Сегодня 26 апреля 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров.

1.1. ООО «Виртум» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Краснодарской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров, обязании устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя и возврате начисленных и взысканных таможенных пошлин в размере 895 302,02 руб. и пени в размере 161 758,69 руб.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края (далее – АСКК) от 24.03.2017 по делу № А32-24992/2015 (при новом рассмотрении дела) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Во исполнение внешнеторгового контракта на поставку сельскохозяйственной продукции на условиях FOB-порт Темрюк, заключенного с компанией «London Management Corporation L.P.» (Шотландия), общество реализовало на экспорт товар «рапс продовольственный» таможенной стоимостью 24 364 693,50 руб. (8 155 рублей за 1 тонну), задекларировав его по спорной ДТ в соответствии с таможенной процедурой экспорта по стоимости сделки с вывозимыми товарами.

По результатам камеральной таможенной проверки общества, проведенной СТКПВТ ЮТУ, было выявлено занижение таможенной стоимости товаров.

На основании акта таможенной проверки Краснодарская таможня приняла решение от 20.05.2015 о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, что повлекло начисление 895 302,02 руб. дополнительных таможенных платежей.

В ходе проведения проверки, по результатам анализа документов по закупке семян рапса, представленных обществом, таможенным органом установлено, что основными поставщиками семян рапса в адрес заявителя на территории Российской Федерации в 2013 году являлись ООО «Золотая Нива» и ООО «Кубаньагро-Приазовье», которые подтвердили факт продажи, а также предоставили подтверждающие документы (договоры, счета-фактуры, товарные накладные, платежные поручения), соответствующие документам, полученным от заявителя. Цена закупки семян рапса составляла от 12 272 до 12 727 руб. за тонну.

Всего за 2013 год согласно первичным бухгалтерским документам по приобретению, регистрам бухгалтерского учета и письменным пояснениям, обществом приобретено семян рапса в количестве 4 829 655 кг на общую сумму 60 868 931,37 руб.

В ходе проведения проверки установлено, что общий вес семян рапса, задекларированных обществом по спорным, составляет 5 012 500 кг, что не соответствует объему семян, закупленных обществом на внутреннем рынке Российской Федерации для дальнейшей реализации на экспорт.

При этом по результатам проведенного анализа представленных обществом сертификата качества, договора на оказание услуг по инспекции грузов, таможенный орган пришел к выводу о том, что рассматриваемый сертификат качества невозможно соотнести с товаром, задекларированным обществом на экспорт по проверяемым ДТ, в связи с несоответствием сведений со сведениями, содержащимися в ДТ: наименования морского судна, веса товара, наименования турецкого получателя и даты коносамента.

Других первичных учетных документов, свидетельствующих о факте передачи части товара в качестве компенсации, обществом не предоставлено.

Таким образом, в ходе проведения камеральной таможенной проверки, таможенный орган установил, что обществом документально не подтвержден факт приобретения на внутреннем рынке семян рапса весом 182 845 кг. В ходе судебных заседаний представитель общества не представил доказательств обратного, а представленная суду справка общества не может быть расценена в качестве доказательства того, что закупка спорного товара осуществлялась у поставщиков ООО «Золотая Нива» и ООО «Кубаньагро-Приазовье» в указанном в ней количестве.

Довод представителя общества о безосновательности суждения таможенного органа о целесообразности всей внешнеэкономической деятельности общества не принят судом, так как изложенные обстоятельства свидетельствуют о нецелесообразности внешнеэкономической деятельности общества, в связи с подтверждением наиболее высокой стоимости семян рапса при закупке на внутреннем рынке Российской Федерации, чем заявленной обществом при вывозе с таможенной территории Российской Федерации.

С учетом изложенного, суд, оценив представленные материалы проверки, пришел к выводу, о доказанности таможней, что обществом на этапе таможенного декларирования в таможенный орган представлены недостоверные сведения о стоимости и о поставщиках товара, задекларированного по проверяемым ДТ.

Также, суд со ссылкой на ст. 3 Гаагской конвенции от 05.10.1961, п. 2 ст. 27 Федерального закона от 05.06.2010 № 154-ФЗ «Консульский устав Российской Федерации», Соглашение между Правительством Турецкой Республики и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах (Анкара, 16.09.1997), п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса», отклонил довод общества о необходимости консульской легализации документов, полученных от таможенных органов Турецкой Республики.

Исходя из изложенного суд пришел к выводу о наличии у таможни оснований для корректировки таможенной стоимости вывезенных в соответствии с таможенной процедурой экспорта товаров, в связи с чем заявленные требования удовлетворению не подлежат.

1.2. ООО «Сольвей Восток» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решений Ростовской таможни от 17.10.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров, действий таможни по определению (корректировке) таможенной стоимости с применением резервного метода.

Решением Арбитражного суда Ростовской области (далее – АС РО) от 30.03.2017 по делу № А53-29375/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

На основании внешнеэкономического контракта, заключенного с компанией «Сольвей Кемикалз Интернэшнл С.А.» (поставщик, Бельгия), ООО «Сольвей Восток» (до переименования – ООО «Сольвей Пластхим»), на условиях поставки СРТ – порт Ростов-на-Дону был ввезен товар: тяжелая кальцинированная сода марки SODASOLVAY SODIUM CARBONATE DENSE и легкая кальцинированная сода марки SODASOLVAY L SODIUM CARBONATE LIGHT. Таможенная стоимость определена декларантом по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В ходе камеральной проверки таможней установлено, что согласно сведениям, заявленным декларантом по спорным ДТ, между продавцом и покупателем имеется взаимосвязь. Обществом не представлены документы, подтверждающие отсутствие влияния взаимосвязи на стоимость сделки. Кроме того, таможня признала представленные обществом документы и сведения недостаточными для подтверждения заявленной таможенной стоимости товара.

Судом указано, что обществом не представлены документы, подтверждающие отсутствие влияния взаимосвязи на стоимость сделки.

Судом сделана ссылка на п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства (далее – Постановление Пленума № 18), согласно которому в случае возникновения спора о правомерности применения первого метода на таможенном органе лежит бремя доказывания признаков того, что взаимосвязь сторон могла повлиять на цену, а на декларанте - обязанность доказать, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки.

Таким образом, в случае выявления таможней признаков недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров, ввозимых по сделке, совершенной между взаимосвязанными лицами, в порядке исключения из общего правила именно на декларанта возлагается бремя предоставления документов и сведений, подтверждающих допустимость применения первого метода определения таможенной стоимости.

Таможенным органом было выявлено два признака недостоверного таможенного декларирования: непредставление документов, подтверждающих отсутствие влияния взаимосвязи на стоимость сделки и наличие отклонения стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности ввозятся однородные товары.

Цена товара в инвойсах, предоставленных таможенной службой Республики Болгария, отличается в большую сторону от заявленных цен товаров, задекларированных обществом в спорных ДТ.

По результатам проведенных проверочных мероприятий установлено, что АО «Сольвей Кемикалз Интернэшнл СА» (Бельгия) продает товар ООО «Сольвей Восток» по цене значительно ниже, чем закупает его у «SOLVAY SODI AD» (Болгария), при этом оплачивая стоимость перевозки товаров из порта отправления Варна до порта назначения - Ростов-на-Дону. Данный факт указывает на наличие влияния взаимосвязи продавца и покупателя на стоимость сделки, так как противоречит принципам рыночной экономики, а также целям получения прибыли при осуществлении внешнеэкономических операций в условиях внешнеэкономического оборота.

Представленные обществом в материалы дела многочисленные ответы «Сольвей Кемикалз Интернэшнл С.А.» на адвокатские запросы судом не приняты во внимание, так как не подтверждены какими-либо доказательствами и не могут быть надлежащими доказательствами по делу, с учётом длительного осуществления коммерческой деятельности и наличия взаимосвязи.

Так же судом учтены положения п. 11 Постановления Пленума № 18, согласно которому, рассматривая споры о правомерности корректировки таможенной стоимости, произведенной в рамках таможенного контроля до выпуска товаров, судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 65 - 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС), решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Судом указано, что ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа.

1.3. ООО ««Бизнестранслогистик» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Таганрогской таможне о признании незаконным решения от 06.05.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АСРО от 06.02.2017 по делу № А53-25464/2016 (оставлено без изменений судом апелляционной инстанции) в удовлетворении заявленных требований отказано.

В рамках исполнения контрактов, идентичных по содержанию, заключенных между ООО «Бизнестранслогистик» и ООО «НПП «Красногоровский машиностроительный завод» (Украина), на таможенную территорию Таможенного союза на условиях СРТ ввезен товар «уголь каменный: антрацит марки АШ, фракции 0-6мм». Таможенная стоимость определена декларантом методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В подтверждение заявленной таможенной стоимости декларантом представлены контракты купли-продажи, спецификации к указанным контрактам, инвойсы, договор транспортной экспедиции.

При заявленных декларантом условиях поставки СРТ, в ходе камеральной таможенной проверки установлены доказательства несения расходов покупателем товаров по договору транспортной экспедиции, связанных с предоставлением ООО «Абсолют Юг Транс» железнодорожного подвижного состава для осуществления перевозок груза ООО «Бизнестранслогистик».

