Сегодня 17 октября 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

11_09_ban

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности (4 квартал 2016 года)

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров.

1.1. ООО «Тиста Термик Компани» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным решения от 06.05.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением Арбитражного суда Астраханской области (далее – АСАО) от 05.12.2016 по делу № А06-7654/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

ООО «Тиста Термик Компани» на Астраханский таможенный пост (ЦЭД) подана ДТ на товар «томатная паста в металлических бочках...» (страна происхождения и отправления - Китай). Указанный товар поставлялся в адрес ООО «Тиста Термик Компани» по контракту от 04.01.2016, заключенному с компанией «Changji West Crown Food Со.».

Заявленная декларантом таможенная стоимость была определена методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В качестве подтверждения заявленной таможенной стоимости были представлены: контракт, дополнительное соглашение к контракту, инвойс, экспортная таможенная декларация.

05.04.2016 таможенным постом принято решение о проведении дополнительной проверки таможенной стоимости товара, запрошены дополнительные документы.

В ответ письмом от 05.04.2016 ООО «Тиста Термик Компани» были представлены дополнительно запрошенные документы.

По результатам анализа документов, представленных декларантом дополнительно и при декларировании товара, таможенным постом принято решение от 06.05.2016 о корректировке таможенной стоимости.

Поскольку общество не устранило сомнения таможни, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки, а также сомнения в достоверности сведений о заявленной в спорной ДТ таможенной стоимости товара и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов, суд пришел к выводу о наличии у таможни необходимых и достаточных оснований для принятия решения о корректировке таможенной стоимости товара.

При этом судом учтены разъяснения, данные в п. 8, 9, 10 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18.

В подтверждение таможенной стоимости ООО «Тиста Термик Компани» представлено информационное письмо от производителя, согласно которого «CHANGJI WEST CROWN FOOD» подтверждает, что отгрузка товара по контракту от 04.01.2016 производилась на условиях DAP Достык и по цене 650 долл. США за тонну, однако из-за отсутствия в Китайской таможенной электронной информационной системе термина DAP обычно используется условие FOB Alashankou.

Суд пришел к выводу о том, что данное информационное письмо не может быть принято, как доказательство достоверности заявленных условий, так как оно противоречит «Таможенным правилам КНР по заполнению экспортно-импортной грузовой таможенной декларации», утвержденного манифестом ГТУ КНР № 52 2008 года (далее - Таможенные правила).

Согласно абз. 2 п.23 Таможенных правил, при отсутствии фактического ввоза/вывоза...., в экспортной декларации заполняют FOB.

Таким образом, указанное в экспортной декларации условие FOB свидетельствует, что транспортные расходы по перевозке товара от места производства до места назначения не были включены в стоимость товара.

Согласно п. 24 Таможенных правил фрахт это стоимость транспортных расходов по доставке экспортного груза до места выезда на территории Китая после, включая разгрузку.

Эта графа не заполняется, если стоимость сделки экспортного товара не включает вышеописанные транспортные расходы.

В представленной экспортной декларации графа «фрахт» не заполнена.

Вышеизложенное, а также тот факт, что в экспортной декларации отсутствует информация в графе «фрахт», свидетельствуют о недостоверности заявленных Обществом сведений об условиях поставки.

В п. 25 Таможенных правил указано, что стоимость перевозки и расходы по страхованию, которые калькулируются вместе, не заполняются в декларации.

Между тем, в судебном заседании 28.11.2016, представитель общества указал, что какого-либо страхования товара не осуществлялось.

Представлена оферта от фирмы-производителя из которой следует, что цена томатной пасты варьируется (различается) в зависимости от цвета томатной пасты. Кроме того, в своем письме от 06.04.2016 № б/н ООО «Тиста Термик Компани» подтверждает тот факт, что «на формирование стоимости влияет цвет».

Однако, в представленных документах, а именно в контракте, инвойсе, экспортной ДТ, прайс-листе содержится общая информация о товаре, отсутствует информация о качественных характеристиках товара, влияющая на его стоимость, в том числе о цвете поставляемого товара - томатной пасты.

Данные обстоятельства указывают на наличие условий, от которых зависит продажа товаров, ввозимых во исполнение Контракта, их цена, что в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 4 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение от 25.01.2008) исключает применение метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Отсутствие информации о качественных характеристиках товара исключает возможность применения метода по стоимости сделки с идентичными товарами.

Суд проверил достоверность сведений таможни и признает их надлежаще подтвержденными. Доказательств того, что общество обращалось в таможню за консультацией ввиду наличия у него (или у таможни) информации о стоимости товаров, более близких по своим характеристикам к ввезенному по спорному ДТ, общество не представило.

Судом были отклонены доводы заявителя о том, что имеются расхождения в регионе декларирования товара по спорной ДТ и ДТ, взятой за основу ценовой информации. Какие-либо ограничения использования стоимости сделки с идентичными или однородными товарами, как то разные условия оплаты, условия поставки, регион нахождения декларанта, характер его деятельности и тому подобное, действующим законодательством не установлены. Указанная правовая позиция подтверждена постановлениями Арбитражного суда Поволжского округа от 21.09.2015 № Ф06-550/2015, от 18.02.2016 № Ф06-5434/2015.

1.2. ООО «Империал Тобакко Волга» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным решения от 06.05.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АСАО от 03.10.2016 по делу № А06-5671/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

03.03.2016 ООО «Империал Тобакко Волга» на Советский таможенный пост была подана ДТ на товар: «ГЛИЦЕРИН РАФИНИРОВАННЫЙ…» (страна происхождения - Германия, страна отправления - Нидерланды). Указанный товар поставлялся по контракту от 26.03.2013, заключенному с «CREMER OLEO GMBH &CO.KG» (Продавец).

Заявленная декларантом таможенная стоимость была определена по резервному методу на основе метода сложения в отношении товара № 1 и по резервному методу на основе метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами в отношении товара № 2.

В ходе таможенного оформления таможенная стоимость товара не была принята таможенным органом. Решением о корректировке таможенной стоимости товаров от 04.03.2016 таможенная стоимость была определена по 3 методу на основании чего ООО «Империал Тобакко Волга» было доначислено 110 344.37 руб.

Не согласившись с решением таможенного органа о корректировке таможенной стоимости заявитель обратился в арбитражный суд, полагая, что у таможенного органа отсутствовали основания для корректировки таможенной стоимости что таможенным органом нарушена процедура вынесения решения о корректировке, выразившееся в вынесении указанного решения без проведения дополнительной проверки.

АСАО согласился в доводом таможни о том, что декларантом не был соблюден установленный Соглашением от 25.01.2008 принцип последовательности применения методов определения таможенной стоимости товаров. С целью получения консультации, предусмотренной п. 1 ст. 2 Соглашения от 25.01.2008, ООО «Империал Тобакко Волга» в таможенный орган не обращалось, а, следовательно, не предприняло меры, обусловливающие избрание правильного метода определения таможенной стоимости ввезенного товара.

Судом также были отклонены доводы заявителя о нарушении таможенным органом процедуры вынесения решения о корректировке таможенной стоимости, выразившегося в вынесении указанного решения без проведения дополнительной проверки.

В рассматриваемом случае, таможенным органом выявлено несоответствие заявленной величины таможенной стоимости и ее компонентов предъявленным в их подтверждение документам. Оспариваемое решение о корректировке вынесено до выпуска товаров.

При таких обстоятельствах, таможенным органом соблюдены условия, при которых решение о корректировке выносится без проведения дополнительной проверки.

1.3. ООО «СтройТехМонтаж» обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края (далее – АСКК) с заявлением о признании незаконными действий Краснодарской таможни по корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АСКК от 01.08.2016 по делу № А32-11155/2016 требования заявителя были удовлетворены. Основанием вынесения судебного акта послужили выводы суда о недоказанности таможенным органом правомерности своих решений и действий. Судом не были признаны в качестве доказательств по делу инвойсы и экспортные декларации, поступившие от таможенной службы Турецкой Республики, представленные таможней для подтверждения обоснованности своего решения, а также суд пришел к выводу об отсутствии взаимосвязи между продавцом и покупателем товара.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд (далее – 15ААС) постановлением от 10.12.2016 отменил решение АСКК, в удовлетворении требований отказал, руководствуясь следующими обстоятельствами.

Таможней были предоставлены полученные в ходе ОРМ изъятые у ООО «СтройТехМонтаж» экспортные таможенные декларации Турции, в которых сведения о товарных партиях идентифицировались со сведениями указанными в спорной ДТ, а также переведенный на русский язык официальный ответ таможенной службы Турции с копиями экспортных таможенных деклараций.

Указанные экспортные декларации получены таможенными органами Российской Федерации от таможенных органов Турции в соответствии с Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах подписанным в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 14.02.1997 № 164 «О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах» (далее – Соглашение от 14.02.1997).

Суд посчитал, что в результате анализа экспортных деклараций и документов, представленных при декларировании товаров таможенным органом правомерно установлено занижение таможенной стоимости товара по спорной ДТ, а также учел довод таможенного органа о том, что продавец и покупатель товара являются взаимосвязанными лицами.

Суд апелляционной инстанции также согласился с доводом Краснодарской таможни о том, что согласно данным сайтов посольства Российской Федерации в Турции (www.turkey.mid.ru) и международного торгово-экономического журнала «Зарубежье» (www.zarubejye.com) налоговый режим в Турции является важной составной частью экономики страны и может быть разделен на 3 главные категории:

- налоги на доходы, такие как подоходный налог с физических лиц и налог на доходы корпораций;

- косвенные налоги, такие как НДС, специальный налог на потребление, налог на банковские и страховые операции или гербовый сбор;

- налоги на благосостояние, такие как налог на собственность или налог на получение наследства и налог на подарки.

В Турции используется такая форма поддержки экспортеров, как возвращение НДС. При этом НДС возвращается как непосредственному производителю, экспортирующему собственный товар, так и посредническим структурам, экспортирующим закупленный в стране товар. Как правило, возвращение НДС осуществляется на протяжении одного месяца, но для этого экспортер должен предоставить в один из уполномоченных Нацбанком коммерческих банков не только экспортную декларацию, но и решение независимого присяжного аудитора о достоверности заявленной к возвращению суммы НДС.

Таким образом, фирма «Polin Dis Tic. Ltd. Sti.» не является заинтересованным лицом в представлении в таможенные органы Турецкой Республики документов с завышенной стоимостью товаров, так как в случае завышения стоимости товаров ей будет отказано в возврате НДС.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о правомерности действий таможенного органа по корректировке таможенной стоимости товара произведенной по результатам камеральной таможенной проверки.

1.4. ООО «Промхимторг» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решений Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АСКК от 21.04.2016 по делу № А32-28468/2015 заявленные требования общества были удовлетворены.

Постановлением 15ААС от 20.11.2016 решение АСКК отменено, в удовлетворении заявленных требований ООО «Промхимторг» было отказано в связи со следующими обстоятельствами.

