Сегодня 26 апреля 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности (3 квартал 2016 года)

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров.

1.1. ИП Налча Махир обратился в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости и о признании незаконным требования об уплате таможенных пошлин.

Решением Арбитражного суда Астраханской области (далее – АСАО) от 15.07.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

03.05.2013 между покупателем ИП Налча Махир (Россия) и продавцом – ASYA OTOMOTIV ITHALAT VE IHRACAT (Турция) был заключен контракт, предметом которого является транспортное средство - MERCEDES-BENZ, 2007 г.в. Условия поставки товара СРТ – Астрахань. Общая сумма контракта составляет 30 500 евро, стоимость упаковки, маркировки, погрузки, налогов и доставки на условиях СРТ – Астрахань входит в стоимость товара. Оплата за товар производится в течение 180 дней после поставки товара. При ввозе товара по ДТ № 10311020/130513/0002120 таможенная стоимость товара определена по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Для подтверждения заявленной стоимости обществом в таможенный орган, в том числе, представлены: внешнеторговый контракт, инвойс, СМR.

Таможенный орган, посчитав, что имеются признаки, указывающие на недостоверность сведений о таможенной стоимости товара, структура таможенной стоимости документально не подтверждена, по результатам проверки принял решение от 28.08.2015 о корректировке таможенной стоимости товаров.

17.09.2015 в адрес предпринимателя таможенным органом выставлено требование об уплате таможенных платежей в сумме 1 104 384,62 руб.

Основанием для корректировки таможенной стоимости послужили полученные из Турции документы, на основании которых экспортировался товар в стране вывоза (экспортные таможенные декларации), которые противоречат (содержат необоснованные расхождения) сведениям, предоставленным российским таможенным органам при декларировании товара предпринимателем.

В соответствии с полученной информацией вышеуказанный товар экспортировался с территории Турции по значительно большей стоимости и на иных условиях поставки.

Так, стоимость автобуса MERCEDES-BENZ, согласно экспортной декларации, составила 125 000 долларов США. Условия поставки FOB Антакья.

Согласно ДТ № 10311020/130513/0002120 стоимость автобуса составила 30 500 евро. Условия поставки СРТ Астрахань.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что из представленных Министерством торговли и таможни Турецкой Республики документов следует, что товар в действительности поставлялся на условиях FOB Антакья, что предполагает дополнительное включение в таможенную стоимость расходов по доставке товара до границы Таможенного союза, однако предпринимателем были заявлены условия поставки CPT-Астрахань и транспортные расходы в стоимость включены не были.

Кроме того, установлено значительное отличие и в фактурной стоимости самого товара.

Довод о том, что экспортная декларация не позволяет идентифицировать товар с ввезенным на территорию Таможенного союза был отклонен судом, поскольку обе декларации содержат сведения об уникальном номере автобуса - NMB63201213243993.

Пунктом 7.2 контракта №8 от 03.05.2013 года установлено, что оплата за товар производится в течение 180 дней после поставки товара. Датой поставки товара является дата таможенного оформления товара на территории России.

При таких обстоятельствах, суд посчитал правомерными выводы таможенного органа о занижении предпринимателем таможенной стоимости автобуса, ввезенного по спорной ДТ. В связи с этим у таможни, по мнению суда, имелись законные основания для определения таможенной стоимости ввезенного предпринимателем по спорной ДТ товара на основе ценовой информации на этот товар, предоставленной Министерством торговли и таможни Турецкой Республики (экспортной декларации).

По аналогичным обстоятельствам были вынесены в пользу таможни решения АСАО по судебным делам №№ А06-8865/2015, А06 – 8858/2015, А06-8859/2015, А06-8860/2015, А06-8861/2015, А06-8853/2015, А06-8855/2015, А06-8862/2015, А06-8857/2015, А06 – 8863/2015, А06-8864/2015 по заявлениям ИП Налча Махир аналогичного содержания.

1.2. ООО «Вента» обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края (далее – АСКК) с заявлением о признании недействительными требований об уплате таможенных платежей, признании недействительным решения о взыскании таможенных платежей (дело № А32-32233/2015).

Решением АСКК требования заявителя были удовлетворены. Основанием вынесения судебного акта послужили выводы суда о недоказанности таможенным органом правомерности своих решений и действий. Судом не были признаны в качестве доказательств по делу инвойсы и экспортные декларации, поступившие от Таможенной службы Турецкой Республики, представленные таможней для подтверждения обоснованности своих решений без легализации.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд (далее -15ААС), рассмотрев апелляционную жалобу Краснодарской таможни, отменил решение АСКК.

Основанием для принятия решений о корректировке таможенной стоимости Краснодарской таможней указано на получение в ходе камеральной таможенной проверки источника ценовой информации – экспортных деклараций, представленных таможенной службой Турции, указывающих на недостоверность заявленных юридическим лицом сведений о таможенной стоимости товаров.

Таможенный орган при проведении камеральной проверки установил, что согласно спорным декларациям на товары (далее – ДТ) таможенная стоимость по методу стоимости сделки с ввозимыми товарами составила 10,1 – 14,17 долл./кг. В то же время согласно данным ИАС «Мониторинг-Анализ» средний уровень таможенной стоимости товаров того же класса и вида, происходящих из Турции, сложился на уровне более 37 долл./кг.

Таким образом, суд первой инстанции необоснованно отклонил представленные таможней документы (экспортные декларации и инвойсы) по причине отсутствия легализации.

Выполнение легализации не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренность между двумя или несколькими договаривающимися государствами, отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.

Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах (заключено в Анкаре 16.09.1997) (далее – Соглашение от 16.09.1997) предусмотрен обмен информацией между таможенными службами государств, который не предусматривает заверение копий либо дополнительной легализации документов, представляемых по запросу в рамках указанного Соглашения.

Документ, полученный в иностранном государстве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность.

В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, о том, что экспортные декларации поставщика, предоставленные таможенной службой Турции, являются допустимыми доказательствами. Помимо деклараций представлены инвойсы поставщика с иной ценой, чем указана обществом.

Апелляционная коллегия пришла к выводу о том, что таможенный орган доказал наличие у него оснований для определения таможенной стоимости ввезенного обществом по спорным декларациям на товара на основе ценовой информации на этот товар, предоставленной таможенной службой Республики Турция (экспортной декларации).

Поставки идентифицированы по соответствию общего веса брутто товара, общему количеству упаковочных мест, производителю и наименованию товара, ссылкам на контракт, наименованию отправителя и получателя товара.

1.3. ООО «Терософт» обратилось в АСКК с заявлением к Краснодарской таможне о признании недействительными требований Краснодарской таможни об уплате таможенных платежей о (судебное дело № А32-23865/2015).

Рассмотрев дело, суд пришел к выводам, что в связи с тем, что решение о корректировке принято таможенным органом обоснованно, отсутствуют основания для признания недействительным требования Краснодарской таможни об уплате таможенных платежей.

Основанием для принятия Краснодарской таможней решений о корректировке таможенной стоимости товаров и выставления в адрес юридического лица требований об уплате таможенных платежей послужили выводы, изложенные в акте камеральной таможенной проверки.

В ходе камеральной таможенной проверки таможенный орган пришел к выводу о том, что внешнеторговый контракт не содержит сведений об ассортименте, количестве поставляемого товара. Контракт заключен ООО «Рус Трейд» (ООО «Терософт» правопреемник) с турецкой компанией, не являющейся производителем товара. ООО «Рус Трейд» при декларировании товара представлены прайс-листы производителей товара и экспортные декларации. Таможенным органом установлено, что копии экспортных деклараций, представленных ООО «Рус Трейд» при декларировании товара, содержат оттиск печати турецких таможенных органов (г. Ханкала). Однако, при визуальном осмотре оттиска печати установлено, что подпись должностного лица турецкой стороны изображена на печати таможенного органа Турции, с фотографической точностью и в одном и том же месте. Согласно информации, представленной таможенными органами Турецкой Республики, ООО «Рус Трейд» не производило никаких экспортных операций через таможенное управление Ханкалы, следовательно, номер и дата регистрации экспортных деклараций, предоставленных ООО «Рус Трейд», не принадлежат российскому импортеру. Штампы, а так же имена, номера и подписи на экспортных декларациях не принадлежат должностным лицам таможенного управления Халкалы. Данный факт подтверждает недостоверность подписи должностного лица турецкого таможенного органа на представленной ООО «Рус Трейд» копии экспортной декларации.