В ходе рассмотрения дела установлено, что представленные заявителем в подтверждение стоимости приобретенного товара документы являются недостоверными. Из представленных документов усматривается отсутствие расходов по транспортировке товара до станции Марцево (Россия) поставщиком товара, что фактически не возможно.

Установив отсутствие в материалах дела доказательств несения расходов на погрузочно-разгрузочные работы и транспортировку продавцом товаров, а также документов, подтверждающих силами каких лиц и на каких условиях были произведены спорные услуги, суд пришел к выводу, что декларантом не представлены к таможенному оформлению документы, подтверждающие действительный объем дополнительных начислений к цене сделки, подлежащих включению в состав таможенной стоимости, в связи с чем у таможенного органа отсутствовала возможность уточнить структуру таможенной стоимости по цене сделки с ввезенными товарами, то есть скорректировать таможенную стоимость товаров в рамках заявленного декларантом основного метода таможенной оценки.

Вместе с тем, заявителем не представлено доказательств, подтверждающих действительную сумму перечисленных денежных средств и поставленных в адрес заявителя услуг ООО «Абсолют Юг Транс». Заявитель в судебном заседании подтвердил, что ему не известно, сколько денежных средств было перечислено перевозчику, акты сверки с данным лицом не оформлялись.

Недостоверность представленных при декларировании документов также подтверждена вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении (далее – АП).

1.4. Верховным Судом Российской Федерации (далее – ВС РФ) 03.02.2017 были рассмотрены кассационные жалобы Астраханской таможни по 10 делам по заявлениям ООО «Натспром» об обжаловании требований таможни об уплате таможенных пошлин, налогов. Основанием для выставления оспоренных требований об уплате платежей послужили решения о корректировке таможенной стоимости товаров, принятые по результатам проведенной Астраханской таможней камеральной таможенной проверки. Все решения о корректировке таможенной стоимости основаны на идентичных обстоятельствах.

Определениями ВС РФ от 09.02.2017 были отменены принятые не в пользу таможенного органа судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций по делам №№ А06-2741/2014, А06-2750/2014,
А06-2941/2014, А06-2655/2014, А06-2652/2014, А06-2809/2014, А06-2813/2014, А06-3051/2014, А06-2953/2014, в удовлетворении требований ООО «Натспром» по указанным делам отказано в полном объеме.

В определениях ВС РФ указал, что первый метод определения таможенной стоимости ООО «Натспром» не мог быть применен, а выводы судов нижестоящих инстанций о правомерности определения таможенной стоимости декларантом исходя из стоимости сделки с ввозимыми товарами и необоснованности корректировки таможенной стоимости, выставления таможенным органом оспариваемого требования не могут быть признаны правильными, поскольку они сделаны без учета положений ст. 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза» (далее – Соглашение).

ВС РФ согласился с позицией таможни, основанной на системном толковании положений пунктов 1, 3, 4, 4.1, 4.2 ст. 4 Соглашения, п. 19 Постановления Пленума № 18, о том, что именно на декларанта, а не на таможенный орган, возложена обязанность в условиях взаимосвязи сторон сделки доказать, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее такой взаимосвязи сторон, а также представить таможенному органу доказательства того, что заявленная стоимость сделки с ввозимыми товарами приемлема для таможенных целей, что в конечном итоге влияет на возможность применения первого метода определения таможенной стоимости.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. ИП Егизарян А.Э. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Краснодарской таможни от 04.10.2016 по классификации товара по Единой товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее - ТН ВЭД ЕАЭС) в подсубпозиции 6405 20 910 0.

Решением АСКК от 03.03.2017 по делу № А32-42021/2016 в удовлетворении требований отказано.

Предпринимателем в рамках внешнеторгового контракта с фирмой LMZ (JIANGSU) INDUSTRIAL CO. LTD (Китай), ввезен товар «верхняя часть для обуви, используемой для хождения в номере отеля, изготовленная из махровой ткани, не для розничной продажи…». В графе 33 ДТ заявлен код ТН ВЭД ЕАЭС 6406 10 900 0.

В ходе проведения дополнительной проверки проведена таможенная экспертиза ЭКС - филиалом ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону (далее – ЦЭКТУ)

Согласно заключению таможенного эксперта ЦЭКТУ, по поставленным вопросам экспертом сделаны следующие выводы о том, что образцы не являются заготовками верха обуви, являются законченными изделиями – обувью – пантолетами (комнатными тапочками), пригодны для непосредственной эксплуатации в жилых помещениях.

На основании заключения эксперта таможенным органом принято решение по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС от 04.10.2016, в соответствии с которым товар классифицирован в подсубпозиции 6405 20 910 0 ТН ВЭД ЕАЭС «Обувь прочая:- с верхом из текстильных материалов: - с подошвой из других материалов: - комнатные туфли и прочая домашняя обувь».

Суд считает, что таможенный орган пришел к обоснованному выводу о том, что товар не может классифицироваться в подсубпозиции 6406 10 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС как «Детали обуви (включая заготовки верха обуви с прикрепленной или неприкрепленной основной стелькой); вкладные стельки, подпяточники и аналогичные изделия; гетры, гамаши и аналогичные изделия, и их детали: - заготовки верха обуви и их детали, за исключением задников и жестких внутренних и промежуточных деталей: - из прочих материалов».

В соответствии с текстом товарной позиции 6405 «Обувь прочая», при условии соблюдения положений примечаний 1 и 4 к данной группе в данную товарную позицию включаются все виды обуви, имеющие подошву и верх из материала или комбинации материалов, не упомянутых в предыдущих товарных позициях данной группы. В данную товарную позицию включаются, в частности:

обувь с подошвой из дерева, пробки, бечевки или веревки, картона, меха, текстильного материала, войлока или фетра, нетканых материалов, линолеума и т.д. Верх такой обуви может быть изготовлен из любого материала.

Ссылки предпринимателя за акт экспертизы эксперта Торгово-промышленной палаты Краснодарского края отклонен судом, поскольку заключение эксперта не является для арбитражного суда обязательным, а оценивается как одно из доказательств. В данном случае экспертиза проведена по инициативе предпринимателя, эксперт об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения не предупреждался.

Представленные заявителем договоры на дальнейшую переработку пантолетов не опровергают позицию таможенного органа. Дальнейшая доработка товара, произведенного в КНР, является правом предпринимателя. Кроме того, отсутствуют доказательства реального исполнения данных договоров.

2.2. ООО «Инвест Эталон Юг» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Краснодарской таможне и ЮТУ о признании недействительными требований Краснодарской таможни об уплате таможенных платежей, выставленных в связи с принятием таможней решений по классификации товара по коду ТН ВЭД ЕАЭС 8701 10 000 0.

Решением АСКК от 19.01.2016 по делу № А32-31844/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

На основании договора поставки, заключенного с компанией «Chongqing Shineray Agricultural Machinery Co., Ltd» (Продавец, Китай) ООО «Инвест Эталон Юг» ввезло товар «машины сельскохозяйственные, предназначены для обработки и подготовки почвы, код ОКП 47 2400: бензиновый мотоблок, 1-цилиндровый, четырехтактный, с воздушным охлаждением, мощностью 7,5 л.с. (7,5 кВт),…, модель МБ-2», (далее - «мотоблок МБ-2»).

При таможенном декларировании данный товар классифицирован обществом в подсубпозиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС как «рыхлители и культиваторы».

По результатам камеральной таможенной проверки, проведенной ЮТУ, приняты решения по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС от 15.07.2016, которыми товар классифицирован в подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС «тракторы, управляемые рядом идущим водителем».

На основании указанных решений по классификации товара таможней приняты решения от 22.07.2016 о внесений изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ, а также начислены дополнительные таможенные платежи и выставлены заявителю требования об уплате таможенных платежей на сумму 552 497,92 руб.

Согласно тексту товарной позиции 8432 в нее включаются «Машины сельскохозяйственные, садовые или лесохозяйственные для подготовки и обработки почвы; катки для газонов или спортплощадок».

В подсубпозиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются «рыхлители и культиваторы».

Исходя из наименования подсубпозиции, указанной при декларировании, классификационным критерием, позволяющим отнести товар к подсубпозиции 8432 29 100 0, является наличие у оборудования только одной единственной функции – рыхлить или культивировать.

Такие узкие функциональные возможности обуславливают, в свою очередь, возможность применения машины исключительно с целью подготовки или обработки почвы.

Таким образом, в подсубпозицию 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС включаются сельскохозяйственные, садовые или лесохозяйственные машины, имеющие единственное функциональное предназначение – рыхлить или культивировать почву. То есть машины подлежат классификации в данной подсубпозиции, если их функциональное назначение ограничивается применением в качестве рыхлителя или культиватора.

В подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются тракторы, управляемые рядом идущим водителем.

Согласно примечанию 2 к группе 87 ТН ВЭД ЕАЭС в данной группе термин «тракторы» означает транспортные средства, предназначенные в основном для буксировки или толкания других транспортных средств, устройств или грузов, независимо от того, имеют они или нет дополнительные приспособления, в сочетании с основным назначением трактора, для перевозки инструментов, семян, удобрений или других грузов.