В суде апелляционной инстанции таможенный орган приобщил к материалам дела заверенные копии документов, представленных таможенной службой Турецкой Республики (инвойсы, коносаменты, товарные накладные, транзитные декларации, упаковочные листы).

Согласно п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 96 в случае непредставления декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, либо объяснения причин, по которым они не могут быть представлены, решение о корректировке таможенной стоимости товаров может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа. При этом может быть использована необходимая информация, полученная также у лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации товара, контрагентов декларанта и таможенных органов иностранных государств.

Копии экспортных документов, представленных Турцией, относятся к товарным партиям, впоследствии задекларированным по 8 спорным ДТ исходя из: страны отправления (Турция); страны назначения (Российская Федерация); наименования товара; периода поставки; вида транспорта (морской); номеров контейнеров.

Кроме того, анализ копий экспортных документов показал, что таможенная стоимость, заявленная при декларировании вышеуказанных партий товаров, значительно ниже по сравнению со стоимостью товаров, указанной в копиях документов, поданных в таможенной орган Турции при их вывозе.

Суд апелляционной инстанции отклонил довод общества о том, что инвойсы продавца, предоставленные турецкой стороной, являются ненадлежащим доказательством, поскольку не заверены печатью соответствующих таможенных органов. Соглашением от 16.09.1997 не определено, что определенные копии документов должны заверяться таможенным органом страны отправления. Указанные инвойсы корреспондируются как со сведениями, заявленными ООО «Промхимторг», так и с иными документами, предоставленными таможенными органами Турции. Обществом также не заявлено о фальсификации данных инвойсов.

Экспортные декларации, представленные Турцией, идентифицируются по реквизитам отправителя, получателя, датам инвойсов, периода поставки и веса брутто/нетто с товарными партиями, задекларированными обществом по спорным ДТ.

Из содержания полученных документов следует, что стоимость ввезенных товаров по спорным ДТ значительно превышает стоимость товаров, заявленную обществом при их таможенном декларировании.

Доводы общества о непринятии экспортных деклараций также был отклонен судом апелляционной инстанции, в связи с презумпцией достоверности декларируемых в таможенных органах сведений в качестве общего правила, применяемого не только российским законодательством, но и принципом (правилом), применяемым иными государствами, в том числе Турцией.

Суд также указал, что таможенным органом в материалы судебного дела представлены экспортные документы по 8 ДТ из 23, которые рассматривались в рамках дела. Между тем, учитывая тот факт, что товары, задекларированные ООО «Промхимторг» по спорным ДТ, ввезены во исполнение одного и того же контракта, в один и тот же временной период, произведены одним и тем же лицом, имеют сопоставимые характеристики, маркированы одним и тем же товарным знаком, и таможенными органами Турецкой Республики предоставлены документы, свидетельствующие о заявлении недостоверных сведений о таможенной стоимости товаров, задекларированных по 8 ДТ, соответственно у Краснодарской таможни имелись основания для распространения вышеуказанных обстоятельств на все остальные таможенные декларации и принятия решений о корректировке таможенной стоимости товаров по всем ДТ.

1.5. ООО «Стандарт Групп» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений Миллеровской таможни о корректировке таможенной стоимости.

Арбитражным судом Ростовской области (далее – АСРО) вынесено решение от 31.10.2016 по делу № А53-17312/2016 об отказе в удовлетворении заявленных ООО «Стандарт Групп» требований.

В соответствии с внешнеторговым контрактом от 10.09.2010, заключенным с компанией «GETBET LIMITED», общество ввезло на таможенную территорию Таможенного союза товар - выключатели, розетки телевизионные, вставки рамки для розеток и выключателей, выключатели для бра, удлинители, коммутационные боксы, ручки, брошюры. Ввезенный товар задекларирован по ДТ с определением таможенной стоимости товара по первому методу.

На основании акта камеральной таможенной проверки, проведенной ЮТУ, Миллеровская таможня приняла решения о корректировке таможенной стоимости товара от 15.03.2016.

Расчет таможенной стоимости произведен на основании информации, отраженной в экспортных декларациях и товаросопроводительных документах, представленных таможенной службой Турции.

ООО «Стандарт Групп» полагая, что указанными решениями о корректировке таможенной стоимости товара нарушены его права и законные интересы обратилось в АСРО.

При рассмотрении дела судом сделана ссылка на пункты 5, 10 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 №18.

В ходе проверочных мероприятий, от таможенных органов Болгарии получены копии документов, представленных болгарскому таможенному органу при помещении товаров под процедуру «таможенный транзит» с получателем ООО «Стандарт Групп», а так же документы, с которыми товары были ввезены на территорию Болгарии.

Сведения, полученные из официального источника в рамках международного сотрудничества и взаимной помощи, доказывают, что спорные поставки фактически (физически) поставлены (доставлены) в адрес ООО «Стандарт Групп» напрямую от турецкого производителя и проследовали через Болгарию транзитом.

На запрос ФТС России из Турции поступило письмо таможенной службы Турции c неофициальными переводами и комплектами товаросопроводительных документов (вместе с которым получены экспортные декларации Турции).

Сведения о стоимости товаров в экспортных декларациях соответствуют сведениям, полученным из Министерства Финансов Таможенного Агентства Центрального таможенного управления Республики Болгарии.

В ходе анализа сведений содержащихся в экспортных таможенных декларациях Турции установлено занижение стоимостных характеристик товаров, заявленных в отношении данных товаров на территории Российской Федерации, в сравнении с заявленными сведениями при их вывозе с территории Турции.

Учитывая наличие факта, указывающего на то, что при декларировании товаров по ДТ обществом использовалась информация, не основанная на достоверных и документально подтвержденных сведениях, искусственно занижалась таможенная стоимость ввезенных товаров, решения о корректировке таможенной стоимости товаров Миллеровской таможни признаны правомерными.

1.6. ООО «Спортрум» обратилось в АСРО с заявлением о признании незаконным решения Ростовской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АСРО от 25.11.2016 по делу № А53-24041/15 отказано в удовлетворении требований заявителя в полном объеме по следующим основаниям.

В ходе осуществления контроля таможенной стоимости товара, задекларированного обществом, ЮТУ установлена недостаточность представления в подтверждение заявленной таможенной стоимости документов, а также выявлены признаки, свидетельствующие о заявлении недостоверных сведений по таможенной стоимости товара.

Таможня отказала обществу в принятии основного метода определения таможенной стоимости товара, обосновав решение тем, что заявленная декларантом таможенная стоимость товара не подтверждена документально в полном объеме, что подтверждается решением о корректировке таможенной стоимости товаров от 06.04.2015. Таможенный орган самостоятельно определил таможенную стоимость, начислив обществу таможенные платежи.

Судом установлено, что из представленных таможенным органом и декларантом сведений следует, что общество при заявлении таможенной стоимости товаров, задекларированных в спорной ДТ, в таможенную стоимость не были включены расходы по терминальной обработке и экспедиторским услугам в порту Турции согласно инвойсу от 17.09.2012 в сумме 3 520 долл., расходы по погрузочно-разгрузочным работам в Азовском морском порту.

Суд пришел к выводу о том, что, заявленные сведения о структуре таможенной стоимости не являются надлежащим образом документально подтвержденными, структура таможенной стоимости не соблюдена, в полном объеме не учтены транспортные расходы.

Кроме того, судом указано, что представленными декларантом документами не обоснован объективный характер значительного отличия цен на декларируемые товары от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов по сделкам с идентичными товарами, ввезенными в Российскую Федерацию при сопоставимых условиях, иных официальных и общепризнанных источников информации.

Вместе с тем, суд счел отсутствующими основания для восстановления срока на обращение в суд.

Как следует из материалов дела, общество ходатайствовало о восстановлении процессуального срока на обжалование решений таможни о корректировке таможенной стоимости указав, что им не пропущен трехмесячный срок подачи заявления в суд, поскольку о нарушении своих прав оспариваемым решением заявитель узнал 14.07.2015, когда непосредственно получил обжалуемые решения на руки по юридическому адресу.

Суд пришел к выводу, что трехмесячный срок на обжалование решений таможни по спорным ДТ начал течь 15.04.2015 и закончился в соответствующее число последнего месяца трехмесячного срока, т.е. 14.07.2015.

В материалы дела таможенным органом также представлена копия почтового уведомления, распечатка из сайта Почты России (34400085538264), подтверждающие факт получения обществом оспариваемого решения именно 14.04.2015.

Заявителем не приведено и не доказано наличие причин, которые объективно препятствовали своевременно обжаловать решение таможенного органа, в связи с чем, суд считает, что срок на обжалование не подлежит восстановлению, что является также самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

При рассмотрении настоящего спора, суд учел в порядке ч. 3 ст. 69 АПК РФ преюдициально установленные обстоятельства, в том числе и в части оснований для восстановления срока на обращение в суд, указанные в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2016 по делу № А53-24040/2015.

По абсолютно аналогичным обстоятельствам в пользу таможенного органа приняты судебные акты по делам №№ А53-24037/2015, А53-24034/2015, А53-24036/2015, А53-24039/2015 по заявлениям ООО «Спортрум» в Арбитражный суд Ростовской области о признании незаконным решений таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров по 4 ДТ в рамках которых осуществлялась поставка товара по контракту, ранее являвшимся предметом рассмотрения Арбитражного суда.

1.7. ЗАО «КОМЗ-Экпорт» обратилось в АСРО с заявлением к Ростовской таможне о признании незаконным решения Ротсовской таможни о корректировке таможенной стоимости товара.

Решением АСРО от 08.02.2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 26.04.2016, суд отказал обществу в удовлетворении заявленного требования. Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.08.2016 по делу № А53-17924/2015 судебные акты отменены, дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением АСРО от 13.12.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

ЗАО «КОМЗ-Экспорт» ввезло по контракту, заключенному с «КЕМ1Х FZE» (ОАЭ) и поместило под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления товар - «шланг из вулканизированной резины…».

Таможенная стоимость ввезенных товаров определена заявителем по первому методу определения таможенной стоимости и была принята таможенным органом. Для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров декларант представил таможенному органу документы в соответствии с описью к ДТ, в том числе: внешнеторговый контракт с допсоглашением от 24.02.2011; коносаменты; паспорт сделки; инвойсы; платежные поручения на оплату товаров; экспортные декларации.

В ходе проведения камеральной таможенной проверки СТКПВТ было установлено наличие взаимосвязи продавца и покупателя в сочетании с низкими ценами декларируемых товаров, дающие основание полагать согласно информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа о влиянии взаимозависимости на цену, фактически уплаченную ли подлежащую уплате за товары. При совершении таможенных операций с проверяемым товаром в декларации таможенной стоимости декларант не отразил факт наличия указанной взаимосвязи.

Выполняя указания АССКО, проверив доводы ЗАО «КОМЗ-Экспорт» о том, что представленные им в ходе таможенного оформления и камеральной таможенной проверки документы и пояснения подтверждают, что цена товара, приобретенного декларантом у взаимосвязанного лица обеспечивает покрытие всех расходов продавца и получение им прибыли за продолжительный период, что свидетельствует о том, что взаимосвязь между продавцом и покупателем не повлияла на цену сделки, АСРО отклонил их по следующим основаниям.