Согласно положениям контракта оплата поставляемого товара осуществляется покупателем на счет поставщика в банке «Meinl bank A.G. (Austriy)», однако в копиях экспортных деклараций ООО «Рус Трейд», в графе 28 «Финансовые и банковские сведения» турецкой стороной заявлена финансовая организация «Finansbank A.S. Galata sulata subesi». Согласно положениям контракта на каждую поставку товара продавцом и покупателем составляется спецификация, которая является неотъемлемой частью контракта. В ходе анализа спецификаций к контракту, представленных ООО «Рус Трейд», установлено, что они не подписаны ни продавцом, ни покупателем товара.

Предоставленные в материалы дела документы, составленные на иностранном языке, сопровождены переводом. Документ, полученный в иностранном государстве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность. Ответ Стамбульского регионального управления таможен и торговли от 25.02.2014 был принят судом в качестве доказательства по делу.

Судом установлено, что таможенным органом Турции представлены экспортные документы, которые идентифицируются с ДТ, оформленными ООО «Рус Трейд»

В документах, представленных таможенной службой Турции, относящихся к товарным партиям, задекларированным ООО «Рус Трейд» и в документах, представленных ООО «Рус Трейд» при таможенном оформлении в Российской Федерации, имеются расхождения о стоимости товаров и условиях поставки, что свидетельствует о заявлении ООО «Рус Трейд» недостоверных сведений о таможенной стоимости товаров при их ввозе на территорию Российской Федерации.

1.4. ООО «Стандарт Групп» обратилось в Арбитражный суд Ростовской области (далее – АСРО) с заявлением к Миллеровской таможне о признании недействительным решения Миллеровской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, оформленных решением от 06.03.2014 (судебное дело
№ А53-14832/2014).

Решением АС РО от 11.11.2014, оставленным без изменения арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций, требования общества удовлетворены.

17.03.2016 Миллеровская таможня обратилась в АСРО с заявлением о пересмотре решения АСРО от 11.11.2014 по вновь открывшимся обстоятельствам. Миллеровская таможня в заявлении указала, что экспортная декларация Турции, поступившая в адрес таможни от таможенной службы Турции после вступления решения суда в законную силу, и содержащая сведения о контрактной стоимости товара и об условиях поставки, отличные от представленных декларантом в таможенный орган, имеет существенное значение для правильного разрешения данного дела.

Решением АСРО от 10.05.2016, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, заявление Миллеровской таможни удовлетворено, решение АСРО от 11.11.2014 отменено по вновь открывшимся обстоятельствам.

Решением АСРО от 20.09.2016 в удовлетворении требований обществу отказано в полном объеме. Суд пришел к выводу о законности принятого Миллеровской таможней решения о корректировке таможенной стоимости, сославшись на п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее - Постановление Пленума № 18).

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к выводу о том, что таможня доказала наличие у нее оснований для определения таможенной стоимости ввозимого товара обществом по спорной ДТ на основе ценовой информации на этот товар, представленной таможенной службой Турции (экспортной таможенной декларации, полученной официальным путём).

1.5. Судебное дело № А53-17597/2015 по заявлению ООО «Стандарт Групп» о признании недействительными решений Миллеровской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров.

Решением АСРО от 24.08.2016 в удовлетворении заявления отказано.

В ходе камеральной таможенной проверки, проведенной ЮТУ, от таможенных органов Болгарии ЮТУ были получены заверенные копии документов, представленных болгарскому таможенному органу при помещении товаров под процедуру «таможенный транзит» с получателем ООО «Стандарт Групп», Россия, а так же документы, с которыми товары были ввезены на территорию Болгарии.

Сведения, полученные из официального источника в рамках международного сотрудничества и взаимной помощи, доказывают, что спорные поставки фактически поставлены в адрес ООО «Стандарт Групп» напрямую от турецкого производителя и проследовали через Болгарию транзитом.

На запрос ФТС России из Турции поступило письмо таможенной службы Турции c неофициальными переводами и комплектами товаросопроводительных документов с экспортными декларациями Турции.

Сведения о стоимости товаров в экспортных декларациях соответствуют сведениям, полученным из Министерства Финансов Таможенного Агентства Центрального таможенного управления Республики Болгарии.

В ходе анализа сведений содержащихся в экспортных таможенных декларациях Турецкой Республики установлено занижение стоимостных характеристик товаров - бытовое электрооборудование (розетки, выключатели, удлинители, штепсели, штепсельные розетки, рамки, щиты коммутационные контактные элементы, звонки дверные и прочее), заявленных в отношении данных товаров на территории Российской Федерации, в сравнении с заявленными сведениями при их вывозе с территории Турции.

При вынесении решения от 24.08.2016 АСРО признал правомерным вывод таможни о том, что полученные таможней от таможенных служб Болгарии и Турции документы в совокупности доказывают занижение таможенной стоимости спорных товаров путем замены пакета коммерческих документов в момент следования товарных партий через территорию Болгарии транзитом, в результате чего после замены коммерческих документов в Болгарии товар стал стоить более чем в 4 раза дешевле. При этом товар следовал транзитом из Турции в Россию через Болгарию, где и была проведена «уценка» товара.

Кроме того, поручения на перевод иностранной валюты в счет исполнения обязательств по контракту ни в одном случае не содержат информации либо ссылок на спецификации, инвойсы и/или транспортные документы, что не позволяет идентифицировать оплату за конкретные поставки товаров. В графе «назначение платежа» содержится только ссылка на реквизиты внешнеторгового контракта.

Таможня также представила достаточные доказательства низкого ценового уровня заявленной обществом таможенной стоимости ввозимого по спорным ДТ товара. Так, таможней произведен сравнительный анализ стоимости товаров, декларируемых Обществом в ДТ со стоимостью товаров, указанной в документах представленных Министерством Финансов Таможенного Агентства Центрального Таможенного Управления р.Болгарии, также таможня сопоставила задекларированную Обществом стоимость спорного товара с информацией о стоимости идентичных товаров, реализуемых в России, имеющейся в сети Интернет.

Довод Общества о том, что товар уценен производителем в период пребывания на складе в Болгарии не является основанным на реальных экономических законах осуществления предпринимательской деятельности – она должна быть направлена на извлечение прибыли. В данном случае в отношении спорного товара происходит противоположное - товар продается себе в убыток.

Основываясь на изложенном, суд признал доказанным вывод таможни о заявлении обществом при декларировании товаров по спорным ДТ недостоверной ценовой информации об их стоимости.

Аналогичные обстоятельства имели при рассмотрении судебного дела № А53-8135/2016.

1.6. По судебному делу № А53-17461/2016 по заявлению ООО ТПК «Метизный Альянс» к Таганрогской таможне о признании незаконным решений о корректировке таможенной стоимости товаров.

Товары «метизная продукция в ассортименте», поставлены на таможенную территорию Таможенного союза на условиях СРТ Таганрог во исполнение внешнеторгового контракта, заключенного между ПАО «Харьковский метизный завод» (Украина) и ООО ТПК «Метизный Альянс» (Россия).

Для подтверждения заявленной таможенной стоимости товара заявитель представил в таможню следующий пакет документов: договор и спецификации к нему, инвойсы, паспорт сделки, международную товарно-транспортную накладную, коммерческие предложения.

Таганрогской таможней 28.03.2016 и 04.03.2016 приняты решения о проведении дополнительной проверки сведений о таможенной стоимости товара. Обществом были представлены в таможенный орган дополнительные документы и сведения.

Таможенный орган, посчитав, что представленные декларантом документы и сведения не устранили основания для проведения дополнительной проверки, принял решения о корректировке таможенной стоимости товаров.