В соответствии с ГОСТ 12.2.140-2004 «Тракторы малогабаритные. Общее требование безопасности»: мотоблок - одноосный малогабаритный трактор, у которого тяговое усилие создается за счет сцепления рабочих колес с землей, и который предназначен для привода сменных навесных и прицепных машин и орудий и одноосных прицепов.

При этом факт наличия или отсутствия в штатной комплектации навесного оборудования или тележки не имеет определяющего значения для классификации спорного оборудования в рассматриваемой подсубпозиции, поскольку по смыслу примечаний 2 к группе 8701 товары включаются в подсубпозицию 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС независимо от того, имеют они или нет дополнительные приспособления.

Выводы эксперта подтверждают тот факт, что конструктивные особенности «Мотоблока МБ-2» позволяют использовать его не только по своему основному назначению (обработка почвы путем культивирования), но и для толкания/буксирования различных сменных приспособлений или буксирования транспортной тележки для перевозки грузов. Также на возможность применения «Мотоблока МБ-2», благодаря его конструкции, описанными выше способами указано в инструкции по эксплуатации «Мотоблока МБ-2», представленной ООО «Инвест Эталон Юг» при таможенном декларировании, а также инструкции, извлеченной из коробки при проведении экспертизы.

В конструкции «Мотоблока МБ-2» имеется штанговое рулевое устройство, с возможностью промежуточных установок ручки управления в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Наличие рулевого устройства «Мотоблока МБ-2» согласуется с наименованием подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, в которой классифицируются «тракторы, управляемые рядом идущим водителем».

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что ввезенный товар - «Мотоблок МБ-2», в виду его конструктивных и технических особенностей, наряду с основным назначением по обработке почвы путем культивирования, предназначен также для использования и в других целях, в том числе для перевозки грузов, путем буксировки и толкания различных сменных приспособлений или транспортной тележки.

2.3. ООО «АСБ» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решений Новороссийской таможни от 13.10.2016 по классификации товаров по коду ТН ВЭД ЕАЭС 8441 80 000 0, обязании произвести таможенное оформление и выпуск товара в свободное обращение по заявленному ООО «АСБ» коду ТН ВЭД ЕАЭС 8441 40 0000.

Решением АСКК от 06.03.2017 по делу А32-46183/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В соответствии с текстом товарной позиции 8441 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включается оборудование для производства изделий из бумажной массы, бумаги, или картона, включая резательные машины всех типов, прочее.

В подсубпозиции 8441 40 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, согласно ее тексту, классифицируются машины для формования изделий из бумажной массы, бумаги или картона. В подсубпозиции 8441 80 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, согласно ее тексту, классифицируется оборудование прочее.

Согласно п. 11 Пояснений к товарной позиции 8441 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются машины для формования изделий из бумажной массы, бумаги или картона (упаковки для яиц, тарелки или розетки для кондитерских изделий или для туристов, игрушки и т.п.); несмотря на то, что эти машины обычно оснащены нагревательными устройствами, они включаются в данную товарную позицию.

Машина модели DEBAO-D16 для производства бумажных стаканчиков состоит из следующих основных узлов, систем и механизмов: главного двигателя, накатного станка, электрического нагревателя, механической и пневматической системы, ультразвуковой головки для термической сварки (герметизации) бокового шва заготовки, конусообразной матрицы, пресс-формы, узла впрессовки вырубленного дна, насоса для бумаги, колеса насечек.

Принцип работы машины заключается в следующем: из нарезанных заранее заданного размера заготовок бумаги, машина собирает корпус бумажного стаканчика, оборачивая заготовку вокруг матрицы и скрепляя боковой шов ультразвуковой термосваркой, затем происходит автоматическая подача заготовки сформированного дна стаканчика, изготовленного методом высечки из поступающей в машину рулонной бумаги, и его пайка к корпусу с дальнейшей насечкой и завальцовкой, затем выполняется заворот верхней кромки стаканчика. Машина модели DEBAO-D16 не относится к машинам для производства бумажных стаканчиков метом формования.

Исходя из вышеизложенного товар нельзя отнести к подсубпозиции
8441 40 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС «машины для формования изделий из бумажной массы, бумаги, бумаги или картона», поскольку данное оборудование не производит бумажные стаканчики методом формования.

Таким образом, таможенным органом принято законное и обоснованное решение о классификации товара по подсубпозиции 8441 80 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.4. ИП Леонов С.В. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений Ростовской таможни от 27.11.2015 по классификации товаров по кодам ТН ВЭД ТС 8419 39 000 9 и 8419 89 989 0.

Решением АСРО от 11.07.2016 по делу № А53-2796/2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 30.09.2016, заявленные обществом требования удовлетворены – решения таможенного органа признаны недействительными. Постановлением АССКО от 18.01.2017 вышеуказанные судебные акты отменены по следующим основаниям.

Предприниматель подал в таможенный орган ДТ, в которой задекларировал товар «оборудование для производства обуви» (товары № 1-5). Товары классифицировал в товарной подсубпозиции 8453 20 000 0 ТН ВЭД ТС.

Таможня решениями от 27.11.2015 товары № 1 и 5 классифицировала в товарной подсубпозиции 8419 39 000 9 ТН ВЭД ТС, а товары № 2 и 3 – в товарной подсубпозиции 8419 89 989 0 ТН ВЭД ТС.

Судом кассационной инстанции указано, что вывод судов о том, что в оборудовании для изготовления и ремонта обуви процесс нагревания и осушения является второстепенным, вспомогательным процессом не основан на технической документации указанного оборудования. При этом в процессе работы спорного оборудования нагрев, увлажнение, осушение и охлаждение материалов является целью трансформации материалов (придание необходимой формы, размера деталей, натянутых на колодку).

Суды не установили, в чем выразилась механическая функция оборудования, указав лишь на увлажнение, нагрев и сушку.

В разделе Б «Общее построение группы» общих положений пояснений к группе 84 ТН ВЭД ТС указано, что в товарные позиции 8402 – 8424 включаются другие машины и устройства, классифицируемые главным образом по их функциям независимо от отрасли промышленности, в которой они применяются; в товарные позиции 8425 – 8478 включаются машины и устройства, которые за некоторыми исключениями классифицируются по отрасли промышленности, в которой они применяются, независимо от их конкретных функций в этой отрасли.

Согласно примечанию 2 к группе 84 ТН ВЭД ТС при условии соблюдения положений примечания 3 к разделу 16 и примечания 9 к данной группе машина или устройство, которое отвечает описанию в одной или более товарных позициях 8401 – 8424 или товарной позиции 8486 и в то же самое время описанию в одной или более товарных позициях 8425 – 8480 включается в соответствующую товарную позицию первого упомянутого ряда товарных позиций или в товарную позицию 8486 в зависимости от конкретного случая, а не второго упомянутого ряда.

В соответствии с пояснениями к товарной позиции 8453 ТН ВЭД ТС в нее также не включаются сушильные машины товарной позиции 8419. В соответствии с текстом товарной позиции 8419 в нее включаются машины, оборудование промышленное или лабораторное с электрическим или неэлектрическим нагревом (исключая печи, камеры и другое оборудование товарной позиции 8514) для обработки материалов в процессе с изменением температуры, таком как пропаривание, сушка, выпаривание, конденсирование или охлаждение, за исключением машин и оборудования, используемых в бытовых целях). Согласно пояснений к товарной позиции 8419 ТН ВЭД ТС в нее включается оборудование, предназначенное для нагревания или охлаждения материалов, проводимого либо для простого изменения температуры, либо для трансформации материалов, происходящей в основном в результате изменения температуры.

Кроме того, в товарной позиции 8419 классифицируются машины, в которых достижение главной функции их работы является непосредственным результатом изменения температуры материала, в том числе пропариванием (в промышленности такими процессами являются выделение экстрактов, рафинирование масел, бланширование картофеля, термообработка емкостей, снятие пера и пуха с тушек птицы, мойка бутылок, дефростация, увлажнение или нагрев сухой или мерзлой древесины и пр.).

Исходя из изложенного, судом кассационной инстанции указано на ошибочность выводов судов первой и апелляционной инстанции о неверной классификации таможней ввезенных предпринимателем товаров.

2.5. ООО «Приазовский торговый центр» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решений Таганрогской таможни от 27.10.2016 по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС по коду 8536 69 900 8 и принятые в соответствии с ними решения о внесении изменений и дополнений в сведения, указанные в ДТ.

Решением АС РО от 21.01.2017 по делу № А53-31997/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Обществом ввезены и задекларированы товары «Соединители и контактные элементы для проводов и кабелей на напряжение не более 1000В, вилка кабельная (вставка) предназначена для безопасного и надежного присоединения сварочного кабеля к сварочному аппарату…», которые классифицированы им в товарных подсубпозициях 8536 90 100 0 и 8536 90 100 9 ТН ВЭД ЕАЭС, которой соответствует текст: Аппаратура электрическая для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях (например, выключатели, переключатели, прерыватели, реле, плавкие предохранители, гасители скачков напряжения, штепсельные вилки и розетки, патроны для электроламп и прочие соединители, соединительные коробки) на напряжение не более 1000 В; соединители для волокон оптических, волоконно-оптических жгутов или кабелей: -- устройства прочие: -- соединители и контактные элементы для проводов и кабелей (--прочие).