Представленные ЗАО «КОМЗ-Экспорт» при подаче спорной ДТ документы - ГТД, инвойс от 10.09.2008, счет от 26.04.2012 и ценовая информация, а именно анализ цен покупки/перепродажи не удовлетворяют условиям пунктов 4.1, 4.2 статьи 4 Соглашения, пунктов 18, 20 Правил применения метода 1, т.е. не являются документами, подтверждающими отсутствие влияния взаимосвязи сторон на цену внешнеэкономической сделки, в том числе, не подтверждают, что цена товаров установлена исходя из обычной ценовой практики, принятой в данном секторе производства товаров, установлена таким же образом, каким продавец устанавливает цены товаров при продажах покупателям, не являющимся взаимосвязанными с этим продавцом, обеспечивает покрытие всех расходов и получение прибыли, соответствующей обычной прибыли продавца за оцениваемый период времени при продаже аналогичных товаров.

При этом такие документы как прайс-лист продавца (производителя товаров), на основании которого можно было бы проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от первоначальной цены предложения, послужившие основанием для проведения проверки и устранить сомнения в достоверности сведений при таможенной проверке обществом представлены не были, что не позволило таможенному органу устранить послужившие основанием для проведения дополнительной проверки сомнения в достоверности сведений, представленных обществом для подтверждения заявленной таможенной стоимости.

Обществом не подтверждена доступность ввезенных товаров неограниченному кругу лиц по тем же ценам, что и для ЗАО «КОМЗ-Экспорт», в связи с тем, что продавец реализует данные товары только одному покупателю - ЗАО «КОМЗ-Экспорт». По этой же причине декларантом не представлен прайс-лист продавца.

Суд обратил внимание на то, что вышеуказанные документы ЗАО «КОМЗ-Экспорт» не были представлены ни при таможенном контроле при выпуске спорных товаров, ни при таможенном контроле после выпуска товаров. При этом ЗАО «КОМЗ-Экспорт» не представило объективных причин, препятствовавших их своевременному получению и представлению в ходе таможенного контроля спорных товаров, т.е. до вынесения оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости.

Также, наряду с представлением вышеперечисленных документов, ЗАО «КОМЗ-Экспорт» так и не представлены документы, выражающие публичную оферту, то есть предназначенные для любого независимого покупателя, от производителя или продавцов аналогичных товаров.

Согласно выписке из ИАС «Мониторинг-Анализ», представленной таможенным органом, часть участников внешнеэкономической деятельности ввозила на таможенную территорию Таможенного союза товары того же класса и вида, что и ввезенный обществом по спорной ДТ, по ценам ниже заявленной обществом и ниже цены, по которой таможенный орган откорректировал таможенную стоимость товара, ввезенного обществом по спорной ДТ.

Ростовской таможней таможенная стоимость товаров, задекларированных в ДТ № 10313020/180612/0000785, определена согласно статьей 10 Соглашения резервным методом на основе ценовой информации о стоимости сделки с однородными товарами.

Учитывая вышеизложенное, судом было указано на то, что заявленная таможенная стоимость товара, задекларированного по спорной ДТ, в нарушение п. 4 ст. 65 ТК ТС, п. 3 ст. 2 Соглашения от 25.01.2008, не основывается на количественно определяемой и документально подтвержденной информации, в связи с чем, Ростовской таможней правомерно принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. ООО «Лаудер» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконными решений Краснодарской таможни об отказе в выпуске товаров, и решений Краснодарской таможни о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС.

Во исполнение контракта в адрес ООО «Лаудер» из Украины от фирмы ГП «Артемсоль» поступила партия товаров, в том числе товар № 1 – концентрат минеральный «Галит». В графе 33 ДТ был заявлен код товара в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС – 2501 00 510 0 – соль, денатурированная или для промышленных целей (включая очистку), кроме консервирования или приготовления пищевых продуктов для людей или корма для животных.

В связи с выявленным несоответствием пищевой соли производства ГП «Артемсоль» (Украина) требованиям, предъявляемым к содержанию примесей, йода и органолептическим показателям, с 26.01.2015 Роспотребнадзором приостановлен ввоз на территорию Российской Федерации пищевой соли производства ГП «Артемсоль» (код ТН ВЭД 2501 00 91). Соответствующая информация направлена в ФТС России и управлений Роспотребнадзора в субъектах Российской Федерации.

Указанное обстоятельство послужило основанием для отбора проб и образцов товара, принятия решений о проведении дополнительной проверки по спорным ДТ, назначения соответствующей экспертизы и продления срока выпуска товара.

По результатам заключения таможенного эксперта ЭКС – филиала ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону установлено, что по совокупности установленных показателей исследованная проба является хлоридом натрия (NaCL) с массовой долей хлористого натрия 98,1 %. Продукция пригодная для употребления в пищу, должна соответствовать требованиям ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции». Согласно протоколу испытаний пищевых продуктов, представленному в распоряжение таможенного эксперта, товар «Концентрат минеральный «Галит»», крупность № 1,3» соответствует требованиям ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», может быть использован в качестве пищевой соли. По установленным показателям исследованная проба соответствует требованиям ГОСТ Р 51574-2000 для соли поваренной пищевой первого сорта помола № 1, 3.

Указанное обстоятельство послужило основанием для вынесения таможенным органом решений об отказе в выпуске товара по спорным ДТ и принятию решений по классификации товара, в соответствии с которыми товарам присвоен классификационный код ТН ВЭД ЕАЭС 2501 00 919 0 - соль пищевая, пригодная для употребления в пищу.

Решением АСКК от 16.11.2016 по делу № А32-22124/2015 в удовлетворении требований общества было отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал следующее:

На основании заключения таможенного эксперта представленные на исследование образцы являются хлоридом натрия (NaCL) и соответствуют требования ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», следовательно, пригодны для употребления в пищу.

Таким образом, в соответствии с основными правилами интерпретации 1 и 6 ТН ВЭД ЕАЭС, товар, задекларированный по спорным ДТ, должен классифицироваться в субпозиции 2501 00 91 ТН ВЭД ЕАЭС как соль, пригодная для употребления в пищу не йодированная, кодом 2501 00 919 0 по ТН ВЭД ЕАЭС.

Доказательств того, что ввезенный обществом товар, именуемый как концентрат, является химическим средством или реагентом, имеющим в своем составе химические вещества или примеси, присутствие которых не позволяют использовать товар в пищевых целях, в материалы дела обществом не предоставлено.

Ссылка общества на отраслевой стандарт Украины, которым, в том числе,

руководствовался эксперт лаборатории ООО «Эко Реагент», является неправомерной, поскольку указанный документ Украины не имеет юридической силы на территории Российской Федерации. Достоверность разъяснений, изложенных в данном документе, не подтверждена. То обстоятельство, что пищевая соль может использоваться в отдельных производственных циклах и процессах на предприятиях различных отраслей хозяйства не исключает возможности ее использования в пищевых целях и не лишает соль статуса пищевого продукта.

Суд отклонил довод общества о том, что ранее ввезенные партии товара реализовывались на внутреннем рынке предприятиям промышленности, поскольку указанное обстоятельство не исключает возможности дальнейшей перепродажи соли в рамках гражданского оборота организациям пищевой отрасли или сетям розничной торговли продуктами питания. Исходя из этого, цель ввоза пищевой соли, а также замена ее наименования на концентрат не влияет на применение установленных Роспотребнадзором запретов и ограничений.

Суд также отклонил довод общества о нарушении таможенным органом порядка отбора проб и назначения экспертизы, указав на следующее.

Согласно форме акта отбора проб и образцов, утвержденной Решением Комиссии таможенного союза от 20.05.2010 № 260 «О формах таможенных документов», сведения о методике отбора проб и образцов не указываются в данном документе. В соответствии с пунктом 1.3 ГОСТ 13685-84 «Соль поваренная. Методы испытания», проба, которая направляется на экспертизу (испытание) должна составлять не менее 300 г.

Судом установлено, что при отборе проб присутствовал представитель ООО «Лаудер». Форма акта отбора проб и образцов в VI разделе предусматривает - заявления и замечания присутствующих при отборе лиц. В ходе проведенного отбора проб и образцов, заявления и замечания от представителя общества не поступали. ООО «Лаудер» было уведомлено о назначении таможенной экспертизы в электронном виде посредством отправления уведомления о проведении дополнительной проверки. Форма уведомления декларанта о назначении экспертизы таможенным законодательством не предусмотрена.

2.2. ООО «Терем» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконными решений Новороссийской таможни о классификации товара по ТН ВЭД ТС.

Товар - «фитинги для труб из медных сплавов комбинированные, предназначены для стыковки полипропиленовых труб системы отопления» классифицированы обществом в подсубпозиции 7412 20 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС. Согласно принятым решениям по классификации товара таможня классифицировала часть ввезённых товаров в подсубпозиции 3917 40 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением АСКК 28.11.2016 по делу № А32-28322/2016 в удовлетворении требований обществу отказано. При вынесении решения суд указал, что в отношении идентичных товаров (один отправитель /экспортер - KALDE KLIMA PAZARLAMA VE TAAHHUT A.S., один изготовитель, товар ввезен в рамках одного контракта, товары имеют одинаковые артикулы) были проведены четыре таможенные экспертизы, которые подтвердили объемную долю, составляющую полипропилена в пластиковых фитингах более 50%.

Указанные обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением АСКК по делу А32-862/2016 (постановлениями 15ААС от 10.05.2016, АССКО от 27.07.2016, в удовлетворении требований общества отказано; определением ВСРФ от 16.11.2016 № 308-КГ16-14861 в передаче заявления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВСРФ отказано).

Довод заявителя о том, что согласно письму фирмы-изготовителя «KALDE KLIMA PAZARLAMA VE TAAHHUT A.S.» от 15.01.2015 спорные фитинги имеют иные качественные характеристики, чем фитинги, правомерность которых рассматривалась в рамках дела № А32-862/2016 судом отклонен.

Суд исходил из того, что изменение качественных характеристик оборудования, технологии производства и его стоимости не могло в рассматриваемом случае повлиять на классификацию в подсубпозиции
3917 40 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС (пластиковые фитинги). Кроме того, как указано в письме от 15.01.2015, «во всей указанной продукции существенно увеличена составляющая пластмассы (от 30 до 60 % на единицу продукции в сравнении с той же самой продукцией до перехода на новый способ производства); в некоторых видах продукции также уменьшена составляющая медного сплава (3 - 20 % на единицу продукции в сравнении с прежней продукцией)».

Таким образом, суд приходит к выводу, что комбинированные фитинги, предназначенные для соединения пластиковых труб и имеющие объемную составляющую полипропилена более 50 % в соответствии с Правилом 3б) Основных правил интерпретации ТН ВЭД ЕАЭС правильно классифицированы таможенным органом в подсубпозиции 3917 40 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.3. ИП Бунцыкин А.В. обратился в АСКК с заявлением о признании незаконным решения Новороссийской таможни по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

Решением АСКК от 15.11.2016 по делу № А32-26703/2016 в удовлетворении требований предпринимателю отказано.