Суд указал, что вышеперечисленными документами, представленными заявителем в таможенный орган, подтверждена заявленная ООО «Метизный Альянс» таможенная стоимость в полном объеме.

Между тем, на момент рассмотрения спора, решением ЮТУ от 04.07.2016 в порядке статьи 24 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Закон № 311-ФЗ) признаны не соответствующими требованиям законодательства и отменены в порядке ведомственного контроля вышеуказанные решения Таганрогской таможни от о корректировке таможенной стоимости товаров, в связи с чем предмет спора на настоящий момент отсутствует.

В связи с этим в удовлетворении завяленных ООО ТПК «МЕТИЗНЫЙ АЛЬЯНС» требований судом отказано.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. ООО «Строительные Инженерные Технологии» обратилось с заявлением в АСКК к Краснодарской таможне о признании недействительными требований Краснодарской таможни об уплате таможенных платежей (судебное дело № А32-10559/2016).

Суд, рассмотрев дело, отказал в удовлетворении требований общества.

В ходе таможенного декларирования «пружинный зажим» обществом классифицирован в подсубпозиции 8205 70 000 0 ТН ВЭД ТС «тиски, зажимы и аналогичные изделия» (ставка ввозной таможенной пошлины по 31.08.2013 - 5 %, с 01.09.2013 – 4 %, с 01.09.2014 – 3 %).

В ходе проведения камеральной таможенной проверки в отношении заявителя, таможенным органом выявлена неверная классификация товара «пружинный зажим» в соответствии с ТН ВЭД при таможенном декларировании.

В соответствии с пояснениями к товарной позиции 8205 ТН ВЭД ТС в данную товарную позицию включаются все ручные инструменты, не включенные в другие товарные позиции данной группы или не поименованные в другом месте ТН ВЭД ТС, а также некоторые другие инструменты или устройства, перечисленные в заглавии. В рассматриваемую подсубпозицию включаются ручные инструменты, такие как, тиски, зажимы и аналогичные изделия, включая ручные тиски, прутковые, верстачные или настольные тиски для столяров или плотников, слесарей, оружейных мастеров, часовщиков и т.п., но не включая тиски, являющиеся принадлежностями или частью станков или водоструйных резательных машин. Эта группа изделий также включает зажимы и верстачные фиксаторы, которые, подобно тискам, служат в качестве зажимных приспособлений (например, столярные зажимы, напольные зажимы и зажимы, используемые при изготовлении инструментов).

В соответствии с пунктом 175.2. Сборника «Металлоконструкции и конструкции строительные сборные» ФТС России дано следующее разъяснение: в случае поставки только отдельных частей сборных строительных конструкций они во всех случаях должны классифицироваться в соответствии с материалом, из которого изготовлены. Согласно сведениям графы 31 по рассматриваемым ДТ, товар «пружинный зажим» при таможенном декларировании поименован как стальной, в связи с чем данный товар согласно разъяснениям Сборника, может быть отнесен к товарной группе 79 ТН ВЭД ТС «Изделия из черных металлов». Исходя их пояснений к товарной позиции 7308 ТН ВЭД ТС, в нее включаются комплектные или некомплектные металлические конструкции, а также их части. По результатам проведенного сравнительного анализа таможенного декларирования идентичных и однородных товаров по ФТС России, установлено, что общество ввезло и задекларировало в регионе деятельности Новороссийской таможни идентичный товар, поименованный в графе 31 как «пружинные зажимы стальные, окрашены красным цветом, HMMP-4006С, используются для фиксации щитов сборно-разборной металлической опалубки» и заявленный в подсубпозиции 7308 40 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС, как «прочее оборудование для металлических строительных лесов, опалубок, подпорных стенок и строительной крепи» (со ставкой таможенной пошлины 10 %).

Согласно заключению ЭКС ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону товары, заявленные в графе 31 ДТ, представляют собой пружинные зажимы HMMP - 4006C и HMMP - 4006C LARGE изготовленные из штампованной стали ST-37 толщиной 3 мм (HMMP - 4006C) и 4 мм (HMMP - 4006C LARGE). Они позволяют фиксировать щиты опалубки без применения стяжных винтов. Пружинные зажимы одеваются на поволоку (арматуру) диаметром от 6 до 10 мм и затягиваются специальным ключом. Снятие зажима осуществляется путем нажатия на ручку зубчатого рычага. Зажим используется со щитовой опалубкой при монтаже фундаментов, тоннельных шахт, стен, колонн и других элементов монолитного домостроения. Также, в ходе исследования установлено, что характеристики спорного товара соответствуют наименованию товаров «пружинный зажим HMMP - 4006C и HMMP - 4006C LARGE». Кроме того, в ходе проверки были получены разъяснения от ЭКС ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону, в соответствии с которыми рассматриваемые товары являются элементами опалубки и представляют собой соединительные элементы, предназначенные для сборки (монтажа) металлической опалубки, изготовленные из штампованной стали ST-37 толщиной 3 мм (НММР - 4006С) и 4 мм (НММР - 4006С LARGE), состоящие из основания, в центре которого закреплён, при помощи сварки, корпус (направляющая) в котором размещён подпружиненный зубчатый рычаг (язычок).

2.2. АО «АР Картон» обратилось в АСКК с заявлениями к Краснодарской таможне о признании незаконным и отмене решения о классификации товара в соответствии с ТН ВЭД ТС (судебное дело № А32-14320/2016).

Вынося решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к следующим выводам.

При декларировании ввезенного на территорию Российской Федерации товара «Картон, мелованный, многослойный...» в рамках внешнеторгового контракта, заключенного с компанией «MAYR-MELNHOF KARTON GMBH» (Австрия), общество в ДТ заявлен код товара 4810 92 900 9 ТН ВЭД ТС («бумага и картон прочие: - многослойные:- прочие»). По результатам проведенной проверки таможенным органом было принято решение о классификации товара по коду ТН ВЭД ТС 4810 92 300 0.

Товар, оформленный обществом, описан в графе 31 ДТ как «картон макулатурный, многослойный, с мелованным покрытием верхнего и нижнего слоев, тип «Unicolor», состоит из трех небеленых слоев: верхнего слоя из незапечатанной промышленной макулатуры, среднего и нижнего слоев из бытовой макулатуры…».

В подсубпозиции 4810 92 900 9 ТН ВЭД ТС классифицируются «Бумага и картон, покрытые с одной или с обеих сторон каолином (китайской глиной) или другими неорганическими веществами, с использованием связующего вещества или без него, и без какого-либо другого покрытия, с окрашенной или неокрашенной, декорированной или недекорированной поверхностью, напечатанные или ненапечатанные, в рулонах или прямоугольных (включая квадратные) листах любого размера: - бумага и картон прочие: — многослойные: прочие: картон мелованный, в рулонах шириной более 29 см, массой 1 м2 не менее 180 г, но не более 250 г и толщиной не менее 200 мкм (микрон), но не более 350 мкм (микрон)».

В подсубпозиции 4810 92 300 0 ТН ВЭД ТС классифицируются «Бумага и картон, покрытые с одной или с обеих сторон каолином (китайской глиной) или другими неорганическими веществами, с использованием связующего вещества или без него, и без какого- либо другого покрытия, с окрашенной или неокрашенной, декорированной или недекорированной поверхностью, напечатанные или ненапечатанные, в рулонах или прямоугольных (включая квадратные) листах любого размера: - бумага и картон прочие: — многослойные: только с одним беленым наружным слоем».

В товарную позицию 4810 ТН ВЭД ТС включаются бумага и картон, используемые для письма, печати или других графических целей, включая бумагу типа используемой в принтерах или в фотокопировальных аппаратах (в том числе мелованная легковесная бумага, определенная в примечании 7 к субпозициям; термин «древесные волокна» в данном определении не распространяется на бамбуковые волокна), крафт-бумага и крафт-картон, а, также многослойные бумага и картон (описанные в пояснении к товарной позиции 4805), при условии, что они мелованы каолином или другими неорганическими веществами.