По результатам проведенной камеральной таможенной проверки таможней приняты решения по классификации товара, в соответствии с которыми код ввезенного товара ТН ВЭД ЕАЭС изменен на код 8536 69 900 8 ТН ВЭД ЕАЭС, которому соответствует текст: «патроны для ламп, штепсели и розетки, прочие: --прочие: --прочие».

Согласно пояснениям раздела 3 к товарной группе 8536 в данную товарную позицию включается аппаратура для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях.

Эта аппаратура используется для соединения различных частей электрических схем. Она включает штепсельные вилки, розетки и другие контакты для соединения подвижных выводов или аппаратов с установкой, которая обычно неподвижна. К данной категории относятся штепсельные вилки и розетки (включая используемые для соединения двух подвижных выводов). Штепсельная вилка может иметь один или более штырьковых или боковых контактов, соответствующих отверстию или контакту в штепсельной розетке. Корпус штепселя или один из контактов может использоваться для заземления.

Таким образом, данные товары должны быть классифицированы в подсубпозициях 8536 69 100 – 8536 69 900.

В подсубпозицию 8536 69 100 0 для коаксиальных кабелей включаются штепсельные вилки и розетки, используемые только для коаксиальных соединений, где коаксиальные кабели могут быть постоянно присоединены к контактам на других концах.

Согласно Пояснениям к подсубпозиции 8536 90 100 0 «Соединители и контактные элементы для проводов и кабелей», в данную подсубпозицию включаются все оконечные устройства, установленные на концах проводов или кабелей для электрической коммутации способами, отличными от штепселирования (например, обжим, завинчивание, спайка или клеммы).

В рассматриваемом товаре байонет является фиксирующим устройством соединителя в сочленённом положении.

Таким образом, в том числе исходя из сведений, содержащихся в представленной декларантом технической документации, классификация товаров в подсубпозиции 8536 90 100 9, 8536 90 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС исключается, поскольку вышеприведенные описание, функциональное назначение и способ применения спорного товара удовлетворяет описанию товарной подсубпозиции 8536 69 900 8.

В соответствии с основными правилами интерпретации 1 и 6, товар «соединители и контактные элементы для проводов и кабелей…» классифицирован в подсубпозиции 8536 69 900 8 ТН ВЭД ЕАЭС, как более полно соответствующий описанию спорного товара и его функциональному назначению.

Вышеприведенные доводы, подтверждаются также предварительными решениями по классификации товара от 28.02.2012 №№ RU/10400/12/0012, RU/10400/12/0014, RU/10400/12/0015.

2.6. ООО «Перама» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения Таганрогской таможни от 27.10.2016 по классификации товара по коду ТН ВЭД ЕАЭС 7204 29 000 0.

Решением АС РО от 01.03.2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

ООО «Перама» для вывоза товара по внешнеторговому контракту за пределы Таможенного союза на условиях поставки FOB - Таганрог, был заявлен товар: «бывшие в употреблении стальные трубы для производства микросвай, диаметр 73 мм».

Заявленный к таможенному оформлению товар по ДТ № 10319070/160516/0000239 классифицирован Обществом в товарной подсубпозиции 7304 59 920 9 ТН ВЭД ЕАЭС, которой соответствует текст: «Трубы, трубки и профили полые, бесшовные, из чёрных металлов (кроме чугунного литья): прочие, круглого поперечного сечения из другой легированной стали: прочие: прочие: наружным диаметром не более 168,3 мм: прочие.

В рамках проведения таможенного контроля принято решение о назначении таможенной экспертизы, по вопросу идентификации товаров, и как следствие выяснения правильности классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Также, в ходе таможенного контроля, в целях подтверждения правильности классификации товара обществом было представлено заключение независимой идентификационной экспертизы.

Таможней на основании заключения таможенного эксперта принято решение по классификации товара в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС, согласно которому код товара, был изменен на код 7204 29 000 0, которому соответствует текст: «Отходы и лом черных металлов; слитки черных металлов для переплавки (шихтовые слитки): отходы и лом легированной стали: прочие».

Исходя из описания товара в графе 31 ДТ бывшие в употреблении стальные трубы предназначены для производства микросвай, то есть, не предназначены для использования в качестве насосно-компрессорных труб. При этом насосно-компрессорные трубы наружным диаметром 73 мм классифицируются в подсубпозиции 7304 29 100 в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС.

Согласно примечанию 8 а) к разделу XV ТН ВЭД ЕАЭС «недрагоценные металлы и изделия из них» в данном разделе термин «отходы и лом» означает - металлические отходы и лом, полученные в процессе производства или механической обработки металлов, а также металлические изделия, окончательно не пригодные для использования в том качестве, для которого они предназначены, вследствие поломки, разрезов, износа или других причин.

Согласно пункту 90 Сборника решений и разъяснений по классификации по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (ТН ВЭД ЕАЭС) отдельных товаров, утвержденного распоряжением ФТС России от 15.08.2014 № 233-р «О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров» (далее - Сборник решений), бывшие в употреблении трубы из черных металлов, в том числе трубы, разрезанные вдоль, не пригодные для использования в том качестве, для которого они предназначены, классифицируются в товарной позиции 7204 ТН ВЭД ТС (ЕАЭС) независимо от того, могут они быть использованы вторично в других целях или нет.

Основополагающим критерием для разграничения отнесения бывших в употреблении насосно-компрессорных труб из легированной стали к тому или иному коду классификации товаров, служит выяснение факта пригодности их использования в том качестве, для которого они предназначены, то есть для бурения нефтяных и газовых скважин или проведения иных работ под высоким давлением.

В заключении таможенный эксперт указал, что трубы по установленным показателям внешнего вида, износу, химическому составу, идентифицированы как трубы насосно-компрессорные бывшие в употреблении, по показателям установленных дефектов не могут использоваться по своему целевому назначению в качестве насосно-компрессорных, по этому показателю соответствуют Примечанию 8 (а) к XV разделу ТН ВЭД ЕАЭС.

Суд пришел к выводу, что даже если есть возможность отремонтировать спорные трубы, то такие трубы могут быть использованы только лишь в целях, отличных от их прямого предназначения (насосно-компрессорных). Вывод о том, что трубы могут использоваться по их прямому назначению – для насосно-компрессорных работ, то есть для бурения нефтяных и газовых скважин или проведения иных работ под высоким давлением, – в данном экспертном заключении не содержится.

Из анализа вышеприведенных положений закона в их взаимосвязи следует, что, рассматриваемые трубы окончательно не пригодны для использования в том качестве, для которого они предназначены, и, следовательно, соответствуют Примечанию 8 (а) к XV разделу ТН ВЭД ЕАЭС и пункту 90 Сборника решений.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с возвратом таможенных платежей.

3.1. ООО «ФРЕШ» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Краснодарской таможне о признании незаконным бездействия таможни по не возврату излишне взысканных таможенных платежей, по невнесению изменений в ДТ; об обязании таможни возвратить излишне взысканные таможенные платежи в размере 365 789,11 руб.

Решением АСКК от 19.09.2016 по делу № А32-25612/2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 07.12.2016 требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением АССКО от 10.03.2016, указанные судебные акты были отменены, дело направленно на новое рассмотрение в АСКК.

Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал следующее.

Удовлетворяя заявленные обществом требования, суды сделали выводы о том, что общество в подтверждение заявленной таможенной стоимости товара, ввезенного по спорным ДТ, предоставило установленный таможенным законодательством обязательный пакет документов, что в свою очередь свидетельствует о достаточности представленных декларантом документов.

Вместе с тем, суды не сослались на доказательства, подтверждающие представление обществом таможне указанных доказательств (в том числе прайс-листов, платежных документов) при декларировании товара, а также дополнительно по запросу таможни, тогда как таможня указывала на непредставление ей таких документов.

Не подтвержден ссылками на материалы дела вывод судебных инстанций о том, что в подтверждение сведений о заявленной таможенной стоимости по каждой ДТ общество представило таможне пояснения по обстоятельствам рассматриваемой сделки и условий продажи товаров; пояснения в отношении сведений о заявленной таможенной стоимости; оборотно-сальдовую ведомость по счету бухгалтерского учета 41.01 «Товары на складах» по оприходованию декларируемого товара; ведомость банковского контроля, полученную по электронным зашифрованным каналам (банк-клиент); прайс-лист турецкой компании; платежные поручения, подтверждающие оплату и списание таможенных платежей по спорным ДТ, Суды не указали, когда названные документы были представлены таможне, не дали оценку представленным в материалы дела письмам и пояснениям общества, в которых отсутствует указание на имеющиеся к ним приложения, а также отсутствуют отметки таможни в получении этих документов, и не учли отсутствие в материалах дела, в частности, прайс-листов и платежных документов на оплату товара.