ИП Бунцыкин А.В. на Новороссийский центральный таможенный пост подана ДТ, в которой заявлен товар «мех искусственный с синтетическим ворсом (100 % полиэстер) для швейного производства на трикотажной основе, прошивного способа крепления ворса и основы, длина ворса 7-18 мм, плотность (400-500) г/ярд, окрашенное, шириной 152 см, различных артикулов». Указанный товар классифицирован в подсубпозиции 4304 00 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

На основании заключения таможенного эксперта таможенным органом вынесено решение, в соответствии с которым ввезенный товар является длинноворсовым трикотажным полотном машинного вязания из 100 мас.% химических нитей, в связи с чем подлежит классификации по коду ТН ВЭД ЕАЭС 6001 10 000 0.

Из материалов дела следует, что спорный товар описан в графе 31 ДТ как «ворсовое трикотажное полотно машинного вязания с коротким разрезным ворсом из синтетических нитей – 100% полиэстер, длина ворса – 1 – 1,5 мм, плотность 280 гр/ярд, 289 гр/ярд, 230 г/см, окрашенное, шириной 150-152 см в 54 рулонах с сердечником…».

В подсубпозиции 4304 00 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируется мех искусственный и изделия из него.

Согласно Примечанию 5 к группе 43 ТН ВЭД ЕАЭС во всей Номенклатуре термин «искусственный мех» означает любую имитацию натурального меха из шерсти, волоса или других волокон, наклеенных или нашитых на кожу, ткань или другие материалы, кроме тканых или вязаных имитаций натурального меха (товарная позиция 5801 или 6001).

Согласно заключению таможенного эксперта ЭКС – региональный филиал ЦЭКТУ г. Ростов – на – Дону ЭИО №1 (г. Новороссийск) от 25.03.2016 №10-01-2016/032/003399 товар №2, задекларированный по ДТ №10317110/170116/0000514, идентифицирован как длинноворсовые трикотажные полотна машинного вязания из 100 % химических нитей. Ворс на лицевой стороне длиной 9-18 мм, получен при формировании (вязании) полотна введением текстильных волокон, что характерно для длинноворсового полотна.

В товарную позицию 6001 включаются ворсовые полотна, трикотажные машинного или ручного вязания, включая длинноворсовые полотна и махровые полотна.

В подсубпозиции 6001 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются длинноворсовые полотна.

Таким образом, в соответствии с правилами 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД ЕАЭС товар «длинноворсовые трикотажные полотна машинного вязания; ворс получен при формовании (вязании) полотна введением текстильных волокон» должен классифицироваться в подсубпозиции 6001 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.4. ИП Чердаков А.А. обратился в АС РО с заявлением о признании незаконным решения Ростовской таможни о классификации товара и обязании осуществить возврат излишне взысканных таможенных платежей.

Решением АСРО от 19.10.2016 по делу № А53-11130/2016 в удовлетворении заявленных требований предпринимателю отказано.

Заявитель ввез товар: «машина для перемотки и продольной резки рулонных материалов (запечатанной самоклеющейся бумаги) - предназначена для выполнения контроля, продольной резки и перемотки, используется в производстве этикеточной продукции», классифицировав его в подсубпозиции 8441 10 200 0 ТН ВЭД ЕАЭС «машины продольно-резательные и поперечно-резательные», ставка таможенной пошлины 0%, ставка НДС - 0% (в соответствии с п. 7 ст. 150 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) ввоз на территорию Российской Федерации технологического оборудования (в том числе комплектующих и запасных частей к нему), аналоги которого не производятся в Российской Федерации, по перечню, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 30.04.2009 № 372).

Ростовской таможней принято решение о классификации, в соответствии с которым, товар классифицирован в подсубпозиции 8441 10 100 9 ТН ВЭД ЕАЭС «станки комбинированные для продольной резки и перемотки рулонов» (с применением ставки таможенной пошлины 0%, ставка НДС – 18 %).

В рассматриваемом случае спор между обществом и таможней возник на уровне подсубпозиции, разногласия по поводу отнесения товара к товарной позиции 8441 отсутствуют.

Товарная позиция 8441 включает субпозицию «- машины резательные», которая в свою очередь включает:

- подсубпозицию 8441 10 100 9 «- станки комбинированные для продольной резки и перемотки рулонов: прочие», ставка ввозной таможенной пошлины 0%, НДС - 18% (код, присвоенный таможней);

- подсубпозицию 8441 10 200 0 «- продольно-резательные и поперечно- резательные, прочие» - ставка ввозной таможенной пошлины 0%», НДС - 0% (код, заявленный обществом).

Классификацию спорного товара по коду 8441 10 100 9 ТН ВЭД ЕАЭС таможня обосновала тем, что товар является комбинированным станком для продольной резки и перемотки тамбурных рулонов из бумаги шириной рулона менее 1000 мм.

Понятие «станок комбинированный» определяется как машина (соединяющая, комбинирующая) несколько (2 и более) производственных функций. В обоснование своих доводов таможня представила письмо эксперта ЦЭКТУ, в котором дано разъяснение термина «комбинированная машина» - станок, сочетающий (соединяющий, комбинирующий) в себе что-то (какие-либо свойства, функции, механизмы и т.д.).

Заявитель, в свою очередь, полагает, что спорный товар не является комбинированной машиной, при этом руководствуется заключением эксперта Торгово-промышленной палаты Ростовской области.

Общество ввезло и задекларировало товар «машина для перемотки и продольной резки рулонных материалов (запечатанной самоклеющейся бумаги) - предназначена для выполнения контроля, продольной резки и перемотки, используется в производстве этикеточной продукции», для которого характерно одновременное выполнение двух функций: перемотки и продольной резки.

Это подтверждено и заключением таможенного эксперта ЭКС - регионального филиала ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону в рамках дела № А32-27792/2015: в ходе работы оборудования разматываемый материал протягивается через установленные секции с ножами, в результате чего данный материал разделяется на параллельные полосы, которые впоследствии сматываются в рулоны.

В этом случае наиболее полно и точно ввезенный товар описан в подсубпозиции 8441 10 100 9 ТН ВЭД ЕАЭС, которую определила таможня в оспариваемом решении.

При указанных обстоятельствах суд пришёл к выводу о том, что таможня доказала правомерность принятия оспариваемого решения о классификации товара.

2.5. ООО «Индустрия красоты» обратилось в АСРО с заявлением о признании незаконным решения Таганрогской таможни о классификации товара и требования об уплате таможенных платежей.

Решением АСРО от 27.12.2016 по делу № А53-28585/2016 в удовлетворении требований заявителю отказано.

ООО «Индустрия красоты» был задекларирован товар: «коробочки из пластмасс для упаковки и транспортировки косметической продукции (без наличия трея, не для упаковки компакт-дисков, не являются отходами упаковочной тары, не контактируют с пищевой продукцией). Товар был классифицирован обществом в товарной подсубпозиции 3923 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, «изделия для транспортировки или упаковки товаров из пластмасс; пробки крышки, колпаки и другие укупорочные средства, из пластмасс; коробки, ящики, корзины и аналогичные изделия», ставка ввозной таможенной пошлины – 6,5 %, ставка НДС – 18 %.

По результатам проведенной камеральной таможенной проверки 26.08.2016 таможней принято решение по классификации товара, в соответствии с которыми код ввезенного товара по ТН ВЭД ЕАЭС изменен на 3926 90 970 9, что повлекло изменение суммы подлежащих уплате таможенных платежей.

В товарную позицию 3923 «Изделия для транспортировки или упаковки товаров, из пластмасс; пробки, крышки, колпаки и другие укупорочные средства, из пластмасс» включаются все изделия из пластмасс, обычно используемые для упаковки или транспортировки всех видов продуктов.

Исходя из пунктов (а,i) Пояснений к ТН ВЭД ЕАЭС, в целях классификации товара в товарной позиции 3923 ТН ВЭД ЕАЭС коробочки для косметической продукции (в данном случае палитра-кейс для пудр/теней/румян) должны быть из пластмассы и обычно использоваться для упаковки или транспортировки всех видов продуктов, при этом понятия «упаковка» в Пояснениях не содержится.

Основанием для классификации обществом ввезенного товара по названному коду послужил ошибочный вывод о предназначении товара – упаковка и транспортировка косметической продукции.

В данном случае, товар классифицирован обществом не верно, поскольку, согласно пояснениям, в товарную позицию 3923 «Изделия для транспортировки или упаковки товаров, из пластмасс; пробки, крышки, колпаки и другие укупорочные средства, из пластмасс:» включаются все изделия из пластмасс, обычно используемые для упаковки или транспортировки всех видов продуктов. К этим изделиям относятся: контейнеры, такие как коробки, ящики, корзины, мешки и сумки (включая конические мешки и мешки для мусора), бочки, канистры, бутыли, бутылки и флаконы.

Исходя из описания товара, данные товары не используются для транспортировки или упаковки товаров, а основной их потребительской функцией является – размещение и хранение соответствующей косметической продукции.

Таким образом, исходя из внешнего вида и функциональных особенностей, выполненные из пластика палитры-кейсы, предназначенные для хранения декоративной косметики и аксессуаров, в том числе для хранения всевозможных мелких предметов, не могут классифицироваться в товарной позиции 3923 ТН ВЭД ЕАЭС, поскольку противоречат требованиям ее текста.

В соответствии с ОПИ 1, 6 ТН ВЭД ЕАЭС, товар должен классифицироваться в подсубпозиции 3926 90 970 9 ТН ВЭД ЕАЭС как «изделия прочие из пластмасс и изделия из прочих материалов товарных позиций 3901-3914 – прочие», поскольку в товарную позицию 3926 включаются коробки или ящики или футляры для инструментов, не имеющие специальной формы или специальных приспособлений внутри для размещения соответствующих инструментов, с их принадлежностями или без них (см. пояснения к товарной позиции 4202).

Таким образом, товар должен быть классифицирован в соответствии с ОПИ 3б), 6 по ТН ВЭД ЕАЭС в подсубпозиции 3926 90 970 9 (ставка таможенной пошлины – 14,6 %,ставка НДС – 18 %).

Анализ документов, представленных при таможенном декларировании товара по спорной ДТ показал, что в экспортной декларации, представленной обществом, указанный товар также заявлен в товарной позиции 3926.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с возвратом таможенных платежей.

3.1. ООО «Эко Ресурс» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия Астраханской таможни, выразившегося в невозврате излишне уплаченных таможенных платежей, об обязании устранить допущенные нарушения путем возврата излишне уплаченных таможенных платежей в сумме 18 086,77 рублей.

ООО «Эко Ресурс» обратилось в таможню с заявлениями о возврате излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных платежей.

По результатам рассмотрения данных заявлений таможней принято решение об оставлении их без рассмотрения, так как не представлены документы, подтверждающие факт излишней уплаты денежных средств.

