союза или законодательством государства - члена Таможенного союза, не допускается.

ООО «И.Л.Т.С. – Логистик» представило при таможенном декларировании сертификат соответствия который был выдан органом по сертификации 14.02.2013, до дня вступления в силу Технического регламента - 15.02.2013, и соответственно был действителен не позднее 15 марта 2015 года.

На момент декларирования товара - оборудование сельскохозяйственное прицепное: тяжелые дисковые бороны, 14.07.2015 сертификат соответствия являлся недействительным документом, который не подтверждал соответствии указанного товара ТР ТС 010/2011.

Таможенный представитель - ООО «И.Л.Т.С. - Логистик», осуществлявший декларирование спорного товара на профессиональной основе, обязан был знать о том, что представленный при таможенном декларировании сертификат соответствия был выдан органом по сертификации 14.02.2013, до дня вступления в силу Технического регламента - 15.02.2013, соответственно был действителен не позднее 15.03.2015 и на момент таможенного декларирования ввезенного товара - 14.07.2015 не имел юридической силы.

4.7. ООО «Бюро Квибон» обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконными и отмене постановления Новороссийской таможни о привлечении к административной ответственности за правонарушение по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ и решения ЮОТ. вынесенное по жалобе общества на данное постановление.

Решением АС РО от 28.07.2017 по делу № А53-13734/2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 05.10.2017, в удовлетворении заявленных требований общества отказано.

Обществом был ввезен и задекларирован товар - ананасовый сок, асептически упакован в полиэтиленовые мешки по 237,5 кг., уложенные в стальные бочки с крышкой емкостью 200 л., всего 160 бочек по 237,5 кг., вес нетто 38 000 кг., вес брутто 39 360 кг.

В ходе проведения таможенного досмотра установлено, что товар, ананасовый сок, находится в металлических емкостях цилиндрической формы (160 шт.), упакован в асептические мешки из полимерного материала, закупоренные пробкой. Согласно информации, нанесенной на маркировке, вес нетто каждой емкости с соком составляет 250 кг. То есть фактически в контейнерах находится товар, ананасовый сок, весом нетто 40 000 кг, что на 2 000 кг больше, чем заявлено в ДТ.

Таким образом, обществом при подаче ДТ таможенному органу не задекларирован товар, ананасовый сок, в количестве 2 000 кг.

Выявленное нарушение послужило основанием для вынесения Новороссийской таможней постановления по делу об административном правонарушении, которым ООО «Бюро Квибон» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в сумме 184 480 руб. Общество обжаловало постановление о привлечении к административной ответственности в ЮОТ.

18.08.2016 решением ЮОТ постановление таможни было отменено, дело возвращено в таможню на новое рассмотрение.

14.10.2016 постановлением таможни по делу об административном правонарушении общество вновь было признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, в виде административного штрафа в сумме 184 480 руб.

Решением ЮОТ от 12.12.2016 постановление таможни от 14.10.2016 оставлено без изменения, жалоба без удовлетворения.

Материалами дела установлено и не оспаривается заявителем, что
ООО «Бюро Квибон» в таможенному органу подана ДТ, содержащая недостоверные сведения о весе нетто товара, а именно не заявлена часть товара, ананасовый сок, в количестве 2 000 кг.

Таким образом, материалами дела об административном правонарушении, в том числе протоколом об административном правонарушении, подтверждено, что обществом допущено административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Довод общества о том, что им в таможенный орган 18.09.2015 было направлено сообщение о том, что при таможенном декларировании была допущена опечатка (ошибка), судом принято во внимание, однако, данное обстоятельство не может свидетельствовать об отсутствии вины общества в совершенном правонарушении.