Согласно п. 11 Постановления Пленума № 18, рассматривая споры о правомерности корректировки таможенной стоимости, произведенной в рамках таможенного контроля до выпуска товаров, судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 65 - 69 ТК ТС решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Судебные инстанции указали на отсутствие противоречий и признаков недостоверности между одними и теми же сведениями, содержащимися в представленных документах, без ссылки на конкретные доказательства, на основании которых сделали такой вывод.

Суды не исследовали и не оценили довод таможни о фактическом наличии у таможенного органа оснований для проведении дополнительных проверок и значительном отклонении величины таможенной стоимости ввезенных обществом по спорным ДТ товаров, по сравнению с имеющейся в таможенном органе информацией об однородных товарах, ввезенных на территорию Таможенного союза за аналогичный период времени, и не указали мотивы, по которым не приняли довод таможни о том, что товары, информация о которых использовалась при контроле таможенной стоимости ввезенных по спорным ДТ товаров, являются однородными, при этом разница в стоимости транспортировки оцениваемого и сравниваемого товара от пункта отправления до места прибытия на территорию Таможенного союза является незначительной, условия поставки, вне зависимости от их формализации и в соответствии с Инкотермс 2010 являются сопоставимыми.

Со ссылкой на п. 10 Постановления Пленума № 18 суд кассационной инстанции указал, что сделав вывод о том, что общество представило таможне документы, подтверждающие заявленную им при декларировании таможенную стоимость товаров (по первому методу), суды также не дали оценку доводу таможни о том, что общество без объяснения причин отказалось представить дополнительно запрошенные у него документы и пояснения в подтверждение заявленной таможенной стоимости товаров, учитывая выявленные таможней признаки, указывающие на то, что заявленные обществом сведения могут являться недостоверными или должным образом не подтверждены, и самостоятельно подало в таможенный орган заявление о зачете денежных средств в счет таможенных платежей, указав о согласии с обоснованностью признаков, указанных в решениях таможни о дополнительных проверках, а также согласилось, в связи с отсутствием ценовой информации для определения таможенной стоимости спорного товара в рамках статей 5 - 9 Соглашения, определить таможенную стоимость на основании информации, представленной таможенным органом. Суды не проверили довод таможни о низком ценовом уровне ввезенных по спорным ДТ товаров, а также не дали оценку доводу таможни о том, что непредставление обществом, в том числе, дополнительно запрошенных у него документов, не позволило таможне уточнить цену товара, проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и установить причину отличия цены сделки от ценовой информации, имеющейся у таможенного органа по идентичным (однородным) товарам.

Таким образом, вывод судов о том, что представленные обществом в процессе таможенного оформления и таможенного контроля документы позволяют однозначно сделать вывод о структуре таможенной стоимости товара, ввезенного на таможенную территорию Таможенного союза по спорным ДТ, и подтверждают заявленные декларантом сведения, а также об излишней уплате обществом таможенных платежей по спорным ДТ, является преждевременным, основанным на неполном исследовании представленных в материалы дела доказательств и обстоятельств данного дела.

3.2. ООО «Альтернатива» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Новороссийской таможне о признании незаконным решения Новороссийской таможни от 14.05.2015 об оставлении без рассмотрения заявлений о возврате излишне уплаченных таможенных платежей от 07.05.2015, обязании осуществить возврат излишне уплаченных таможенных платежей в размере 37 760,86 руб.

Решением АСКК от 13.03.2017 по делу № А32-27590/2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

На основании внешнеторгового договора (контракта) купли-продажи, заключенного фирмой «CHANGHAI ZHUAN QIN TRADE Co., Ltd» (Китай), общество ввезло товар «панели для напольного покрытия, изготовленные из древесно-волокнистых плит высокой плотности (HDF)…», условия поставки FOB-Шанхай. При определении таможенной стоимости товаров обществом применялся первый метод определения таможенной стоимости.

В ходе таможенного контроля таможенный орган установил признаки недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценой на однородные товары при сопоставимых условиях из ввоза.

Таможенным органом было принято решение о проведении дополнительной проверки. Письмом общество уведомило таможенный орган об отказе в предоставлении запрашиваемых документов и сведений и согласии с корректировкой таможенной стоимости. 18.05.2012 таможенным органом принято решение о корректировке таможенной стоимости товара

Полагая, что доначисленные таможенные платежи излишне уплаченными, общество обратилось в таможню с заявлениями о возврате денежных средств.

Письмом таможни от 14.05.2015 обществу отказано в рассмотрении заявлений о возврате денежных средств. Отказ мотивирован тем, что факт излишней уплаты или излишне взысканной суммы таможенных платежей отсутствует.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в арбитражный суд с настоящим заявлением.

При принятии решения суд руководствовался следующим.

Суд посчитал, что рассмотрение вопроса о признании незаконным решения Новороссийской таможни об оставлении без рассмотрения заявлений о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, об обязании осуществить возврат излишне уплаченных таможенных платежей находится во взаимосвязи с выяснением вопроса о законности решения о корректировке таможенной стоимости товара, повлекшего доначисление спорных таможенных платежей.

Вывод таможни о невозможности принятия заявленной обществом таможенной стоимости товара, определенной первым методом, и, соответственно, принятие впоследствии решения о корректировке таможенной стоимости обусловлены неустранением обществом оснований для проведения дополнительной проверки.

В соответствии с правовой позицией, содержащейся в п. 8 Постановления Пленума № 18, таможня обязана предоставить декларанту реальную возможность устранения возникших сомнений в достоверности заявленной им таможенной стоимости, а декларант вправе представить возражения (пояснения) по выявленным таможней признакам недостоверного декларирования таможенной стоимости, которые должны быть учтены таможней при принятии окончательного решения.

Между тем, общество не только не воспользовалось предоставленным ему правом, а напротив, проигнорировало требования таможни о представлении дополнительных документов. В тот же день письмом общество уведомило таможенный орган об отказе в предоставлении запрашиваемых документов и сведений, а также о согласии осуществления в установленном порядке корректировки таможенной стоимости товара исходя из указанной таможенным органом величины таможенной стоимости.

С учетом вышеизложенного, суд пришел к выводу, что общество публично-правовую обязанность не исполнило, дополнительно запрошенные документы и пояснения не представило, соответственно, сомнения таможни в достоверности сведений о заявленной таможенной стоимости товара и правомерности ее определения по цене сделки не устранило.

В соответствии с правовой позицией ВС РФ, изложенной в п. 9 Постановления Пленума № 18, от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающийся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, в целях исполнения требований п. 4 ст. 65 и п. 3 ст. 69 ТК ТС разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене, и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота.

Из материалов дела следует, что при принятии решения о корректировке таможенной стоимости от 18.05.2012 таможенный орган исходил из информации, имеющейся в его распоряжении.

Корректировка таможенной стоимости товаров производилась на основе ценовой информации, полученной с помощью ИАС «Мониторинг-Анализ».

Согласно описанию в соответствующих графах ДТ сравниваемые товары являются однородными с оцениваемыми товарами, так как имеют схожие характеристики и состоят из схожих компонентов, что позволяет им выполнять те же функции, что и оцениваемые товары, и быть с ними коммерчески взаимозаменяемыми. Также сопоставимы страна отправления и происхождения товаров (Китай), временной период ввоза товаров, код товаров.

На основании изложенного, суд пришел к выводу о том, что использование для определения таможенной стоимости товаров, задекларированных по ДТ, резервного метода определения таможенной стоимости на основании стоимости сделки с товарами, задекларированными по ДТ с однородными товарами, соответствует положениям статей 7, 10 Соглашения.

Как следует из п. 14 Постановления Пленума № 18, судам следует учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 2 Соглашения в случае невозможности применения первого метода между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации в целях обоснованного выбора иной основы для таможенной оценки - стоимости сделок с идентичными либо с однородными товарами.

В связи с этим при рассмотрении споров, связанных с правильностью выбора метода определения таможенной стоимости, таможенный орган вправе ссылаться на отсутствие у него ценовой информации для использования соответствующего метода в случае подтверждения невозможности получения такой информации либо при отказе декларанта в представлении необходимых сведений в рамках проведенных с ним в соответствии с п. 1 ст. 2 Соглашения консультаций.

Суд расценил бездействие декларанта в период таможенной проверки при подтверждении таможней невозможности получения информации в смысле, определенном в абз. 3 п. 14 Постановления Пленума № 18, как обстоятельство, свидетельствующее о законности действий таможни.

Таким образом, поскольку общество не устранило сомнения таможни в достоверности заявленной при таможенном оформлении таможенной стоимости товара по цене сделки, решение таможни о корректировке таможенной стоимости товаров является законным и обоснованным, соответственно, оснований для возврата уплаченных обществом дополнительных платежей в результате самостоятельной корректировки таможенной стоимости товаров не имеется.

Следовательно, у таможенного органа отсутствовали законные основания для рассмотрения заявления общества о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.

Судом также обращено внимание на то, что требование об обязании осуществить возврат излишне уплаченных таможенных платежей носит имущественный характер.