Решением АСАО от 11.12.2015, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 09.03.2016 заявленные требования удовлетворены. Постановлением АСПО от 06.07.2016 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела № А06-5677/2015 решением АСАО от 18.10.2016 в удовлетворении требований заявителю отказано.

При рассмотрении дела суд сослался на правоприменительную позицию, изложенную в п. 29 постановления Пленума ВСРФ от 12.05.2016 № 18, согласно которой к заявлению о возврате излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов должны прилагаться документы, подтверждающие факт их излишней уплаты или взыскания (ч. 2 ст. 147 Закона о таможенном регулировании).

В соответствии с пунктами 12 и 14 Порядка внесения изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, утвержденного решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289, , внесение изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ, после выпуска товаров по инициативе декларанта осуществляется на основании обращения или документов, указанных в абзаце третьем настоящего пункта, в случаях, когда обращение декларанта не представляется.

К обращению прилагаются надлежащим образом заполненная корректировка декларации на товары (КДТ), ее электронная копия, документы, подтверждающие изменения и (или) дополнения, вносимые в сведения, указанные в ДТ, в том числе документы и (или) сведения, подтверждающие уплату таможенных, иных платежей, а при корректировке таможенной стоимости товаров - также ДТС и ее электронная копия.

Общество в материалы дела не представило доказательств обращения в таможенный орган в установленном порядке за внесением соответствующих изменений в спорные ДТ и направления в таможенный орган документов, подтверждающих необходимость внесения таких изменений.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, таможенный орган правомерно оставил без рассмотрения заявления общества о возврате излишне уплаченных таможенных платежей. Требования общества о возврате излишне уплаченных таможенных платежей оставлены судом без рассмотрения.

По аналогичным основаниям вынесены решения АСАО по делам
№№ А06-4013/2015, А06-4021/2015, А06-8849/2014.

3.2. ООО «БЛИЦ» обратилось в АСРО с заявлением о признании недействительным отказ Ростовской таможни в возврате залога в размере и об обязании возвратить залог в размере 195 997,50 руб.

Решением АСРО от 30.11.2016 по делу № А53-25343/2016 отказано в удовлетворении требований заявителя по следующим основаниям.

Исходя из положений ч. 2 ст. 122, ч. 1, 6 ст. 149 Закона о таможенном регулировании заявление о возврате денежного залога может быть подано правопреемником с приложением надлежащим образом заверенного документа, подтверждающего правопреемство.

Правопреемство юридического лица для осуществления возврата денежного залога может возникнуть только в случаях, указанных в ст. 58 ГКРФ, и соответственно, должно подтверждаться документально (учредительными документами с внесенными изменениями, передаточным актом).

Как следует из материалов дела, денежный залог, исчисленный по таможенным распискам, указанным в заявлении, вносился ООО «Блиц Плюс».

Согласно сведениям на сайте ФНС России ООО «Блиц Плюс» 12.05.2016 прекратило свою деятельность путем реорганизации в форме слияния, правопреемником согласно выписке из ЕГРЮЛ является ООО «Альянс-М».

Судом установлено, что по договорам уступки прав требования (цессии) от 25.04.2015 и от 26.04.2015 ООО «БЛИЦ ПЛЮС» уступило ООО «БЛИЦ» права требования к Ростовской таможне, возникшие на основании спорных ДТ и ТР (возврат обеспечительных платежей) в размере 195 997,50 руб., в связи с чем, заявитель и обратился 03.08.2016 в Ростовскую таможню с заявлением о возврате (зачете) денежного залога в размере 195 997,50 руб.

Право требования плательщиком возврата денежного залога регулируется таможенным законодательством и не является гражданско-правовым обязательством, которое согласно ст. 382 ГК РФ может быть передано по договору цессии иному лицу.

В ч. 3 ст. 2 ГКРФ закреплено, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Иное для спорных правоотношений федеральными законами не установлено.

Таким образом, принципы и нормы гражданского законодательства в таможенном деле используются только в случаях и пределах, предусмотренных таможенным законодательством. Возможность передачи права требования, вытекающего из публично - правовых отношений по сделке (уступке права требования), регулируемой гражданским законодательством, таможенным законодательством не предусмотрена.

Согласно п. 1 ч. 13 ст. 149 Закона о таможенном регулировании отказ в возврате (зачете) денежного залога осуществляется в случае, если заявление подано лицом, не внесшим денежный залог и не являющимся правопреемником лица, внесшего денежный залог.

4. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

4.1. ООО «Сервис-Терминал» обратилось в Арбитражный суд Ярославской области (далее – АСЯО) с заявлением о признании незаконным и отмене постановления от 15.02.2016 по делу об административном правонарушении (далее – АП) о привлечении общества к административной ответственности (далее – АО) по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Краснодарской таможней было установлено, что таможенным представителем представлена декларация о соответствии действие которой не распространяется на ввозимый товар.

Постановлением таможни от 15.02.2016 по делу об АП ООО «Сервис-Терминал» было признано виновным в совершении АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСЯО от 07.11.2016 по делу № А82-2787/2016 обществу было отказано в удовлетворении заявленных требований.

ЗАО «Сервис-Терминал» (таможенный представитель) подана ДТ на товар - олеин пальмовый рафинированный, дезодорированный, отбеленный без изменения химического состава, предназначенный для промышленной переработки с дальнейшим получением различных пищевых продуктов: маргаринов, шортенингов и кондитерских жиров.

В целях подтверждения соответствия техническому регламенту ТР ТС 024/2011 на товар была представлена декларация о соответствии на товар - олеин пальмовый рафинированный, дезодорированный.

Таможенным органом были отобраны пробы и образцы товара и назначена экспертиза.

Согласно заключения экспертов пробы №№ 1-2 имели характеристики смеси пальмового масла рафинированного и дезодорированного и жидкой фракции пальмового масла - пальмового олеина рафинированного дезодорирован-ного, без изменения химического состава. Пробы №№ 3-7 имели характеристики жидкой фракции пальмового масла - пальмового олеина рафинированного дезодорированного, без изменения химического состава. Пробы №№ 8-9 являются индивидуальной фракцией пальмового масла с пальмовым стеарином.

Повторная экспертиза дала аналогичный результат.

По информации АНО «Стандарты и метрология» действие представленной при таможенном декларировании декларации соответствия распространяется только на олеин пальмовый рафинированный дезодорированный отбеленный. Смеси и фракции масел растительных являются совершенно отдельными объектами технического регулирования.

В связи с тем, что пальмовое масло является растительным маслом, а олеин пальмовый является фракцией пальмового масла, то и пальмовое масло и олеин пальмовый попадает под действие технического регламента Таможенного союза «Технический регламент на масложировую продукцию» ТР ТС 024/2011.

Таким образом, на таможенную территорию Российской Федерации был ввезен товар, отличный от заявленного в ДТ, при этом в качестве документа подтверждающего соответствие товара установленным требования представлена декларация соответствия, действие которой на ввезенный товар не распространялась.

Вина ООО «Сервис-Терминал» установлена и доказана административным органом. Процессуальных нарушений при производстве по делу не допущено.

4.2. ООО «ФриЛэндЛогистикс» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Таможней было установлено, что обществом в заявленную в ДТ таможенную стоимость была включена лишь стоимость фрахта 71 452,81 руб. и сумма страховки в размере 672,68 руб., а сборы морской перевозки в сумме 2 169,96 руб., подлежащие также включению в таможенную стоимость товаров, не были учтены при оформлении товаров.

Указание недостоверных сведений о транспортных расходах декларантом товара ООО «ФриЛэндЛогистикс» повлияло на заявление недостоверных сведений о таможенной стоимости товара и как следствие на величину уплаченных таможенных платежей в сторону занижения их размера.

Постановлением таможни от 23.09.2015 общество было признано виновным в совершении АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 06.10.2016 по делу № А32-37909/2015, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 07.12.2016, обществу было отказано в удовлетворении требований.

Принимая решение, суд пришел к выводу о том, что в результате проведенной таможенной проверки таможней было установлено, что таможенный представитель - ООО «ФриЛэндЛогистикс», в нарушение требований таможенного законодательства заявил в ДТ недостоверные сведения о таможенной стоимости товара (не включены сборы морской перевозки - линейный фрахтовый сбор, и сбор за несвоевременное высвобождение контейнерного оборудования), что послужило основанием для занижения размера таможенных пошлин, налогов на сумму 332,04 рублей.

Довод общества о том. что указанные расходы произведены на территории ЕАЭС и не связаны с международной перевозкой, в связи с чем не подлежат включению в таможенную стоимость товара, суд счел ошибочным, сославшись на подп. 4 п. 1 ст. 5 Соглашения от 25.01.2008 и соответствующие положения договора на ТЭО и договора международной перевозки грузов, из которых следует, что линейный фрахтовый сбор и базовый сбор являются дополнительными расходами при фрахтовании груза, соответствующие расходы предъявлены к оплате ООО «НСК» декларанту – ООО «МетизЪ» на основании счетов.

4.3. ООО «ПРОМХИМТОРГ» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Таможней было установлено, что при декларировании части товара по ДТ обществом были заявлены недостоверные сведения об описании товара - посуда из тонкой керамики и классификационном коде указанного товара по ТН ВЭД – 6912 00 500 0.

Постановлением таможни от 04.05.2016 по делу об АП общество было признано виновным в совершении АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК края по делу № А32-18108/2016 обществу было отказано в удовлетворении требований. Принимая решение, суд сделал следующие выводы.

Согласно п. 1 решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27.08.2013 № 181 «О применении специальной защитной меры посредством введения специальной пошлины в отношении посуды столовой и кухонной из фарфора, ввозимой на единую таможенную территорию Таможенного союза» применяется специальная защитная мера посредством введения сроком по 28.09.2016 включительно специальной пошлины в отношении ввозимой на единую таможенную территорию Таможенного союза посуды столовой и кухонной из фарфора, классифицируемой кодом 6911 10 000 0 ТН ВЭД ТС. Для целей применения указанной специальной защитной меры товар определяется кодом ТН ВЭД ТС. Указанным решением был установлен в период с 29.09.2014 по 28.09.2015 включительно размер ставки специальной пошлины 1 035,3 доллара США за 1 тонну.

В соответствии с п. 31 постановления Пленума ВСРФ от 24.10.2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, установленных в соответствии с законодательством, а равно в представлении при декларировании товаров недействительных документов, послуживших основанием для неприменения таких запретов и ограничений, такое действие (бездействие) подлежит квалификации по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

При декларировании части товара № 8 декларантом – ООО «ПРОМХИМТОРГ», в ДТ были заявлены недостоверные сведения об описании товара и классификационном коде товара по ТН ВЭД ЕАЭС, что послужило основанием для несоблюдения ограничительной меры нетарифного регулирования - уплаты специальной пошлины, введенной решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27.08.2013 № 181.

4.4. ООО «БаилАгро» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни по делу об АП по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

С территории Российской Федерации по ДТ был вывезен товар на общую сумму 59 287,80 долл. США. Экспортная выручка, в соответствии с определенными контрактом сроками, на счет общества до 28.08.2015 не поступила.