В Номенклатуре отсутствует четкое разграничение данных понятий, одно из государств - членов ЕС ссылается на технические критерии, применяемые к бумаге, для разграничения в соответствии с интенсивностью процесса отбеливания (DIN 6730-бумага и картон).

Исходя из содержания товарных подсубпозиций 4810 92 900 9 и 4810 92 300 0 ТН ВЭД следует, что для правильной классификации спорного товара основное значение имеет наличие/отсутствие в его составе одного наружного слоя, цвет которого обусловлен входящими в его состав отбеленными волокнами целлюлозы.

Необходимо отметить, что наличие беленых волокон целлюлозы в исследуемом слое является определяющим, независимо от того, подвергались ли эти волокна отбеливанию непосредственно в процессе производства слоя картона или же эти волокна привнесены в слой картона из ранее отбеленной целлюлозы.

Если макулатура состояла из беленых волокон целлюлозы, то при переработке в новую продукцию наличие отбелки волокон сохранится, так как при переработке макулатуры не происходит разрушения целлюлозных волокон (т.е. изменения химического состава и структуры молекул целлюлозных волокон).

Для идентификации макулатурного многослойного мелованного картона по товарной подсубпозиции ТН ВЭД ТС 4810 92 300 0 достаточно наличия в его составе одного наружного слоя, цвет которого обусловлен входящими в его состав отбеленными волокнами целлюлозы.

Суд пришел к выводу о том, что таможенным органом принято законное и обоснованное решение о классификации товара, на основании вывода экспертизы ЦЭКТУ, поскольку беленые волокна целлюлозы, из которых состоят лицевые слои исследуемого картона, останутся белеными независимо от того, были ли они получены при первичной переработке древесины, либо из вторичного сырья - макулатуры.

2.3. ООО «Торговый Дом ПЕРАМА» обратилось в АСРО с заявлением к Ростовской таможне о признании недействительным решения о классификации товара (судебное дело № А53-4139/16).

28.08.2015 ООО «ТД «ПЕРАМА» на таможенный пост Речной порт Ростов-на-Дону Ростовской таможни была подана ДТ, по которой обществом для вывоза товара по внешнеторговому контракту за пределы Таможенного союза были заявлены товары: трубы бесшовные, горячекатаные, круглого поперечного сечения, с наружным диаметром 73 мм, толщиной стенки 5,5 мм, из стали 35Г,40Г, 45Г, 40Г2, с нарезной резьбой, бывшие в эксплуатации, пригодные для дальнейшего использования при проведении строительных работ, в количестве 885,150 тонн.

Заявленный к таможенному оформлению товар классифицирован обществом по коду 7304 59 920 0 ТНВЭД ЕАЭС, которому соответствует текст: «Трубы, трубки и профили полые, бесшовные, из чёрных металлов (кроме чугунного литья): - трубы для нефте - или газопроводов: -- прочие: --- прочие: наружным диаметром не более 168,3 мм». Ставка экспортной пошлины, соответствующая данному коду - 0%.

В целях подтверждения правильности классификации товара обществом таможенному органу было представлено экспертное заключение Пермского национального исследовательского политехнического университета от 31.07.2015.

ЭКС - Регионального филиала ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону дано заключение таможенного эксперта от 27.10.2015, 17.12.2015 дано дополнительное заключение таможенного эксперта. с учетом которых 14.01.2016 года таможенным постом Речной порт Ростов-на-Дону Ростовской таможни принято решение по классификации товара по ТНВЭД ЕАЭС, согласно которому код товара, заявленный обществом в ДТ был изменен, товару присвоен код 7204 49 900 0 по ТНВЭД ЕАЭС, которому соответствует текст: «Отходы и лом черных металлов; слитки черных металлов для переплавки (шихтовые слитки): - отходы и лом прочие: -- прочие: --- прочие: прочие».

Согласно примечанию 8 а) к XV разделу «Недрагоценные металлы и изделия из них» ТН ВЭД в данном разделе термин «отходы и лом» означает металлические отходы и лом, полученные в процессе производства или механической обработки металлов, а также металлические изделия, окончательно не пригодные для использования в том качестве, для которого они предназначены, вследствие поломки, разрезов, износа или других причин.

Согласно пункту 90 Сборника решений и разъяснений по классификации по ЕТН ВЭД ЕАЭС отдельных товаров, утвержденного распоряжением ФТС России от 15.08.2014 № 233-р «О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров» бывшие в употреблении трубы из черных металлов, в том числе трубы, разрезанные вдоль, не пригодные для использования в том качестве, для которого они предназначены, классифицируются в товарной позиции 7204 ТН ВЭД ТС независимо от того, могут они быть использованы вторично в других целях или нет.

Коду ТН ВЭД ЕАЭС 7304 59 920 0 (ставка экспортной пошлины - 0%), заявленному при декларировании товара по ДТ, соответствует наименование «Трубы, трубки и профили полые, бесшовные (кроме чугунного литья), - трубы для нефте- и газопроводов, -- прочие, --- наружным диаметром не более 168,3 мм, прочие».

Основополагающим критерием для разграничения отнесения бывших в употреблении насосно-компрессорных труб из черных металлов к тому или ному коду классификации товаров служит выяснение факта пригодности их использования в том качестве, для которого они предназначены, т.е. для бурения нефтяных и газовых скважин или проведения иных работ под высоким давлением.

Из заключения эксперта следует, что трубы, от которых отобраны исследованные пробы товара, по показателям установленных дефектов не могут использоваться по своему целевому назначению в качестве насосно-компрессорных. 17.12.2015 таможенным экспертом ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону было подготовлено заключение, из которого следует, что по степени износа трубы, от которых отобраны пробы №№ 1-6, не пригодны для эксплуатации в том качестве, для которого они предназначены, а именно в качестве труб насосно-компрессорных; по этим показателям пробы №№ 1-6 удовлетворяют Примечанию 8 (а) к XV разделу ТН ВЭД ЕАЭС.

Выводы, сделанные таможенным экспертом в названных заключениях, в полной мере согласуются и с результатами экспертного исследования, проведённого самим заявителем, из которого также следует, что исследуемые насосно-компрессорные трубы могут быть использованы при различных вспомогательных и подготовительных работах: в строительстве, сельском хозяйстве в качестве столбов, вспомогательных металлоконструкций, опалубки котлованов и т.д., т.е. такие трубы могут быть использованы только лишь в целях, отличных от их прямого предназначения (насосно-компрессорных), а именно, исключительно в качестве столбов, опор, вспомогательных металлоконструкций.

Исходя из изложенного, суд пришёл к выводу, что рассматриваемые трубы окончательно не пригодны для использования в том качестве, для которого они предназначены, и, следовательно, соответствуют Примечанию 8 (а) к XV разделу ТН ВЭД ЕАЭС и пункту 90 Сборника решений и разъяснений по классификации по ТН ВЭД ЕАЭС.

Однако суд отнёсся критически к заключению эксперта, предоставленного заявителем в ходе судебного разбирательства, поскольку, как следует из текста данного экспертного заключения, экспертом подвергались исследованию не сами трубы, а заключение Пермского национального исследовательского политехнического университета, представленное первоначально самим заявителем, и экспертные заключения, проведённые ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону, что не отвечает критериям научности и непосредственности экспертного исследования.

При таких обстоятельствах судом сделан вывод о том, что таможенный орган обосновал отнесение спорного товара к товарной подсубпозиции 7204 49 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС, следовательно, решение о классификации товара от 14.01.2016 № РКТ-10313110-16/000001 является правомерным, в связи с чем в удовлетворении требований заявителя было отказано.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с возвратом таможенных платежей.

3.1. ООО «Шелк Вэй» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными бездействия Астраханской таможни, выразившиеся в невозврате излишне уплаченных таможенных платежей и об обязании возвратить излишне уплаченные таможенные платежи в размере 150 533,28 руб.

Решением АСАО от 25.07.2016 по делу № А06-1168/2016 в удовлетворении требований отказано.