Конституционный суд Российской Федерации в определении от 21.06.2001 № 173-О указал, что устанавливающая досудебный порядок урегулирования спора ст. 78 НК РФ не препятствует гражданину в случае пропуска установленного данной нормой срока на обращение к налоговому органу с заявлением о возврате из бюджета переплаченной суммы налога обратиться в суд с иском о возврате из бюджета переплаченной суммы в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства, и в этом случае действуют общие правила исчисления срока исковой давности - со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Таким образом, указанный в данном определении принцип возможности защиты лицом своих прав при возврате излишне уплаченных сумм в бюджет путем подачи иска в суд в пределах срока исковой давности подлежит применению и к правоотношениям, связанных с возвратом излишне взысканных таможенных платежей.

Из материалов дела следует, что таможенные платежи уплачены ООО «БСГрупп» 18.05.2012. Вместе с тем, общество обратилось в АСКК с настоящим заявлением 03.07.2015, то есть за пределами трехлетнего срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

4. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

4.1. ООО ПКФ «ВАВИЛОН» обратилось в арбитражный суд с заявлением к о признании незаконным и отмене постановления Астраханской таможни от 18.11.2016. о привлечении к административной ответственности (далее – АО) по ч. 1 ст. 16.20 КоАП РФ в виде штрафа в размере 928 800 рублей, назначив наказание в виде предупреждения.

Решением Арбитражного суда Астраханской области (далее – АСАО) от 27.01.2017 по делу № А06-12032/2016 в удовлетворении требований отказано.

В ходе проведенной таможней камеральной таможенной проверки установлено, что ООО ПКФ «ВАВИЛОН» помещен под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления по товар «виноград сушеный».

Для выпуска товара, в соответствии с заявленной таможенной процедурой выпуск для внутреннего потребления, необходимо было предоставление на декларируемый товар декларации о соответствии, подтверждающей его соответствие требованиям технических регламентов Таможенного союза TP ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции» и TP ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки».

В установленные сроки выпуска товара декларация о соответствии, являющаяся документом, необходимым для выпуска товара, декларантом на таможенный пост представлена не была. При этом перед подачей ДТ обществом было представлено гарантийное письмо об обязательстве представления декларации о соответствии в течение 45 дней с момента выпуска декларации и об обязательстве не продавать и не передавать декларируемый товар третьим лицам до окончательного завершения таможенного контроля.

17.11.2014 таможенным постом был осуществлен условный выпуск товара. 08.12.2014 обществом на таможенный пост была представлена декларация о соответствии. 10.12.2014 Астраханским таможенным постом был осуществлен выпуск товара в соответствии с заявленной таможенной процедурой выпуск для внутреннего потребления. Таким образом, в период с 17.11.2014 по 10.12.2014 товар, задекларированный по спорной ДТ, обладал статусом условно выпущенного товара, и его продажа и передача третьим лицам была запрещена.

Однако, 01.12.2014 ООО «ПКФ «Вавилон» часть условно выпущенного товара была продана и поставлена в адрес ООО «Центр сухофруктов».

По данному факту в отношении ООО «ПКФ «Вавилон» был составлен протокол об АП по ч. 1 ст. 16.20 КоАП РФ и назначено наказание в виде административного штрафа в размере одной второй размера стоимости товара, что составляет 928 800 руб.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что общество, продав ООО «Центр сухофруктов» часть условно выпущенного товара в количестве 20 000 кг, нарушило требования ч. 2 ст. 219 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О тможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Закон № 311-ФЗ), п. 2 ст. 200 ТК ТС и тем самым совершило АП.

Ссылка заявителя на то, что ООО «ПКФ «Вавилон» относится к субъектам малого и среднего предпринимательства и привлекается к АО впервые, не была принята судом, поскольку наличие данных обстоятельств не является достаточным основанием для применения положений статьи 4.1.1 КоАП РФ. В рассматриваемом случае реализация ООО «ПКФ «Вавилон» товара до окончательного завершения таможенного контроля и без декларации о соответствии, подтверждающей, качества и безопасности этих товаров, создает угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, поэтому данное правонарушение не может рассматриваться как малозначительное, ввиду его особой важности для обеспечения безопасности населения Российской Федерации.

4.2. Исполнительный директор ООО «Геовест» В.М. Токарев обратился в суд с жалобой на постановление Астраханской таможни по делу об АП по ч. 6.2 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решением Советского районного суда г. Астрахани от 07.03.2017 в удовлетворении жалобы отказано.

Между ООО «Геовест» (Россия, продавец) и ТОО «Ozen Port Production Base» (Республика Казахстан, покупатель) заключен договор поставки, который вступает в силу с момента его подписания и действует до 30.04.2016, а в части обязательств сторон – до полного их исполнения. 20.06.2016 сторонами было подписано дополнительное соглашение № 3 от 31.05.2016 о продлении срока действия договора до 30.06.2016.

Паспорт сделки был оформлен 15.12.2015, в уполномоченном банке и содержал сведения о дате завершения исполнения обязательств по контракту – 30.04.2016.

В счет исполнения рассматриваемого договора 01.04.2016 ООО «Геовест» по товарной накладной от 01.04.2016 № 30 передало представителю ТОО «Ozen Port Production Base» товар на сумму 2 675,2 доллара США.

Справка о подтверждающих документах с приложением товарной накладной представлена в банк 30.06.2016 и принята уполномоченным банком 30.06.2016.

В соответствии с п.9.2.2 Инструкции ЦБ РФ от 04.06.2012 № 138-И (далее – Инструкция № 138-И), обязанность по представлению в банк документов, подтверждающих вывоз товара с территории Российской Федерации при отсутствии установленного нормативными правовыми актами в области таможенного дела требования о декларировании таможенным органам товаров - транспортных (перевозочных, товаросопроводительных), коммерческих документов, наступает в срок не позднее 15 рабочих дней после окончания месяца, в котором были оформлены указанные документы.

Датой оформления подтверждающих документов, указанных в подпунктах 9.1.2 - 9.1.4 п. 9.1 и в п. 9.7 Инструкции № 138-И, является наиболее поздняя по сроку дата его подписания или дата вступления его в силу либо в случае отсутствия этих дат - дата его составления (п. 9.3 Инструкции № 138-И).

С учетом вышеизложенных требований Инструкции № 138-И, обязанность по представлению Справки о подтверждающих документах с приложением товарной накладной № 30, оформленной в апреле 2016 г., подлежала исполнению в срок до 25.05.2016.

Фактически указанная справка представлена в банк только 30.06.2016 и принята уполномоченным банком 30.06.2016.

В соответствии с приказом ООО «Геовест» от 17.11.2015 функции главного бухгалтера, контроля за составлением и сдачей отчетности, а также за осуществлением валютных операций в данной организации возложены на исполнительного директора В.М. Токарева. Таким образом, В.М. Токарев наделен полномочиями по руководству административно-хозяйственной деятельностью указанного юридического лица.

Исходя из изложенного, В.М. Токарев за совершенное АП подлежит ответственности по ч. 6.2 ст. 15.25 КоАП РФ - нарушение установленных сроков предоставления форм учета и отчетности по валютным операциям, подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций более чем на десять, но не более чем тридцать дней.

По аналогичным основаниям Советским районным судом г. Астрахани вынесены решения об отказе в удовлетворении требований по 4 делам по жалобам В.М. Токарева на постановления таможни по делам об АП.

4.3. ФГУП «Почта России» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Астраханской таможни от 27.09.2016 по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ.

Решением АСАО от 12.01.2017 постановление таможни изменено, снижен размер штрафа до 350 000 рублей.

07.12.2015 почтовым таможенным постом Пулковской таможни в зону деятельности Астраханского таможенного поста по месту нахождения Николенко Ю. с целью проведения таможенного контроля и совершения таможенных операций было направлено МПО, поступившее в его адрес из Германии. Данное МПО было направлено с таможенным уведомлением, в товаросопроводительных документах, а именно в сопроводительном адресе СР71, накладной ф.16-п и на адресном ярлыке ф.17, были проставлены отметки «Груз таможенный» и «С таможенным уведомлением».

14.12.2015 работниками отделения почтовой связи № 21 ОСП Астраханский почтамт УФПС Астраханской области - филиала ФГУП «Почта России» товар, перемещаемый в МПО, без разрешения Астраханского таможенного поста и совершения необходимых таможенных операций, был выдан получателю Николенко Ю.

Постановлением таможни от 27.19.2016 ФГУП «Почта России» привлечена к АО за совершение АП, предусмотренного ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ, с наложением административного штрафа в размере 500 000 рублей.

Порядок производства таможенных операций и проведения таможенного контроля товаров, пересылаемых через таможенную границу ЕАЭС в международных почтовых отправлениях регламентируется главой 44 ТК ТС.

В соответствии с ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ недоставка товаров, перевозимых в соответствии с таможенным транзитом, в место доставки либо выдачу (передачу) без разрешения таможенного органа или утрата товаров, находящихся под таможенным контролем влечет наступление АО для юридических лиц в виде штрафа от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей с конфискацией товаров, явившихся предметами АП, или без таковой.