Постановлением таможни по делу об АП общество было признано виновным в совершении АП по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решением АСКК от 09.12.2016 по делу № А32-31484/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано. Принимая решение, суд пришел к следующим выводам.

Общество не обеспечило зачисление на свои счета денежных средств за поставленные нерезиденту товары, в порядке и сроки, установленные внешнеэкономическим контрактом, что свидетельствует о наличии в действиях общества состава АП, предусмотренного ч. 4 ст.15.25 КоАП РФ.

Заключая указанный контракт, общество могло предусмотреть более разумные сроки для исполнения покупателем обязанности по оплате товара, в целях минимизации риска нарушения валютного законодательства.

Вступая в соответствующие правоотношения, общество должно не только знать о существовании обязанностей, отдельно установленных для каждого вида правоотношений (в данном случае обязанности, установленной в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 19 Федерального закона № 173-ФЗ), но и обеспечить их выполнение, то есть соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения требований закона.

В соответствии с правовой позицией КСРФ, изложенной в постановлении от 27.04.2001 № 7-П, исполнение резидентом своих публично-правовых обязанностей не должно обеспечиваться в меньшей степени, чем выполнение обязательств в имущественных отношениях: на нем лежит забота о выборе контрагента и обеспечении выполнения последним принятых обязательств любыми законными способами, резидент отвечает за неисполнение публичных обязанностей связанных, в том числе с действием (бездействием) контрагентов.

Своевременное поступление в Российскую Федерацию иностранной валюты или валюты Российской Федерации является необходимым условием стабильности государственной финансовой системы, гарантией экономической безопасности страны.

Несвоевременное поступление иностранной валюты или валюты Российской Федерации нарушает экономические интересы государства, подрывает основы его безопасности, что представляет собой существенную угрозу охраняемым общественным отношениям в сфере валютного регулирования.

Исходя из конкретных обстоятельств дела, суд не расценил доводы общества, как свидетельствующие о его добросовестности, а также о принятии им всех необходимых мер для соблюдения валютного законодательства.

4.5. ИП Бережной С.А. обратился в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

В адрес предпринимателя поступил товар - игрушки детские в ассортименте. На указанную партию товара ИП С.А. Бережным была подана декларация на товары.

В результате проведенных мероприятий таможенного контроля, в том числе таможенного досмотра, было установлено, что для подтверждения соответствия товара обязательным требованиям, установленным Техническим регламентом Таможенного союза ТР ТС 008/2011 «О безопасности игрушек», были представлены недействительные сертификаты о соответствии, не относящиеся к части оформляемого товарам.

Постановлением таможни по делу об АП ИП С.А. Бережной был признан виновным в совершении АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 21.12.2016 по делу № А32-27279/2016 предпринимателю было отказано в удовлетворении требований.

Товар - игрушки детские, включен в Единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза, утвержденный Решением Комиссии Таможенного союза от 28.01.2011 № 526, и в отношении этого товара Техническим регламентом Таможенного союза ТР ТС 008/2011 «О безопасности игрушек» (утвержден Решением Комиссии Таможенного союза от 23.09.2011 № 798), установлены обязательные требования.

ИП С.А. Бережным были представлены в таможенный орган сертификаты соответствия, которые являлись недействительными в силу п. 2 примечания к ст. 16.1 КоАП РФ, так как не распространяли свое действие на декларируемую часть товар.

Предприниматель не предпринял надлежащих мер по соблюдению таможенного законодательства, направленных на соблюдение установленного ограничения на ввоз товаров на таможенную территорию Евразийского экономического союза или в Российскую Федерацию, хотя у него имелась правовая и реальная возможность.

4.6. ООО «Интергрант» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным постановления Краснодарской таможни по делу об по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Таможней было установлено, что общество заявило в графах 31 и 33 ДТ, недостоверные сведения об описании и классификационном коде ЕТН ВЭД ТС товаров №№ 1, 2 (часть), 4, что послужило основанием для занижения размера уплаты таможенных пошлин, налогов. Постановлением по делу об АП общество было признано виновным в совершении АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 22.06.2016 по делу № А32-13592/2016 требования общества судом были удовлетворены.

Постановлением 15ААС от 13.10.2016, оставленным без изменения постановлением АССКО от 13.12.2016, решение АСКК было отменено, в удовлетворении требований ООО «Интергрант» отказано.

Указание декларантом в таможенной декларации неверного кода по ТН ВЭД ЕАЭС, связанное с заявлением при описании товара неполных, недостоверных сведений о количестве, свойствах и характеристиках товара, влияющих на его классификацию по товарной номенклатуре, служит основанием для привлечения декларанта к административной ответственности, определенной ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Из предоставленной декларации на товары следует, что согласно назначению товара № 1, части товара № 2, товара № 4 основными их свойствами является впитывание и удержание жидкости внутри изделия.

Согласно экспертному заключению основной абсорбирующий слой товара № 1 и части товара № 2 состоит из двух материалов: из волокон целлюлозы и из суперабсорбента (полиакрилата натрия).

По своим свойствам составляющие абсорбирующий (композиционный) слой материалы (волокна целлюлозы и суперабсорбент (полиакрилат натрия)), выполняют одинаковые функции - поглощают и удерживают впитываемую жидкость. Суперабсорбент равномерно распределен внутри слоя волокон древесной целлюлозы, дополняет и усиливает впитывающие и влагоудерживающие свойства целлюлозы, компоненты смешаны между собой, дополняют друг друга и, взятые вместе, образуют практически неразрывное единое целое – композиционный материал.

Прокладки, с комбинированным впитывающим слоем, состоящим из целлюлозы и полимерного суперабсорбента (товар № 1, часть товара № 2), в соответствии с правилами 3(в) и 6 ОПИ ТН ВЭД должны классифицироваться в рамках однодефисной подсубпозиции товарной позиции 9619 00 ТН ВЭД ЕАЭС, последней (в порядке возрастания кодов подчиненных подсубпозиций) среди подсубпозиции, в которых поименованы материалы изготовления абсорбирующего слоя, независимо от процентного соотношения компонентов в нем.

Абсорбирующий слой товара № 1 и части товара № 2 состоит из двух разных материалов, которые совместно придают гигиеническим изделиям основное свойство (впитывание жидкости), каждый из двух материалов абсорбирующего слоя выполняет основную функцию. Указанные товары подлежат классификации по коду ТН ВЭД ЕАЭС 9619 00 900 9.

Санитарно-гигиенические изделия тампоны (товар № 4), впитывающий слой, которых изготовлен из нетканого полотна из искусственных (вискозных) волокон, в соответствии с ОПИ подлежит отнесению к товарной подсубпозиции 9619 00 490 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

ООО «Интергрант» при декларировании товара заявило в ДТ неполные сведения о товарах. Последствием этого явилось заявления обществом в графе 31 неполных сведений об описании товара, в графе 33 ДТ недостоверных сведений о классификационном коде по ТН ВЭД ЕАЭС, которые явились основанием для занижения размера таможенных пошлин, налогов.

4.7. ООО «Направление» обратилось в АСРО с заявлением о признании незаконными 9 постановлений Миллеровской таможни по делам об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСРО от 26.12.2016 по делу № А53-29501/2016 в удовлетворении заявления общества отказано.

В 2014 г. ООО «Направление» ввезло в Российскую Федерацию и задекларировало товар - ядра орехов фундука по 9-ти ДТ. Согласно представленных ООО «Направление» документов - спецификации, инвойсы, прайс-листы, стоимость товара - ядра ореха фундука составляла 0,5 долларов США за 1 кг.

В ходе проверки указанных ДТ обнаружены признаки, указывающие на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены.

Принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров до уровня 3,83 доллара США за 1 кг методом № 2 (по стоимости сделки с идентичными товарами). Сумма дополнительно начисленных таможенных платежей составила по каждой ДТ соответственно: 519 383,22; 537 305,39; 519 383,22; 553 353,73; 562 449,99; 522 993,76; 537 305,39; 499 694,61; 522 993,76 рублей.

Решение о корректировке таможенной стоимости не оспаривалось, дополнительно начисленные платежи декларантом уплачены в добровольном порядке.

В рамках проводимой проверки ОРО таможни, из Республики Азербайджан в 2015 г. были получены экспортные документы азербайджанской компании «Ayla Servis», свидетельствующие о поставках товара в адрес ООО «Направление», оформленного по вышеуказанным ДТ, в соответствии с которыми стоимость товара - ядра орехов фундука, производитель компания «Ayla Servis», составляет 3,83 доллара США за 1 кг (спецификация к контракту от 03.05.2014, инвойсы, экспортные декларации).

В ходе анализа документов, представленных при экспорте в Азербайджане, и документов, представленных при импорте в Россию, установлено соответствие сведений относительно получателя и отправителя товара, наименования товара, количества мест, транспортных средств, веса товара. Однако при декларировании товара на территории Российской Федерации ООО «Направление» заявило недостоверные сведения о стоимости товара, занизив в 7,66 раз.

Таким образом, начиная с 30.09.2014 при декларировании товаров обществом были заявлены заведомо недостоверные сведения о таможенной стоимости товара, что могло послужить причиной занижения размера уплаты таможенных платежей.

Суд, оценив представленные в материалы дела доказательств и доводы, пришел к выводу о том, что общество имело возможность не допустить совершение административных правонарушений, однако при отсутствии объективных, чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств не приняло все зависящие от него меры, что свидетельствует о виновности юридического лица.

4.8. ООО «Направление» обратилось в АСРО с заявлением о признании незаконным постановления Миллеровской таможни по делу об АП по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решением АСРО от 19.12.2016 по делу № А53-29514/2016 в удовлетворении заявления общества отказано.

В соответствии с условиями внешнеэкономического контракта от 08.09.2015 (далее – контракт), заключенному с ООО «Фирма «Каскад-Агро» (Украина), в ОАО КБ «Центр-Инвест» 15.09.2015 ООО «Направление» оформлен паспорт сделки (далее – ПС). В соответствии с условиями контракта, а также сведениями, указанными в графе 6 раздела 3 ПС, дата завершения исполнения обязательств по контракту - 31.12.2015.

В рамках контракта обществом 21.03.2016 осуществлен вывоз товара по ДТ на сумму 880 000 рублей.

В представленном дополнительном соглашении от 10.03.2016 к контракту оговаривается срок действия контракта – до 31.12.2016. Обществом на дату таможенного декларирования товаров ПС переоформлен не был.

В соответствии с п. 8.1 – п. 8.4 Инструкции ЦБ №138-И при внесении изменений и (или) дополнений в контракт, которые затрагивают сведения, содержащиеся в оформленном ПС, резидент направляет в уполномоченный банк заявление о переоформлении ПС. Одновременно с заявлением о переоформлении ПС резидент представляет в уполномоченный банк документы и информацию, которые являются основанием внесения изменений в ПС, в срок не позднее 15 рабочих дней после даты оформления соответствующих документов.