11.11.2015 ООО «Шелк Вэй» обратилось в Астраханскую таможню с заявлениями о возврате (зачете) излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов и иных денежных средств, по результатам рассмотрения которых 18.11.2015 таможней принято решение об оставлении заявлений без рассмотрения, в связи с не предоставлением документов, подтверждающих факт излишней уплаты денежных средств.

ООО «Шелк Вэй» в материалы дела не представило доказательств обращения в таможенный орган в установленном порядке за внесением соответствующих изменений в спорные декларации на товары и направления в таможенный орган документов, подтверждающих необходимость внесения таких изменений.

Учитывая указанные обстоятельства суд со ссылкой на п. 29 Постановления Пленума № 18, ч. 2, ч. 4 ст. 147 Закона № 311-ФЗ, пункты 12. 14 Порядка внесения изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары утвержден решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 № 289 «О внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, и признании утратившими силу некоторых решений Комиссии Таможенного союза и Коллегии Евразийской экономической комиссии» суд пришел к выводу, что таможенный орган правомерно оставил без рассмотрения заявления общества о возврате (зачете) излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных пошлин, налогов и иных денежных средств по спорным ДТ.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при вынесении решения АСКК от 17.08.2016 по судебному делу № А32-9234/16 по заявлению ООО «Таможенно-логистический агент «Магеллан» в АСКК о признании незаконным решения Краснодарской таможни об отказе произвести возврат излишне уплаченных таможенных платежей

3.2. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу А32-46379/2015 по иску ООО «Торговый дом «СТЭМ» об обязании возвратить излишне взысканные денежные средства в размере 157 502,01 рублей, а так же проценты за нарушение сроков возврата таможенных платежей в размере 46 569,06, судом было указано, что списание денежных средств в результате корректировки таможенной стоимости товаров, ввезенных по спорной ДТ в размере 157 502,01 руб. произведено таможенным органом 10.07.2012.

Таким образом, на дату обращения к таможне трехлетний срок, установленный ст.147 Закона № 311-ФЗ, и исчисляемый в силу буквального толкования со дня уплаты или взыскания таможенных платежей, которые заявитель считает излишне уплаченными и просит вернуть, обществом пропущен.

В деле не имеется доказательств воспрепятствования таможней обществу в целях своевременной подачи заявления о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.

Вместе с тем, закрепление в статьях 147 и 148 Закона № 311-ФЗ сроков для возврата таможенных пошлин, налогов не препятствует лицу в случае пропуска указанных сроков обратиться в суд с иском о возврате из бюджета излишне уплаченной суммы в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства.

Как подтверждается материалами дела, общество пропустило не только установленный ст. 147 Закона № 311-ФЗ административный срок на обращение к таможне с заявлением о возвращении таможенных платежей, излишне уплаченных обществом по спорным ДТ, но и установленный ст. 200 ГК РФ трехлетний срок исковой давности для обращения в суд за взысканием данных платежей.

Общество обратилось в арбитражный суд с имущественным требованием о возврате излишне взысканных таможенных платежей, к которым применяются общие правила о начале течения срока исковой давности.

В этом случае, в отсутствие в таможенном законодательстве положений, устанавливающих срок на обращение в суд с требованием о возврате излишне уплаченных или излишне взысканных таможенных платежей и налогов, такое требование подлежит рассмотрению с применением общих правил исчисления срока исковой давности (п. 1 ст. 200 ГК РФ) и продолжительности срока исковой давности в три года (ст.196 ГК РФ).

На необходимость применения данного срока в публичных правоотношениях неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации (определения от 21.06.2001 № 173-О, от 03.07.2008 № 630-О-П). Данный правовой подход представлен в судебной практике Верховного Суда Российской Федерации (определения ВС РФ от 22.06.2015 по делу № 310-КГ14-8046, от 24.07.2015 № 307-КГ15-2797).

Исходя из фактических обстоятельств, в рассматриваемом деле срок на возврат спорной суммы подлежит исчислению с учетом ч. 1 ст. 200 ГК РФ, согласно которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Обращение на денежные средства осуществлялось посредством внесения денежного залога на счет Федерального казначейства, из которого 10.07.2012 был произведен зачет в счет уплаты таможенных платежей по спорной ДТ.

Вопреки доводам общества о том, что статус излишне уплаченные, денежные средства приобрели с момента обратной корректировки, таможенное законодательство считает платежи излишне уплаченными с даты обращения на них взыскания таможенным органом, и именно с этой даты подлежит начинанию проценты на сумму излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей. Как указал ВС РФ в определении от 02.06.2015 по делу № 303-КГ14-791 из буквального толкования положений п. 6 ст. 147 Закона № 311-ФЗ следует, что при возврате излишне взысканных (уплаченных), в соответствии с положениями главы 18 Закона № 311-ФЗ, таможенных платежей, проценты на сумму таких платежей начисляются со дня, следующего за днем взыскания, по день фактического возврата.

Ссылку общества о том, что они узнали о нарушении своих прав с момента вступления в законную силу решения АСКК по делу № А32-21324/2011, суд счел также ошибочной.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что общество узнало о нарушении своих имущественных прав позднее 10.07.2012.

Поскольку обществом пропущен общий срок исковой давности - 3 года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, в удовлетворении требований надлежит отказать.

Аналогичные выводы суда содержатся в постановлении 15ААС от 31.03.2016 по делу № А32-18589/2015.

3.3. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу А32-32126/2015 по иску ООО «Альтернатива» (ранее – ООО «БСГрупп») о признании незаконным решения Новороссийской таможни об оставлении без рассмотрения заявления о возврате излишне уплаченных таможенных платежей от 04.06.2015, а также об обязании осуществить возврат излишне уплаченных таможенных платежей в сумме 158 024,81 руб., судом было указано следующее.

В ходе проведения камеральной таможенной проверки Южной оперативной таможней предоставлены копии документов, полученных из таможенной службы Турции в рамках Соглашения от 16.09.1997, на основании которых была произведена идентификация товара, вывезенного из Турции по экспортным декларациям с товаром, ввезенным на территорию России и задекларированным обществом в том числе по спорной ДТ.

Сведения, указанные в экспортной декларации, идентифицируются со сведениями, заявленными ООО «Альтернатива» в спорной ДТ по следующим основаниям: получатель и отправитель товара; количество товара и его весовые характеристики (вес брутто, вес нетто, количество грузовых мест); наименование товара; номер инвойса, в рамках которого поставлялся товар; сопоставимы дата оформления экспортных деклараций и дата отправления товаров из Турции по коносаментам; сопоставимы номера инвойсов, на основании которых ввезен и задекларирован товар.

В результате сравнения сведений, указанных ООО «Альтернатива» в спорной ДТ при таможенном декларировании и в экспортных декларациях, полученных от таможенной службы Турции, установлено несоответствие данных о стоимости товара.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к выводу, что таможня доказала наличие у нее оснований для определения таможенной стоимости ввозимого обществом по спорной ДТ товара на основе ценовой информации на однородные товары.

Исходя из сведений, указанных в ценовой информации, таможенное оформление производилось в период времени, сопоставимый с таможенным оформлением по спорной ДТ. Как указал таможенный орган информация для применения предшествующих методов у него отсутствовала.

Суду представлен заверенный перевод экспортных деклараций и копии экспортных деклараций, заверенные надлежащим образом таможней.

При указанных обстоятельствах требования общества удовлетворению не подлежат.

4. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

4.1. ООО «ЕвроХим-ВолгаКалий» обратилось в АСАО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным постановления от 03.07.2014 о привлечении к административной ответственности по ст. 16.15 КоАП РФ.

Решением АСАО от 12.07.2016 по делу № А06-3096/2016 в удовлетворении требований общества отказано.

18.04.2014 на Красноармейский таможенный пост Астраханской таможни представителем ООО «ЕвроХим-ВолгаКалий» был представлен отчет по форме ДО-2 (отчетность, формируемая при выдаче товаров с территории СВХ или иного места временного хранения) от 17.04.2014.