В соответствии с п. 37 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2005 № 221 (далее – Правила оказания услуг почтовой связи, Правила), выдача оператором почтовой связи международных почтовых отправлений адресатам (их законным представителям) производится с соблюдением требований таможенного законодательства Российской Федерации.

В соответствии с ч. 3 ст. 312 ТК ТС МПО не могут быть выданы операторами почтовой связи их получателям либо отправлены за пределы таможенной территории Таможенного союза без разрешения таможенного органа.

Установленные нормами таможенного законодательства обязанности Почтой исполнены не были, выдача МПО произведена в отсутствие разрешения таможенного органа, что не оспаривалось заявителем.

Суд признал меру наказания, а именно наложение максимального размера штрафа, предусмотренного ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ, чрезмерной, в связи с чем, изменил обжалуемое постановление и уменьшил размер административного штрафа до 350 000 рублей.

4.4. Акционерное общество «Фирма «ГТК-Сервис» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни по делу об АП от 23.12.2015 по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 13.02.2017 по делу №А32-1392/2016 в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Обществом на Крымский таможенный пост Краснодарской таможни была подана ДТ на товар «Котел перегретой воды, рабочее давление 13 БАР, рабочая температура котла 200 гр. С, тепловая мощность 2330 квт/ч, объем водяного пространства котла 2980 л., рабочая среда вода, предназначен для приготовления горячей воды промышленного назначения (сталелитейной промышленности), размеры 5770*1230*2200 см, 1 штука, серийный номер 3181, изготовитель SEA CZ, A.S. Чешская Республика», заявленный код товара 8402 20 000 9 ТН ВЭД ТС со ставкой таможенной пошлины 0%.

В результате проведения камеральной таможенной проверки, а также на основании заключения специалиста ЦЭКТУ от 06.02.2015 установлен факт неверной классификации товара, в связи с чем таможней принято решение по классификации товара от 14.05.2015, которым товар классифицирован в подсубпозиции 8402 19 100 9 (ставка ввозной таможенной пошлины – 10%).

В соответствии с указанным решением «паровой котел, предназначен для получения пара, служащего рабочим телом в паровой машине паровоза, представляет собой устройство, состоящее из топки (огневой коробки и кожуха), цилиндрической части и дымовой коробки, в цилиндрической части находятся дымогарные трубы, через которые газообразные продукты горения топлива из топки движутся к дымовой коробке, попутно нагревая воду, находящуюся вокруг, над дымогарными трубами проходят жаровые трубы, внутри которых смонтированы элементы пароперегревателя, рабочее давление 13 БАР, рабочая температура котла 200 С, наибольшая тепловая мощность 2330 КВТ». Установленное таможенным органом наименование и описание товара, не соответствовало сведениям, заявленным в 31 графе ДТ.

При декларировании товара таможенным представителем (обществом) заявлены недостоверные сведения о наименовании, описании и классификации данного товара по коду ТН ВЭД ТС 8402 20 000 9.

Заявление таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений о классификационном коде ТН ВЭД ТС, сопряженного с неправильным указанием наименования и описания товара, послужило основанием для неуплаты ввозной таможенной пошлины и НДС в размере 1 180 779,53 рублей.

Таможней в отношении общества возбуждено дело об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

В пояснениях к ТН ВЭД, в которых дано описание паропроизводящих котлов и котлов перегретой воды указано, что к паровым или другим паропроизводящим котлам относятся устройства для производства пара, как водяного, так и из других материалов (например, пара ртути) для привода первичных двигателей (например, паровых турбин) или других машин, в которых используется сила пара (например, паровые молоты и насосы), или для подачи пара на устройства для отопления, приготовления пищи, стерилизации и пр., включая котлы паровые для центрального отопления. Сюда входят отдельно представленные котлы (например, паровозные котлы), даже если они, очевидно, были специально сконструированы для образования неотъемлемой части конкретной машины, устройства или транспортного средства. Паровые котлы могут нагреваться твердым, жидким или газообразным топливом или с использованием электроэнергии.

Указанные параметры отнесения ввезенного товара к паровым котлам подтверждаются следующими доказательствами:

Пояснениями представителей ОАО «РЖД», согласно которых Северо-Кавказская дирекция тяги является балансодержателем узкоколейного паровоза Гр-185, движущей энергетической установкой которого является паровой котел. При сгорании топлива (в частности каменного угля) в топке котла происходит генерирование горячей воды в перегретый пар. Далее перегретый пар используется для собственных нужд паровоза, т.е. работы паровоздушного насоса, работы паровых электрических турбин, работы питательных инжекторов, подающих воду в котел. Часть пара, вырабатываемого котлом, подается в паровую машину, позволяющую паровозу перемещаться.

Заключением эксперта, согласно которому по своему строению и принципу действия исследуемый котел не предназначен для передачи тепла посредством перегретой воды, предназначен для производства пара, приводящего в действие паровые машины паровоза, не является котлом перегретой воды, является котлом паровозного типа (котлом паровозным).

Из внешнеэкономического контракта, заключенного между отправителем компанией «EA CZ, A.S.» и получателем ООО «ЖД Ретро - Сервис», следует, что его предметом является изготовление нового парового котла для локомотива типа Гр. На момент таможенного декларирования в распоряжении таможенного представителя имелся внешнеэкономический контракт, в котором было указано описание и область применения ввозимого товара, отличные от заявленных в 31 графе ДТ сведений, что подтверждается пояснениями ООО «ЖД Ретро - Сервис» и ОАО «РЖД», которые заказывали данный котел в июне 2014 в связи с необходимостью ремонта подвижного состава, принадлежащего ОАО «РЖД», а не для использования в сталелитейной промышленности.

Имеющийся в распоряжении таможенного представителя внешнеэкономический контракт содержал достоверные сведения об области применения и типе ввозимого котла.

Таким образом, рассматриваемый товар «Котел…, модель SLK–250…» задекларированный по спорной ДТ, относился к паровым котлам.

Постановлением 15ААС от 28.12.2016 по делу № А32-25248/2015 в удовлетворении требований ООО «ЖД Ретро-Сервис» о признании незаконным решения таможни от 14.05.2015 о классификации товара по ТН ВЭД ТС и решения от 14.05.2015 о внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ в отношении котла отказано.

4.5. ООО КТ «НУТЭП» обратилось в арбитражный суд с заявлением о призвании незаконным и отмене постановления Новороссийской таможни по делу об АП от 12.09.2016 по ст. 16.15 КоАП РФ.

Решением АСКК от 18.01.2017 по делу № А32-36543/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Из материалов дела следует, что в нарушение ч. 5 ст. 198, ч. 5 ст. 200 Закона № 311-ФЗ, пунктов 30, 32 Порядка представления документов и сведений в таможенный орган при помещении товаров на склад временного хранения (иные места временного хранения товаров), помещения (выдачи) товаров на склад временного хранения (со склада) и иные места временного хранения, представления отчетности о товарах, находящихся на временном хранении, утвержденного приказом ФТС России от 29.12.2012 № 2688, общество в ДО-2 указало недостоверные сведения о документе, послужившем основанием для выдачи с территории ЗТК ООО «Контейнерный терминал «НУТЭП» товара, а именно вместо ДТ № 10317110/140616/0011569, указано, что товар выдан на основании ДТ № 10317110/140616/001569.

Вина общества выражается в том, что оно имело обязанность по предоставлению таможенный орган отчетности по форме ДО-2, содержащую достоверные сведения в графе № 17 «вид, дата и номер документа по которому разрешена выдача товаров со склада», однако общество не предприняло для этого всех необходимых мер.

Неисполнение юридическим лицом требований законодательства вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не

является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от АО.

Факт нарушения подтверждается материалами дела и обществом не оспаривается. Согласно базе данных в зоне деятельности ФТС России общество ранее привлекалось к АО за нарушение таможенных правил, в связи с чем основания для пересмотра размера штрафа не имеется.

4.6. ООО «Бюро Квибон» обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления Новороссийской таможни от 18.04.2016 по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ и решения ЮОТ от 16.09.2016, вынесенного по жалобе на указанное постановление.

Решением АСРО от 19.01.2017 по делу № А53-31387/16 постановление таможни и решение ЮОТ отменены в части назначения ООО «Бюро Квибон» наказания в виде штрафа, превышающего 50 000 рублей.

Материалами дела об АП подтверждено, что обществом допущено представление недействительных документов при декларировании товаров, ввезенных по спорной ДТ, поскольку в результате фактического контроля в форме таможенного досмотра установлено, что, согласно маркировки товара № 1, задекларированного ООО «Бюро Квибон», производителем данного товара является компания «Zhanjiang Fruit Garden Food IndustrialCo. LTD», что не соответствует сведениям о наименовании производителя товара, указанным в декларации о соответствии.

Таким образом, ООО «Бюро Квибон» в таможенный орган при осуществлении таможенного декларирования указанного товара представлен разрешительный документ, в котором изготовителем продукции является компания, отличная от заявленной в графе 31 ДТ.

Представление указанного недействительного документа могло послужить основанием для несоблюдения установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, запретов и ограничений.