Общество, заключив дополнительное соглашение от 10.03.2016, должно было не позднее 31.03.2016 переоформить ПС.

Согласно информации, полученной из уполномоченного банка по запросу таможни, заявление на переоформление ПС Обществом в уполномоченный банк не направлялось.

В рамках проведенных проверочных мероприятий выявлено, что обществом нарушены установленные правила переоформления ПС, установленного Инструкцией ЦБ №138-И, что является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.

Нарушения установленных Инструкцией ЦБ № 138-И правил переоформления ПС, повлекшие привлечение виновного лица к АО по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ, также являлись предметом судебной оценки по судебному делу № А32-29478/16 по заявлению АО «Сочи-Парк» о признании незаконным постановления по делу об АП Сочинской таможни, по которому решением АСКК от 25.11.2016 в удовлетворении требований общества было отказано.

4.9. ОАО «РЖД» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным постановления Новороссийской таможни по делу об АП по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ.

Решением АСКК от 22.11.2016 по делу № А32-33859/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Решение мотивировано тем, что объективных доказательств отсутствия состава административного правонарушения, а также наличия допущенных при производстве по административному делу нарушений процессуальных требований не установлено, оснований для применения положений малозначительности не имеется.

Как следует из материалов дела, Общество приняло к перевозке ж.д. вагон с находящимся внутри него товаром в исправном состоянии и с исправными пломбами российского грузоотправителя, что подтверждается материалами дела.

Статьей 17 Конвенции о договоре международной перевозки грузов (далее -

Конвенция) от 19.05.1956 также предусмотрено, что транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки.

При этом перевозчик освобождается от этой ответственности, если потеря груза, его повреждение или опоздание произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие приказа последнего, не вызванного какой-либо виной перевозчика, каким-либо дефектом самого груза или обстоятельствами, избегнуть которые перевозчик не мог и последствия которых он не мог предотвратить (часть 2 статьи 17 Конвенции).

Перевозчиком ОАО «РЖД» не представлены материалы, доказывающие, что недоставка груза вызвана чрезвычайными обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля перевозчика.

Факт выбытия товара из владения общества вследствие противоправных действий третьих лиц, основанием для освобождения общества от ответственности, установленной ч.1 ст.16.9 КоАП РФ, не является.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что обществом как перевозчиком не приняты все зависящие от него меры по обеспечению сохранности товара, находящегося под таможенным контролем, что свидетельствует о наличии в действиях (бездействии) общества состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 1 статьи 16.9 КоАП РФ.

Доводы общества о том, что сохранность перевозимого им товара должна была обеспечивать охранная организация - ФГП ВО ЖДТ России, что исключает ответственность заявителя, не принимаются судом, поскольку в силу прямого указания в статье 223 ТК ТС, обязанность по доставке в сохранности товара, находящегося под таможенным контролем, возлагается на перевозчика.

4.10. ООО «Фриго» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным постановления Новороссийской таможни по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 26.10.2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 28.11.2016, по делу № А32-15174/2016 заявленные требования оставлены без удовлетворения.

В подтверждение соблюдения ограничений, установленных международными договорами государств-членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, ООО «ФРИГО» представило таможенному органу декларацию о соответствии от 11.02.2016, в соответствии с которой товар «томаты свежие, урожай 2016 года, класс 1, сорт «EGYPT F1», изготовитель: EL – FORAT TURK IMPORT AND EXPORT, Египет, соответствует требованиям Технических регламентов Таможенного союза 021/2011 «О безопасности пищевой продукции» и 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки».

Товар «томаты свежие» является пищевой продукцией и на данный товар распространяется действие ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 880, и ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 881.

В соответствии со статьей 39 ТР ТС № 021/2011 маркировка пищевой продукции должна соответствовать требованиям технического регламента Таможенного союза, устанавливающего требования к пищевой продукции в части ее маркировки, и (или) соответствующим требованиям технических регламентов Таможенного союза на отдельные виды пищевой продукции. На выпускаемую в обращение на единой таможенной территории Таможенного союза пищевую продукцию в части ее маркировки распространяется ТР ТС № 022/2011.

Требования к маркировке пищевой продукции, находящейся в транспортной упаковке установлены подп. 2 п. 4.2 ст.4 ТР ТС № 022/2011. Так, в случае, если в транспортную упаковку помещена пищевая продукция без потребительской упаковки, предназначенная изготовителем для дальнейшей фасовки (конфеты, сахар-песок и другая пищевая продукция), маркировка транспортной упаковки, в которую помещена такая пищевая продукция, должна соответствовать требованиям, предусмотренным п. 1 ч. 4.1 настоящей статьи.

Согласно п. 2 ч. 4.8 ст. 4 Технического регламента, в информации, предоставляемой потребителю (приобретателю), следует использовать официально зарегистрированное наименование и место нахождения (адрес, включая страну) изготовителя.

На основании вышеизложенного, таможенный орган при вынесении оспариваемого постановления пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях заявителя объективной стороны АП, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, так как запреты и ограничения (в части мер технического регулирования) по товару, заявленному к таможенному оформлению по спорной ДТ, с предоставлением декларации о соответствии от 11.02.2016, не соблюдены.

Суд пришел к выводу, что общество должно было принять исчерпывающие меры по проверке соответствия товара представляемым документам в подтверждение соблюдения запретов и ограничений. Являясь добросовестным участником отношений по таможенному оформлению, общество должно обладать знаниями об обязательной маркировке продукции и указании на товаре официально зарегистрированного наименования изготовителя.

Кроме того, обладая информацией о результатах проведенного таможенного досмотра АТД № 10317090/210216/000671 о несоответствии маркировки на товаре требованиям указанных выше Технических регламентов, общество могло обратиться в таможенный орган с заявлением о получении разрешения на проведение действий, связанных с обеспечением надлежащей маркировки. Непринятие данных мер привело к тому, что обществом при декларировании товара по рассматриваемой декларации запреты и ограничения (в части мер технического регулирования) в отношении товара, задекларированного по ДТ № №10317090/180216/0002479, не соблюдены.

4.11. ООО «Альтернатива» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным постановления Новороссийской таможни по делу об АП по ч.2 ст. 16.2 КоАП РФ, решения Южной оперативной таможни от 14.04.2016 по жалобе на постановление об АП.

Решением АСКК от 24.11.2016 по делу № А32-15755/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В ходе таможенного контроля относительно заявленных сведений о таможенной стоимости товара, задекларированного в ДТ, таможенным органом ООО «Альтернатива» было предложено доказать правильность применения декларантом первого метода определения таможенной стоимости и достоверность заявленных сведений.

В целях реализации предоставленной возможности подтверждения избранного метода определения таможенной стоимости, ООО «Альтернатива» имело возможность обратиться к иностранному контрагенту с целью получения копии экспортной декларации для ее последующего представления в таможенный орган. Однако таким правом общество не воспользовалось, меры, направленные на получение копии экспортной декларации, не принимались.

Являясь стороной внешнеэкономического контракта, во исполнение которого в адрес общества планировались многочисленные поставки товара, ООО «БСГрупп» должно было знать реальную стоимость приобретаемого товара, могло и должно было принять исчерпывающие меры, направленные на получение от контрагента полной, достоверной и документально подтвержденной информации о цене товара, запросить иные товаротранспортные документы, подтверждающие стоимость товара, получить от иностранного контрагента и предоставить таможенному органу экспортную декларацию от 28.02.2014, обратиться к услугам таможенного представителя, являющегося профессиональным участником внешнеэкономической деятельности.

Факт занижения ООО «БСГрупп» таможенной стоимости товаров, заявленных в ДТ, подтвержден вступившим в законную силу решением АСКК по судебному делу № А32-32126/2015.

Судом сделан вывод о заявлении декларантом недостоверных сведений о стоимости товара, задекларированного в спорной ДТ. Таким образом, правомерность произведенной таможенным органом корректировки таможенной стоимости товаров установлена вступившим в законную силу решением АСКК по результатам рассмотрения дела № A32-32126/2015.

Согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Таким образом, Новороссийская таможня пришла к обоснованному выводу о наличии в действиях заявителя состава АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Аналогичные выводы сделаны судебными инстанциями по делу № А32-4732/2016.

В силу изложенного, законным является также решение ЮОТ от 14.04.2016 № 10314000/45ю/25А, в соответствии с которым постановление Новороссийской таможни оставлено без изменения.

4.12. ООО «Коракс Менеджмент» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным постановления Сочинской таможни по делу об АП по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

Решением АСКК от 18.10.2016 по делу № А32-23677/2016 в удовлетворении требований отказано.

Обязанность общества обеспечить возврат в Российскую Федерацию денежных средств в сумме 48 134,00 долл. США (в рублях 3 510 407,81 руб.), уплаченных нерезиденту за не ввезенные товары по контракту от 14.08.2013 установлена п. 2 ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

Вина общества выражается в том, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм действующего законодательства, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, а именно общество могло и должно было до окончания установленного срока в соответствии с контрактом от 14.08.2013 обеспечить возврат денежных средств, уплаченных за не ввезенные товары.

Обществом не были предприняты достаточные меры для исполнения возложенной на него обязанности по обеспечению своевременного возврата денежных средств от иностранного партнера за не ввезенные товары: внесением в договор способа обеспечения исполнения обязательств (банковская гарантия, поручительство, залог, задаток и т.д.); своевременного внесения изменений в контрактные условия с целью надлежащего соблюдения валютного законодательства Российской Федерации; не было применено страхование коммерческих рисков; предъявлением после окончания срока действия контракта претензии контрагенту с требованием возврата причитающейся суммы.

Довод о том, что в действиях общества отсутствует состав АП, поскольку согласно допсоглашению от 29.06.2015 к контракту от 14.08.2013, срок исполнения обязательств или возврат денежных средств нерезидентом был продлен до 31.12.2016, судом был отклонен в связи с тем, что в материалах дела имеется допсоглашение от 30.06.2015 к контракту, которым был установлен срок до 31.12.2015. Позднее по сроку заключения допсоглашение изменяет условия ранее заключенного допсоглашения. К тому же, допсоглашение от 30.06.2015 было представлено в банк, на основании которого был переоформлен паспорт сделки.

Также суд не признал данное правонарушение малозначительным в связи с тем, что данное АП посягает на установленный и охраняемый государством порядок общественных отношений в сфере таможенного регулирования, который должен носить устойчивый характер и обеспечивает фискальные интересы, а также интересы государства в сфере безопасности, соблюдение установленного порядка таможенного оформления является обязанность каждого участника правоотношений в сфере таможенного дела.

В связи с этим, установив существенную угрозу охраняемым общественным отношениям, суд не признал данное АП малозначительным.

4.13. ОАО «Мосагропромснаб-5» обратилось в АСКК с заявлением об обжаловании постановления Сочинской таможни по делу об АП по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 26.10.2016 по делу № А32-32807/2016 в удовлетворении требований общества отказано.

Из материалов дела об АП видно, что общество допустило недекларирование товара «лента резиновая черного цвета, гибкая, ручейкового типа, шириной 28 мм в бухтах, упакованных в прозрачную пленку, без маркировки, всего 8 шт., общим весом 85,65 кг».