Согласно примечания 2 к ст. 16.2 КоАП РФ в случае добровольного представления декларантом и (или) таможенным представителем в таможенный орган, осуществивший выпуск товаров, обращения о внесении изменений и (или) дополнений в ДТ после выпуска товаров с приложением документов, предусмотренных правом ЕАЭС, лицо, совершившее административное правонарушение, установленное ч. 2 настоящей статьи, освобождается от административной ответственности за указанное правонарушение, если на дату, предшествующую дате регистрации обращения о внесении изменений и (или) дополнений в таможенную декларацию, соблюдены в совокупности условия, предусмотренные подпунктами 1 - 3 пункта 2 указанных примечаний.

Между тем, судом установлено, что данное письмо было направлено после выявления таможенным органом события административного правонарушения.

Учитывая изложенное, постановление таможенного органа о назначении административного наказания по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 184 480 рублей является законным и обоснованным.

4.8 ИП Пириев С.З.О. обратился в АС РО с заявлением к Ростовской таможне о признании незаконными и отмене постановления по делу об административном правонарушении о привлечении к административной ответственности по ст. 16.3 КоАП России.

Решением АС РО от 20.09.2017 по делу № А53-22767/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

20.05.2017 в ходе таможенного контроля пассажиров международного авиарейса «Баку - Ростов-на-Дону» установлено, что прибывший указанным авиарейсом гражданин Республики Азербайджан Пириев С.З.О., переместил через таможенную границу ЕАЭС по «зеленому» коридору зоны таможенного контроля, расположенной в зале прилета международного сектора аэропорта г. Ростова-на-Дону, в своем багаже (полиэтиленовом пакете) товары – мужскую одежду в ассортименте, 62 шт. Таможенную декларацию ИП Пириев С.З.О. не представил.

Характер и количество товаров, перемещенных через таможенную границу Евразийского экономического союза ИП Пириевым С.З.О., свидетельствует о том, что данные товары ввезены с целью их использования в производственной деятельности, и, следовательно, подлежат таможенному декларированию в соответствии с требованиями главы 27 ТК ТС.

Однако, в нарушение ст.ст. 179, 181 ТК ТС на вышеуказанные товары в таможенный орган не были представлены таможенная декларация и (или) документы, необходимые для помещения вышеуказанных товаров под таможенную процедуру.

Товары, перемещенные 20.05.2017 через таможенную границу ЕАЭС предпринимателем, а именно «одежда для мужчин», подпадают под действие Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции легкой промышленности» (ТР ТС 017/2011). Указанные товары включены в Перечень продукции, в отношении которой подача таможенной декларации сопровождается представлением документа об оценке (подтверждении) соответствия требованиям технического регламента Таможенного союза (ТР ТС 017/2011), утвержденный Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 15.10.2013 № 228.

Таким образом, принимая во внимание письмо ФТС России № 18-12/24825 от 11.06.2013 «О квалификации административных правонарушений по ст. 16.3 КоАП РФ», таможней сделан вывод о том, что действия лица, въезжающего на таможенную территорию Таможенного союза через пассажирский пункт пропуска, предназначенный для совершения таможенных операции в отношении товаров для личного пользования, и перемещающего коммерческую партию товаров без их таможенного декларирования, согласно подп. 19 п. 1 ст. 4 ТК ТС, свидетельствуют о незаконном перемещении товаров через таможенную границу Таможенного союза, то есть данные действия лица должны рассматриваться как уклонение от стадии таможенного декларирования и, следовательно, от обязанности по предоставлению в таможенный орган соответствующих разрешительных документов. Таким образом, при ввозе предпринимателем товаров «одежда для мужчин» одновременно с таможенной декларацией таможенным органам необходимо представить сертификат соответствия или декларацию о соответствии.

На основании изложенного, в действиях ИП Пириева С.З.О. установлено наличие состава административного правонарушения, выразившегося в несоблюдении установленного ограничения на ввоз товаров на таможенную территорию ЕАЭС или в Российскую Федерацию, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.3 КоАП РФ.

4.9. ООО «Таганрогкабель» обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным постановления Таганрогской таможни по делу об административном правонарушении по ч. 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решением АС РО от 28.07.2017 по делу № А53-13008/2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 20.09.2017, в удовлетворении заявленных требований обществу отказано.