В ходе таможенного контроля было установлено, что в ДО-2 от 17.04.2014 в графе № 17 (вид, дата и номер документа, по которому разрешена выдача товара со склада) не указан номер документа, по которому выдан товар – декларация на товары.

Указанные обстоятельства послужили основанием для возбуждения в отношении общества дела об административном правонарушении (далее - АП), ответственность за которое установлена ст. 16.15 КоАП РФ. 06.06.2014 административным органом в отношении общества составлен протокол об АП и 03.07.2014 вынесено постановление по делу об АП, которым общество признано виновным в совершении административного правонарушения по ст.16.15 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде предупреждения.

Судом установлено, что заявление направлено в суд с пропуском 10-дневного срока, установленного ст. 208 АПК РФ. При этом, ходатайство о восстановлении срока с указанием причин несвоевременного обращения в суд ООО «ЕвроХим-ВолгаКалий» не заявлено. Доказательств уважительности пропуска срока на обжалование суду не представлено.

Пропуск вышеназванного срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд также сослался на ч. 3 ст. 211 АПК РФ, согласно которой в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, суд принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

По аналогичным обстоятельствам вынесено решение АСАО от 12.07.2016 по делу № А06-3097/2016 по делу по заявлению ООО «ЕвроХим-ВолгаКалий» аналогичного содержания.

4.2. ИП Налча Махир обратился в АСАО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления об АП от 26.11.2015 о привлечении его к административной ответственности по ст. 16.7 КоАП РФ в виде штрафа в размере 300 000 рублей.

Решением АСАО от 20.07.2016 по делу № А06-11829/2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Из материалов дела следует, что 22.11.2013 между покупателем ИП Налча Махир и продавцом ASYA OTOMOTIV ITHALAT VE IHRACAT (Турция) был заключен контракт, предметом которого является транспортное средство - MERCEDES-BENZ TRAVEGO, 2008 г.в. Условия поставки товара СРТ – Астрахань.

Таможенное декларирование товара по ЭДТ от имени декларанта ИП Налча Махир осуществлялось ООО «Южный таможенный брокер» в соответствии с заключенным договором от 27.02.2013.

При таможенном декларировании, таможенная стоимость б/у автобуса составила 1 784 886,50 рублей (39 500 евро), статистическая стоимость составила 53775,25 долларов США. Заявленная декларантом таможенная стоимость по рассматриваемым ЭТД определена методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами в соответствии со ст. 4 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза».

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд указал следующее:

На обращение Астраханской таможни УТС ФТС России предоставлены документы, полученные от Министерства торговли и таможни Турецкой Республики, заверенные копии экспортной декларации на вывоз с территории Турции рассматриваемого товара. Стоимость товара – «б/у автобус», заявленная при декларировании в Астраханской таможне по ЭТД составила 53775,25 долларов США. Стоимость того же транспортного средства при экспорте значительно превышает заявленную декларантом ИП Налча Махир при ввозе на территорию ТС и декларировании по ЭТД цену товара, согласно ЭТД таможенных органов Турции от 25.11.2013, стоимость указанного товара составила 1 344 900 долларов США.

В примечании 2 к ст. 16.1 КоАП РФ предусмотрено, что для целей применения главы 16 Кодекса под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

Суд пришел к выводу о том, что в данном случае такими документами являются контракт от 22.11.2013. а также инвойс от 22.11.2013, на основании которых осуществлялось таможенное декларирование товара по ЭТД.

Судом при вынесении решения по данному делу со ссылкой на положения п. 2 ст. 69 АПК РФ были учтены судебные акты, вынесенные по делу № А06-8856/2015 по заявлению ИП Налча Махир о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости по рассматриваемой ДТ.

По аналогичным обстоятельствам вынесено решение АСАО от 20.07.2016 по делу № А06-77/2016 по заявлению ИП Налча Махир к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления от 26.11.2015 о привлечении его к административной ответственности по ст. 16.7 КоАП РФ в виде штрафа в размере 300 000 рублей.

4.3. ООО «Система ИТ» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным постановления Астраханской таможни от 24.03.2016 по делу об АП.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 15.07.2016 по делу № А40-89204/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В рамках контракта от 12.10.2015, заключенного между ЗАО «Газпром химволокно» (Россия) и компанией PHP Fibers GmbH (Германия), на таможенную территорию Таможенного союза был ввезен товар «высокопрочные полиамидные нити», в связи с чем, 10.11.2015 на Волжском таможенном посту ЭТД, согласно которой под таможенную процедуру «выпуск для внутреннего потребления» был заявлен товар: «Нить высокопрочная, комплексная, полиамидная ....», весом нетто/брутто 19943,10/19232,70/20183,10 кг., стоимостью 56 938,73 евро. Условия поставки вышеуказанного товара - FCA Обернбург.

Согласно гр. 44 ДТ в таможенный орган в качестве одного из основных документов основы для расчета таможенной стоимости декларируемого товара был представлен счет от 05.11.2015, согласно которого стоимость транспортно - экспедиционной услуги по перевозке товара до места прибытия на таможенную территории ТС составляла 556,00 Евро.

Согласно ДТС-1 декларируемая таможенная стоимость декларируемого по ДТ товара таможенным представителем была заявлена как сумма цены товара (56 938,73 Евро) и транспортных расходов по перевозке товара до места прибытия на таможенную территории ТС (556,00 Евро), в связи с чем, в гр. 45 ДТ и гр. 25 ДТС-1 была заявлена таможенная стоимость - 4 002 415,13 рублей.

В ходе проведения документального контроля вышеуказанной ДТ должностным лицом Волжского таможенного поста было выявлено снижение стоимости экспедиционных услуг по территории иностранного государства при прочих равных условиях поставки и маршруте перевозки, что в свою очередь послужило причиной вынесения 11.11.2015 решения о проведении дополнительной проверки с запросом дополнительных документов.

27.01.2016 в адрес Волжского таможенного поста были представлены счета на оплату от 05.11.2015 и счет-фактура от 17.11.2015, согласно которых стоимость транспортно-экспедиционной услуги по перевозке вышеуказанного товара по маршруту Германия - граница с Р. Беларусь составляет 84 966,00 рублей, указанная сумма отличается от стоимости аналогичной позиции транспортно- экспедиционной услуги по счету от 05.11.2015 (556,00 Евро, что по курсу ЦБ РФ на 10.11.2015 составляет 38705,16 рублей), предоставленного при таможенном декларировании ЗАО «Газпром химволокно» товаров по ДТ.

Таким образом, было установлено, что по ДТ в таможенную стоимость декларируемого товара транспортные расходы по перевозке товаров до места их прибытия на таможенную территорию Таможенного союза были включены не в полном объеме.

11.01.2016 было принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров, заявленных в ДТ, которое в тот же день было направлено в адрес ЗАО «Газпром химволокно».

25.01.2016 была скорректирована таможенная стоимость декларируемых по ДТ товаров с 4 002 415,13 руб. на 4 048 675,97 руб.

Таким образом, в ходе дополнительной проверки таможенной стоимости товаров, заявленных к таможенному декларированию по ДТ, таможенным органом был установлен факт недостоверного заявления сведений о таможенной стоимости ввезенных товаров, в связи с чем, недоплата таможенных платежей по ДТ, в связи с занижением таможенной стоимости декларируемых товаров на 46 260,84 рублей, составила 11 056,34 рублей.

Суд отнесся критически к доводу заявителя о том, что он не воспользовался своим правом потребовать от декларанта калькуляцию транспортных расходов по доставке товара к месту прибытия товара на таможенную территорию ТС, что повлекло заявлению недостоверных сведений. Суд указал, что вина общества доказана и подтверждается материалами административного дела.

4.4. ИП Аксенов Э.В. обратился в АСАО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Астраханской области (далее - ТУ Росфиннадзора в АО) от 28.12.2015.

Решением АСАО от 15.09.2016 по судебному делу № А06-6003/2016 в удовлетворении требований отказано.

Между ИП Аксеновым Э.В. «Покупатель» и ТОО «ТНП - Атырау» (Республика Казахстан) «Продавец» заключен контракт от 20.01.2008 на поставку рыбной продукции из рыбы частиковых пород.