Судом не принят во внимание довод общества о том, что представление декларации о соответствии, в которой указан иной производитель товаров, обусловлено ошибкой, допущенной поставщиком товара – фирмой «Z&L International Trade Co., Ltd», в виду того, что в данном случае, у общества имелась возможность в соответствии со ст. 187 ТК ТС произвести предварительный осмотр товаров, произвести отбор проб, привлекать экспертов с целью уточнения сведений о качественных характеристиках декларируемого товара, с целью соблюдения мер технического регулирования, однако, общество не воспользовалось данными правами, а также иными правами, предусмотренными ТК ТС, что характеризует субъективную сторону данного АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ

Решением от 16.09.2016 заявителю назначено наказание в виде административного штрафа в размере 55 000 рублей в соответствии с ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

При этом обстоятельств, отягчающих АО, административным органом суду не представлено. В заседании судом выяснялись причины, по которым обществу не было назначено наказание в виде штрафа в минимальном размере. Но таможня и ЮОТ таких обстоятельств не указали, сославшись лишь на отсутствие смягчающих обстоятельств. Таможенный орган подтвердил, что ООО «Бюро Квибон» привлекается за данное правонарушение впервые.

Учитывая, что отсутствие смягчающих обстоятельств не обуславливает невозможность назначения штрафа в минимальном размере, при назначении административного штрафа в размере, превышающем минимальный, административный орган должен это соответствующим образом обосновать, а таких обоснований в оспариваемых ненормативных актах не указано, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что постановление таможни от и решение ЮОТ подлежат отмене в части назначения обществу наказания в виде штрафа, превышающего 50 000 рублей.

4.7. ООО «Евромаркет» обратилось в арбитражный суд с заявлениями к Ростовской таможне о признании незаконными и отмене постановлений Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора по Ростовской области от 24.03.2016 №№ 60-16/81, 60-16/80 о привлечении к АО по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решениями АСРО от 23.03.2017 по делу № А53-1096/2017 и от 29.03.2017 по делу № А53-1097/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что заявитель не отрицал наличия в его действиях признаков составов АП, ответственность за совершение которых предусмотрена ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ, факты совершения данных правонарушений не оспаривал. Общество просило освободить его от административной ответственности за совершенные правонарушения в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ (по малозначительности).

Изучив все обстоятельства дела, исследовав представленные доказательства, суд, ссылаясь на п. 18 Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10, не выявил в действиях общества признаков малозначительности правонарушения.

4.8. ООО «Дюрун Тайрс Рус» обратилось в арбитражный суд с заявлениями к Ростовской таможне о признании незаконными и отмене постановлений от 15.12.2016 и от 15.12.2016 о привлечении к АО по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решениями АСРО от 21.02.2017 по делам №№ А53-1062/2017, А53-1066/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что ООО «Дюрун Тайрс Рус» не обеспечило возврат в Российскую Федерацию денежных средств, уплаченных ранее нерезиденту, предусмотренный внешнеторговым контрактом. Товар, в счет поставки которого были перечислены указанные денежные средства, также не был ввезен.

На момент истечения предусмотренных законодательством Российской Федерации сроков возврата денежных средств, уплаченных ранее иностранному контрагенту, в отношении общества была начата процедура банкротства. Уступка права требования указанных денежных средств была произведена ООО «Дюрун Тайрс Рус» третьему лицу в счет исполнения договора цессии. Однако, по мнению суда, переход права требования так и не произошел в связи с тем, что денежные средства в счет исполнения договора цессии к ООО «Дюрун Тайрс Рус» не поступали.

4.9. ООО «Коракс Менеджмент» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Сочинской таможни по делу об АП от 22.06.2016 по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ и назначения наказания в виде штрафа в размере 5 037 146,60 руб.

Решением АСКК от 09.02.2017 по делу № А32-29497/2016 в удовлетворении требований отказано.

При вынесении указанного решения суд исходил из того, что общество совершило АП, выразившееся в невыполнении резидентом в установленный срок обязанности по возврату в Российскую Федерацию денежных средств на общую сумму 90 204,68 долларов США, уплаченных нерезиденту за не ввезенные на территорию Российской Федерации товары.

ООО «Коракс Менеджмент» не были предприняты достаточные меры для исполнения возложенной на него обязанности по обеспечению своевременного возврата денежных средств от иностранного контрагента за не ввезенные товары: внесением в договор способа обеспечения исполнения обязательств (банковская гарантия, поручительство, залог, задаток и т.д.); своевременного внесения изменений в контрактные условия с целью надлежащего соблюдения валютного законодательства Российской Федерации; не было применено страхование коммерческих рисков; предъявлением после окончания срока действия контракта претензии контрагенту с требованием возврата причитающейся суммы.

Судом отклонен довод общества о том, что в действиях общества отсутствует состав АП, поскольку согласно дополнительному соглашению от 29.06.2015 к контракту от 05.08.2013, срок исполнения обязательств или возврата денежных средств компанией SEMBOL ULUSLARARASI YATIRIM TARIM PEYZAJ INS.SAN.VE TIC.A.S. был продлен до 31.12.2016.

В материалы дела представлено дополнительное соглашение от 30.06.2015 к контракту, которым установлен срок действия контракта – до 31.12.2015.

Таким образом, дополнительным соглашением, имеющим более позднюю дату (30.06.2015), чем дополнительное соглашение от 29.06.2015, установлен срок действия контракта – до 31.12.2015.

Позднее по сроку заключения дополнительное соглашение изменяет условия ранее заключенного дополнительного соглашения.

Следовательно, срок действия контракта установлен сторонами до 31.12.2015.

К тому же, дополнительное соглашение от 03.06.2015 представлено обществом в банк, и на его основании был переоформлен паспорт сделки.

Административное правонарушение, совершенное обществом, посягает на установленный и охраняемый государством порядок общественных отношений в сфере таможенного регулирования, который должен носить устойчивый характер и обеспечивает фискальные интересы, а также интересы в сфере безопасности, соблюдение установленного порядка таможенного оформления является обязанностью каждого участника правоотношений в названной сфере.

С учетом изложенного, установив существенную угрозу охраняемым общественным отношениям, суд не признал совершенное обществом правонарушение малозначительным.

При таких обстоятельствах, постановление таможни от 22.06.2016 по делу о привлечении к АО за совершение АП по ч. 5 ст. 15.25 КоАП России и назначении административного наказания в виде штрафа в размере 5 037 146,6 руб. признано законным.

4.10. ООО «ЕВРАЗ Металл Инпром» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления Таганрогской таможни по делу об АП по ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ.

Решением АСРО от 31.01.2017 по делу № А53-29344/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано, однако постановление о привлечении к АО изменено в части замены наказания на предупреждение.

Суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований заявителя по следующим основаниям.

30.11.2010 Таганрогской таможней ОАО «Инпром» (в настоящее время ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром») было включено в реестр владельцев складов временного хранения закрытого типа, предназначенного для временного хранения товаров владельца склада.

В ходе проверочных мероприятий поступило письмо АО «ЮниКредит Банк» от 08.07.2016, из которого следовало, что 24.09.2014 был закрыт депозитный счет № 42102810200014472479.

В результате анализа, писем общества, представленных за период времени с 2014 по 2016, в которых Таганрогская таможня была информирована обществом о закрытии банковских счетов, было установлено, что ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» не сообщило в Таганрогскую таможню информацию о закрытии 24.09.2014 в АО «ЮниКредит Банк» депозитного счета № 42102810200014472479.

Данные обстоятельства послужили поводом к возбуждению дела об АП в отношении общества по ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ.

Диспозицией ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ предусмотрена ответственность за несообщение либо нарушение срока сообщения в таможенный орган об изменении сведений, указанных в заявлении о включении в один из реестров лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела, либо о приостановлении деятельности указанных лиц.

Обязанностью владельца СВХ является информирование в установленный срок обо всех (любых) изменениях сведений, заявленных им при подаче заявления о включении в Реестр владельцев СВХ.

Таким образом, ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» в нарушение п. 8 ст. 26 ТК ТС, ч. 1 ст. 55 Закона № 311-ФЗ не сообщило в таможню информацию о закрытии 24.09.2014 в АО «ЮниКредит Банк» депозитного счета № 42102810200014472479, тем самым совершило АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ.

Буквальное системное толкование норм таможенного законодательства позволяет сделать вывод, что общество обязано сообщать в таможенный орган об открытых счетах в банке, сведения о которых в заявлении не указывались. Информирование таможенного органа о наличии банковских счетов является одним из условий признания общества владельцем складов временного хранения и внесения его в реестр. Иное толкование вышеуказанных норм права может привести к тому, что общество не будет соответствовать условиям включения его в реестр, а таможенный орган не будет располагать соответствующей информацией. Соответственно ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» обязано было сообщать в таможенный орган о закрытии депозитного счета, учитывая тот факт, что ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» не информировало Таганрогскую таможню об открытии депозитного счета.

Доводы общества о применении положений ст. 2.9 КоАП РФ судом отклонены, поскольку указанное правонарушение нельзя признать малозначительным.