Общество заключило 03.08.2015 внешнеторговый контракт на поставку товаров производственного назначения. Оплата за товар осуществляется покупателем на счет продавца банковским переводом в течение 90 дней с момента получения товара, либо 100% предоплата.

Согласно ведомости банковского контроля, сформированной по состоянию на 08.09.2016, денежные средства за отправленный товар на счет общества поступили 10.12.2015 в сумме 180 000 рублей РФ. Справка о валютных операциях (далее - СВО) представлена обществом в уполномоченный банк 16.06.2016.

В данном случае в соответствии с требованием пунктов 3.6 и 3.8 Инструкции Банка России от 04.06.2012 №138-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных операций, порядке оформления паспортов сделок, а также порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением» (далее - Инструкция Банка России от 04.06.2012 №138-И) общество в рамках исполнения контракта обязано было представить в уполномоченный банк справку о валютных операциях не позднее 31.12.2015.

Фактически справка о валютных операциях по факту зачисления 10.12.2015 года денежных средств в сумме 180 000,00 рублей РФ представлена 16.06.2016.

Таким образом, ООО «Таганрогкабель» нарушило установленный Инструкцией Банка России от 04.06.2012 №138-И срок представления справки о валютных операциях, а именно в нарушение п. 3.8. Инструкции Банка России от 04.06.2012 № 138-И представило в уполномоченный банк справку о валютных операциях по платежу от 10.12.2015 на сумму 180000,00 рублей РФ с нарушением установленного срока на 107 дней.

Изложенное свидетельствует о наличии в действиях ООО «Таганрогкабель» состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 6.3 ст. 15.25 КоАП РФ. Директор общества вину и факт совершения административного правонарушения признал.

Довод заявителя об отсутствии возможности исполнять требования валютного законодательства ввиду болезни директора общества и отсутствия у него заместителей судом был отклонен. Согласно выписке из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Таганрогкабель» лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени общества, является директор – А.С. Булат. Учредителем (участником) общества является М.А. Забавко. Доказательства, объективно препятствовавшие учредителю общества принять меры (назначение исполняющего обязанности директора на период временной нетрудоспособности директора Булата А.С.), направленные на недопущение нарушения обществом валютного законодательства, в материалы дела не представлены. На период болезни директора общества экономическая деятельность общества не приостанавливалась, внешнеэкономическая деятельность осуществлялась, товар поставлялся, денежные средства за поставку товара перечислялись на расчетный счет продавца.

Кроме того, самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении заявленных требований является пропуск срока на обжалование оспариваемого постановления, которое было вынесено 29.09.2016, при этом общество обратилось в суд 26.05.2017, не заявляя ходатайств о восстановлении процессуального срока на подачу жалобы в суд.

С учетом изложенного, суд посчитал, что оспариваемое постановление вынесено законно и обосновано, оснований для удовлетворения заявленных обществом требований не имеется.

По аналогичным обстоятельствам были также рассмотрены в пользу таможни судебные дела по заявлениям ООО «Таганрогкабель»
№№ А53-13004/2017, А53-13000/2017, А53-12998/2017, А53-12997/2017,
А53-13005/2017, А53-12995/2017, А53-13007/2017, А53-12994/2017,
А53-13006/2017, А53-14351/2017, А53-14382/2017, А53-14354/2017,
А53-13008/2017, А53-14350/2017, А53-14374/2017, А53-14370/2017,
А53-14372/2017, А53-14377/2017, А53-14376/2017, А53-14364/2017,
А53-14366/2017, А53-14369/2017, А53-14359/2017, А53-14380/2017,
А53-14363/2017, А53-14368/2017, А53-14378/2017, А53-14375/2017,
А53-14371/2017, А53-14365/2017, А53-14373/2017, А53-14367/2017, А53-14379/2017.