Согласно условиям Контракта: условия поставки - EXW г. Атырау (Казахстан). Стоимость контракта - 30 000 000 рублей. Оплата осуществляется путем 100% предоплаты на счет Продавца, за каждую отгружаемую партию товара. Товар поставляется из Казахстана в Россию за счет покупателя. Сроки поставки контрактом не установлены. Контракт действует до 31.12.2008. Все взаимные обязательства сторон будут завершены в рамках срока действия Контракта. Дополнительным соглашением от 24.06.2010 изменена сумма контракта - «60 000 000 рублей» и изменен срок действия контракта - «до 31.12.2012».

В Астраханском филиале ОАО «Банк Москвы» ИП Аксенов Э.В. оформил паспорт сделки от 25.01.2008 по контракту от 20.01.2008. 23.12.2008 предприниматель осуществил переоформление паспорта сделки в гр. 6 «дата завершения исполнения обязательств по контракту» указано - 31.12.2010, в гр. 5 «сумма» - 60 000 000 рублей.

30.07.2010 предпринимателем осуществлено переоформление паспорта сделки, дата завершения обязательств по контракту - 31.12.2012. Дополнительным соглашением б/н от 19.12.2012. к контракту от 20.01.2008, изменен срок действия Контракта. «Настоящий контракт действует до 31.12.2014. Все взаимные обязательства сторон будут завершены в рамках срока действия данного контракта».

15.01.2013 ИП Аксенов Э.В. подал заявление о переоформлении паспорта сделки. Уполномоченный банк переоформляет паспорт сделки в этот же день. В гр. 6 «Дата завершения обязательств по контракту» - 31.12.2014.

Из сведений ведомости банковского контроля по состоянию на 23.09.2015 предпринимателем осуществлено перечисление денежных средств нерезиденту всего в сумме 17 680 000 руб. Товар от нерезидента получен на сумму всего 9 043 192 руб. Таким образом, задолженность нерезидента по поставке товара составила 8 636 808 руб.

Контракт от 20.01.2008 действует до 31.12.2014 и все взаимные обязательства сторон будут завершены в рамках действия контракта, что было установлено Дополнительным соглашением б/н от 19.12.2012.

На поступившие от резидента платежи, осуществленные в 2008 и 2009 годах на общую сумму 8 636 808 руб., товар в установленные сроки до 31.12.2014 получен не был. Таким образом, сроки получения товара истекли.

По результатам рассмотрения протокола и других материалов дела об административном правонарушении руководитель ТУ Росфиннадзора в АО 28.12.2015 вынесено постановление, которым ИП Аксенов Э.В. признан виновным в совершении АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ, и назначено административное наказание в виде штрафа в размере 8 636 808 руб.

Не согласившись с вынесенным постановлением Заявитель представил суду ходатайство о восстановлении пропущенного срока на обжалование вышеуказанного постановления, пояснив, что был согласен с ним, но после получения постановления о возбуждении уголовного дела № 895087 от 16.05.2016, решил обжаловать его, считая его незаконным, поскольку привлечен дважды за одно и тоже нарушение.

Факт совершения АП не отрицается и ИП Аксеновым Э.В. Процедура привлечения заявителя к административной ответственности, как установил суд, ТУ Росфиннадзора в АО не нарушена.

Не принят судом довод заявителя, что возбуждение 16.05.2016 уголовного дела № 895087 в отношении Аксенова Э.В. по ч. 1 ст.193 УК РФ, является основанием для применения п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) постановления о назначении административного наказания является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Как следует из материалов дела, при вынесения постановления от 28.12.2015 уголовное дело возбуждено не было. Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Аксенова Э.В. по ч 1 ст 193 УК РФ, было вынесено позднее - 16.05.2016, уже после вынесения постановления от 28.12.2015. При данных обстоятельствах, применение п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ суд счел не правомерным.

4.5. ОАО «Избербашнефть» обратилось в АСАО с заявлением к Астраханской таможне об отмене постановления по делу об АП от 10.09.2015 о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ в виде штрафа в размере 15 113 877,97 рублей.

Решением АСАО от 19.09.2016 по делу № А06-9270/2015 изменено постановление Астраханской таможни от 10.09.2015 о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст.16.2 КоАП РФ в части назначения наказания, снизив размер административного штрафа с 15 113 877,97 рублей до 7 556 938,98 рублей.

24.09.2013 в зоне деятельности Астраханского таможенного поста ОАО «Избербашнефть» под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления были помещены товары:

- бывшая в эксплуатации автобуровая SGBS 400 на базе автомобиля марка «Mersedes-Benz», модель «Actros 4141», таможенная стоимость товара составляет 12 756 179,70 рублей, стоимость в валюте контракта составляет 297 000,00 евро;

- бывшая в эксплуатации автобуровая SGBS 800 на базе автомобиля марка «Mersedes-Benz», модель «Actros 4151», таможенная стоимость товара составляет 14 130 582,90 рублей, стоимость в валюте контракта составляет 329 000,00 евро.

Условия поставки DDU-ж/д ст. Избербаш. Отправителем автобуровых установок, являлась компания «Stavebni Geologie - Strojges, a.s.», Чешская Республика.

При таможенном декларировании товаров по ДТ декларантом был представлен трехсторонний договор об обеспечении поставки, монтажа и ввода в эксплуатацию от 23.10.2008, заключенный ОАО «Избербашнефть» с компаниями «Engada Europe a.s.», Чешская Республика, и ООО «Mainline Development Eastern Еuгоре».

Цена за единицу поставляемой техники в договоре поставки от 23.10.2008, а также в приложениях, представленных при таможенном декларировании товаров по ДТ, не указана. Общество определила таможенную стоимость товара резервным методом.

В ходе проведения камеральной проверки получены сведения о том, что цена фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары, помещенные ОАО «Избербашнефть» под процедуру выпуск для внутреннего потребления по спорной ДТ составляет: - бывшая в эксплуатации автобуровая SGBS 400 на базе автомобиля марка «Mersedes-Benz», модель «Actros 4141» 1 106 155 евро; - бывшая в эксплуатации автобуровая SGBS 800 на базе автомобиля марка «Mersedes-Benz», модель «Actros 4151» 1 787 285 евро.

Таким образом, в ходе камеральной таможенной проверки установлено несоответствие сведений о таможенной стоимости, содержащихся в документах, представленных при декларировании, со сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа, полученных в ходе проведения камеральной таможенной проверки, что свидетельствует о занижении ОАО «Избербашнефть» таможенной стоимости при декларировании товаров по ДТ.

Судебными актами по делу № А06-5996/2015 по заявлению ОАО «Избербашнефть» о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости по рассматриваемой ДТ установлено, что решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости ввезенного товара, требование об уплате таможенных платежей соответствует действующему законодательству и являются обоснованными. Дело № А06-5996/2015 имеет преюдициальное значение для рассматриваемого дела.

Суд пришел к выводу о наличии вины юридического лица в совершении вменяемого ему административного правонарушения. Наказание в виде штрафа в размере одной второй суммы подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов назначено в пределах санкции ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Вместе с тем, суд признал, что подобный размер административного штрафа для данного субъекта правонарушения является значительным. Снижение в данном случае административного наказания направлено на то, чтобы установленный размер административного штрафа не перестал быть средством предупреждения совершения новых правонарушений (ч. 1 ст. 3.1КоАП РФ) и не превратился в средство подавления экономической деятельности субъекта.

В рассматриваемой ситуации назначение обществу административного наказания в виде штрафа в размере 7 556 938,98 рублей соответствует характеру совершенного обществом АП, соразмерно его тяжести, является справедливым и отвечает принципам юридической ответственности, регламентированными КоАП РФ.

Указанным административным наказанием достигается цель административного производства, установленная статьёй 3.1 КоАП РФ, в то время как применение меры административного наказания в виде штрафа в размере 15 113 877,97 рублей, по мнению суда, в данном случае будет носить неоправданно карательный характер, направленный на экономическое подавление субъекта.