Следовательно, в действиях общества усматривается состав АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, факт совершения которого подтверждается в том числе актом таможенного досмотра от 16.03.2016, протоколом об АП.

Обществом не были представлены доказательства принятия всех зависящих от него мер по соблюдению требований ТК ТС, тогда как, у него имелась реальная возможность для декларирования товара в полном объеме, путем проведения предварительного осмотра и взвешивания товара.

Также суд посчитал, что данное АП не может быть признано как малозначительное, поскольку характеризуется пренебрежительным отношением участника ВЭД к требованиям ТК ТС.

Доводы общества о незаконности заключения эксперта по определению рыночной стоимости предмета административного правонарушения были отклонены судом в связи с тем, что заявителем не было представлено альтернативное заключение эксперта о рыночной стоимости товара, а также не было заявлено ходатайство о проведении судебной экспертизы.

4.14. ООО «СЭЗ-Сервис» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным постановления Сочинской таможни по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 17.11.2016 по делу № А32-32298/2016 в удовлетворении требований общества отказано.

Судом установлено и обществом не оспаривается, что при подаче ДТ была допущена техническая ошибка в весовых характеристиках товаров. При изначально заявленных в ЭДТ сведениях о товарах, которые бы подлежали уплате без учета тарифных преференций, таможенные платежи составляли 104 085,06 руб., после вынесения изменений, они составили – 168 230,86 руб. Таким образом, заявление недостоверных сведений по товарам, могло повлечь за собой занижение таможенных платежей на общею сумму 64 145,80 руб.

Вина Общества выражается в том, что при известных требованиях таможенного законодательства к порядку декларирования товаров и к заявлению в ДТ точных сведений, должно было и имело возможность заявить в ДТ полное описание товара, указав его основанные характеристики необходимые для достоверной классификации товара и определения размера пошлин и налогов, подлежащих уплате, то есть, указать фактические сведения о весе каждого товара.

Общество указывает, что сведения о товарах в отношении весов (их коррекция), были сообщены самостоятельно в ходе таможенного оформления, что указывает на отсутствие фактов об умышленном искажении таковых. Так, при подаче ДТ была допущена техническая ошибка в весовых характеристиках товаров, для устранения которой в таможенный орган была направлена корректировка ДТ (КДТ) и получено разрешение на внесение изменений данных, заявленных в таможенной декларации, так как на тот момент данное изменение не влияющие на размер таможенных платежей, учитывая систему преференций декларируемых товаров. В последствии, таможенный орган отказал в тарифных преференциях на декларируемы товаров по причине ошибок в сертификате о происхождении товаров формы СТ-2. Было выставлено требование на внесение изменений данных, указанных в ДТ. Данное требование было выполнено, таможенные платежи, были оплачены в полном объеме до принятия решения о выпуске товаров.

Вместе с тем, ссылка Общества на примечание к ст. 16.2 КоАП РФ не обоснована, в связи с тем, что применение примечания возможно лишь в случае выпуска товара и сопряжено с необходимостью соблюдения установленных условий. Как следует из материалов дела, Общество обратилось в таможенный орган с заявлением о внесении изменений в ДТ № 10318062/091215/00001380 до её выпуска таможенным органом.

Суд не усмотрел оснований для применения в данном случае положений ст. 2.9 КоАП РФ и признания АП малозначительным.

4.15. ПАО «ТАГМЕТ» обратилось в АСРО с заявлением о признании незаконным постановления Таганрогской таможни по делу об АП по ст. 16.15 КоАП РФ.

Решением АСРО от 10.11.2016 по делу № А53-23530/16 в удовлетворении требований заявителя отказано.

03.10.2015 на СВХ ПАО «ТАГМЕТ» по ж/д накладной был размещен товар «графитированные электроды, вес 69014 кг.».

В соответствии с пунктом 30 Порядка, утвержденного приказом ФТС России от 29.12.2012 № 2688 (далее - Порядок), ПАО «ТАГМЕТ» оформило и представило на таможенный пост отчет по форме ДО-1 от 03.10.2015.

28.01.2016 указанный товар был выпущен Таганрогским таможенным постом в соответствии с ДТ.

29.01.2016 ПАО «ТАГМЕТ» в соответствии с п. 30 Порядка представило на таможенный пост отчет по форме ДО-2 от 29.01.2016, в графе 13 «Дата и время выдачи со склада» которого указано, что товары были выданы с СВХ 28.01.2016 в 08:48.

Из распечатки электронного журнала «Контроль товаров на временном хранении», направленной письмом ПАО «ТАГМЕТ» от 16.05.2016 следовало, что товар был выдан с СВХ 28.01.2016 в 16:36.

Таким образом, ПАО «ТАГМЕТ» представило на Таганрогский таможенный пост отчет по форме ДО-2 от 29.01.2016 содержащий недостоверные сведения в графе 13 о времени выдачи товара с СВХ.

Пунктом 31 Порядка установлено, что формы отчетности владелец СВХ (лицо, осуществляющее временное хранение товаров в ином месте временного хранения) представляет в электронном виде при наличии электронной цифровой подписи либо в электронном виде без электронной цифровой подписи с обязательным предоставлением информации на бумажном носителе, заверенной подписью руководителя организации, главного бухгалтера либо лицом, ими уполномоченным, и печатью.

Приложением № 6 Порядка установлена форма отчета ДО-2, согласно которой в графе 13 необходимо указывать дату и время выдачи товара со склада.

Таким образом, ПАО «ТАГМЕТ» 13.01.2016 в нарушении п. 3 ст. 26 ТК ТС, ст. 177 Закона о таможенном регулировании, Порядка представило на Таганрогский таможенный пост отчет по форме ДО-2 от 29.01.2016, содержащий недостоверные сведения в гр. 13 о времени выдачи товара со склада, тем самым совершило АП, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.15 КоАП РФ.

В данном случае, ПАО «ТАГМЕТ» вступая в таможенные правоотношения знало о необходимости предоставления в таможенный орган достоверной отчетности по форме ДО-2 при выдаче товара с СВХ. Каких-либо объективных причин, препятствовавших ПАО «ТАГМЕТ» представить в таможенный орган отчетность по форме ДО-2, содержащую достоверные сведения о времени выдачи товаров с СВХ, не установлено.

Доводы общества о применении положений статьи 2.9 КоАП РФ судом отклонены, поскольку указное АП нельзя признать малозначительным.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при рассмотрении АСРО судебных дел №№ А53-23232/2016, А53-23294/2016, А53-23529/2016, А53-23527-2016, А53-23535/2016, А53-23532/2016, А53-23526/2016, А53-23536/2016, А53-23808/2016, А53-28752/2016, А53-23806/2016 по которым судом было установлено наличие состава АП по ст. 16.15 КоАП РФ в действиях ПАО «ТАГМЕТ» по предоставлению отчетности по форме ДО-2, содержащей достоверные сведения о времени выдачи товаров с СВХ, и судебных дел №№ А53-23783/2016, А53-29345/2016, по которым судом были установлены наличие состава АП по ст. 16.15 КоАП РФ в действиях ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» по предоставлению отчетности по форме ДО-2, содержащей достоверные сведения о номере документа, по которому разрешена выдача товара со склада. Решениями АСРО по указанным делам постановления таможни были признаны незаконными в части наложения штрафа, суд счел необходимым ограничиться предупреждением.

4.16. ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» обратилось в АСРО с заявлением о признании незаконным постановления Таганрогской таможни по делу об АП по ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ.

Решением АСРО от 31.10.2016 № А53-23781/2016 суд установил в действиях общества состава АП и соблюдение таможней процедуры привлечения к АО, при этом постановление по делу об АП признано незаконным в части наложения административного штрафа. т.к. суд счел необходимым ограничиться предупреждением.

23.10.2014 Таганрогской таможней ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» было выдано новое свидетельство о включении в реестр владельцев СВХ.

В ходе проверочных мероприятий поступило письмо АО «ЮниКредит Банк» от 08.07.2016, из которого следовало, что 24.09.2014 был закрыт депозитный счет № 42102810200014472479.

В результате анализа, представленных писем ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» было установлено, что ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» не сообщило в Таганрогскую таможню информацию о закрытии указанного счета.

Диспозицией ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ предусмотрена ответственность за несообщение либо нарушение срока сообщения в таможенный орган об изменении сведений, указанных в заявлении о включении в один из реестров лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела, либо о приостановлении деятельности указанных лиц.

Таким образом, ОАО «ЕВРАЗ Металл Инпром» в нарушение п. 8 ст. 26 ТК ТС, ч. 1 ст. 55, ст. 72 Закона о таможенном регулировании не сообщило в таможню информацию о закрытии 24.09.2014 в АО «ЮниКредит Банк» депозитного счета № 42102810200014472479, тем самым совершило АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.23 КоАП РФ.

Доводы общества о применении положений статьи 2.9 КоАП РФ судом были отклонены, поскольку указное АП нельзя признать малозначительным.

4.17. Директор ООО «Рекорд Агро Экспорт» Н.А. Пугачев обратился в Таганрогский городской суд с заявлением о признании незаконным постановления о назначении административного наказания от 08.04.2016 № 60-16/75.

Решением Таганрогского городского суда от 22.12.2016 по судебному делу № 12-402/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

ООО «Рекорд Агро Экспорт» (Продавец), заключило 23.12.2014 внешнеторговый контракт с Grain Export LLC, (Сейшелы; Покупатель) на поставку российского ячменя, со сроком действия - до 31.07.2015.

В ходе проведения проверки обществом предоставлено дополнение № 5 от 30.07.2015, в соответствии с условиями которого пролонгирован срок действия контракта до 31.07.2016.

В рамках рассматриваемого контракта на счет ООО «Рекорд Агро Экспорт» 12.01.2015 поступили денежные средства в сумме 43 817,41 долл. США, оставшиеся денежные средства в сумме 12 962,11 долл. США на момент проведения проверки не поступили.

Общество по дополнению от 30.07.2015 № 5, в сроки, установленные п. 8.4. и 8.5. Инструкции, не переоформило ПС, тем самым допустило нарушение установленного порядка внесения изменений в ПС (переоформление ПС).

Н.А. Пугачев, являясь должностным лицом – директором ООО «Рекорд Агро Экспорт», выполняющим организационно-распорядительные функции, имеет возможность организовать работу таким образом, чтобы обеспечить своевременное предоставление в банк ПС заявление о переоформлении ПС с документами и информацией, необходимыми для переоформления ПС.

Таким образом, он в ходе исполнения контракта от 23.12.2014 не выполнил требования п. 2 ч. 2 ст. 24 Федерального закона от 10.12.2003 №173-ФЗ по соблюдению обязанности вести в установленном порядке учет и составлять отчетность по проводимым валютным операциям и нарушил установленные ЦБРФ правила оформления паспорта сделок, выразившееся в несоблюдении сроков предоставления в банк ПС заявления о переоформлении ПС, чем совершил АП, ответственность за которое установлена ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.