4.6. ПАО «Первая стивидорная компания» обратилось в АСАО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления об АП от 03.03.2016.

Решением АСАО от 23.09.2016 по делу № А06-2794/2016 в удовлетворении требований отказано.

16.08.2015 года на таможенный пост Морской пост Оля из иранского порта Амирабад прибыл теплоход «Порт Оля-1», перевозивший товар – толуилендиизоцианат в 20-ти фунтовом контейнере. Судно было размещено у причала № 2 в ВЗТК №18.

18.08.2015 в период с 14:25 до 15:50 указанный контейнер был помещен обществом в ПЗТК №1029.

19.08.2016 в ходе таможенного наблюдения, проведенного сотрудниками таможни, было установлено, что указанный контейнер перемещен обществом из ПЗТК № 1029 в ПЗТК № 11-рвз без разрешения таможенного органа.

03.03.2016 Астраханской таможней было вынесено постановление по делу об АП о привлечении заявителя к административной ответственности по ст. 16.5 КоАП РФ в виде штрафа в размере 10 000 рублей.

16.08.2015 таможней был разрешена перегрузка груза по прямому варианту на ж/д платформу для последующей доставки получателю. Таможней обществу было выдано разрешение только на перегрузку товара на ж/д платформу. Указанный выше товар не был перегружен на ж/д платформу и ПАО «Первая стивидорная компания» переместило его из ВЗТК № 18 в ПЗТК № 1029, а затем из ПЗТК № 1029 в ПЗТК №11-рвз без разрешения таможенного органа.

В ходе судебного заседании представитель общества пояснил, что указанный контейнер был сразу перемещен из временной таможенной зоны № 18 в ПЗТК № 18-рвз.

Не был принят судом довод заявителя о том, что административным органом не доказан факт помещения контейнера в ПЗТК № 1029 и впоследствии перемещение его в ПЗТК № 11-рвз. В доказательство размещения контейнера в ПЗТК № 11-рвз, заявителем представлен отчет по форме ДО1 от 18.08.2015. Данный довод заявителя отклонен судом как несостоятельный, поскольку факт размещения контейнера 18.08.2015 в ПЗТК № 1029, в не в ПЗТК № 11-рвз подтверждается протоколом опроса свидетеля. Кроме того, решением АСАО от 31.05.2016 по делу №А06-2793/2016, оставленным в законной силе судебными актами судов апелляционной и кассационной инстанций, был установлен факт размещения контейнера 18.08.2016 именно в ПЗТК № 1029.

Таким образом по мнению суда, факт размещения 18.08.2015 изначально в ПЗТК № 1029, а не в ПЗТК № 11-рвз, как заявил представитель общества, доказан материалами дела.

4.7. ИП Романенко Т.И. обратился в АСАО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления об АП от 28.04.2016.

Из материалов дела следует, что 17.02.2016 при осуществлении таможенного контроля, с применением рентгеноаппаратуры пассажиров, прибывших международным авиарейсом № 479 по маршруту Стамбул (Турция) – Астрахань (РФ) и их багажа и ручной клади, проводимого в зоне таможенного контроля таможенного поста Аэропорт Астрахань Астраханской таможни, было выявлено, что в багаже, принадлежащем предпринимателю, весом 31,8 кг находится однородный товар. При проведении таможенного досмотра было установлено, что в багаже весом 31,8 кг находится одежда – мужские джинсы, с бирками и этикетками, в количестве 66 изделий, чем нарушены положения ст. 152 ТК ТС.

Постановлением таможни от 28.04.2016 предприниматель признана виновной в совершении АП, предусмотренного ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ, и ей назначен административный штраф в сумме 200 000 рублей.

В обоснование своих требований заявитель, не оспаривая факт совершения правонарушения, указал, что сумма штрафа несоразмерна тяжести и характеру правонарушения. Он находится в тяжелом финансовом положении и на основании постановления КСРФ от 25.02.2014 № 4-П просил уменьшить штраф до 50 000 руб.

Предприниматель, переместив через таможенную границу Таможенного союза предназначенные для осуществления предпринимательской деятельности товары, не предоставила в таможенный орган соответствующие разрешительные документы.

В судебном заседании представитель предпринимателя, не оспаривая необходимость подтверждения ввозимого товара требованиям вышеуказанного Технического регламента соответствующими сертификатами (декларациями), указывали на отсутствие в действиях предпринимателя состава вмененного правонарушения, поскольку товары ввозились в личных целях.

Рассматривая данный довод, суд учел наименование и характер товара (мужские джинсы), количество товаров (66 единиц), перемещенных через таможенную границу Таможенного союза Предпринимателем, частоту перемещений через таможенную границу Таможенного союза, направление выезда и длительность пребывания за границей (Стамбул), а также то обстоятельство, что согласно сведениям из ЕГРИП основным видом деятельности заявителя в качестве индивидуального предпринимателя является розничная торговля, что свидетельствует о том, что вышеуказанные товары предназначены для использования в предпринимательской деятельности, пришел к выводу о том, что ввозимый товар подлежит таможенному декларированию в соответствии с требованиями главы 27 ТКТС.

Решением АСАО от 12.07.2016 по делу № А06-4599/2016 изменено постановление Астраханской таможни от 28.04.2016 - размер взысканного штрафа снижен до 50 000 рублей.

В силу ч. 3 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Суд пришел к выводу о том, что назначенное предпринимателю административное наказание в виде административного штрафа в сумме 200 000 рублей, не соответствует характеру совершенного заявителем АП, его материальному положению, характеру деятельности, может повлечь избыточное ограничение прав предпринимателя и с учетом конкретных обстоятельств дела, признания вины в совершении правонарушения, в целях индивидуализации административной ответственности и назначения соразмерного административного наказания, штраф подлежит снижению ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч.1 ст. 16.3 КоАП РФ, но до размера не менее половины минимального размера, до 50 000 руб.

4.8. ООО «ПКФ «Изумруд» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне об изменении постановления № 10311000-122/2016 от 05.02.2016 о привлечении к административной ответственности по ст. 16.7 КоАП РФ в части назначения наказания путем снижения размера административного штрафа.

Решением АСАО от 01.08.2016 изменено постановление Астраханской таможни от 05.05.2016 о привлечении ООО «ПКФ «Изумруд» к административной ответственности по ст. 16.7 КоАП РФ, снижен размер административного штрафа с 200 000 рублей до 100 000 рублей.

02.06.2015 ООО «ПКФ «Изумруд» с ЗАО «Независимая энергетическая компания» (далее - ЗАО «НЭК), являющимся таможенным представителем, был заключен договор об оказании услуг таможенным представителем от 24.05.2013, в соответствии с которым 02.06.2015 ЗАО «НЭК» на Астраханский таможенный пост Астраханской таможни была подана ДТ.

Сведения о наименовании и количестве декларируемых товаров были заявлены ЗАО «НЭК» на основании коммерческих документов, а именно инвойса, упаковочного листа и спецификации, представленных ООО ПКФ «Изумруд».

При регистрации ДТ была выявлена необходимость применения профиля риска, предусматривающего в качестве меры по минимизации риска проведение таможенного досмотра декларируемых товаров.

В соответствии с данным профилем риска должностными лицами Астраханского таможенного поста был проведен таможенный досмотр декларируемых товаров, по результатам которого было установлено, что фактическое количество декларируемого товара № 3 составляет 8040 шт., что превышает количество товара, заявленного в ДТ, на 15 шт. Также по результатам таможенного досмотра было установлено наличие товаров, не заявленных в ДТ - изделия из полимерного материала цилиндрической формы с металлическим шариком внутри: клапаны в количестве 298 шт.; блюдце из прозрачного стекла с отверстием в середине в количестве 601 шт.

Изделия из полимерного материала цилиндрической формы с металлическим шариком внутри (клапаны в количестве 298 шт., блюдце из прозрачного стекла с отверстием в середине в количестве 601 шт.), не входят в

комплектацию товара № 4 - «кальян в разобранном виде», указанную в графе 31 ДТ №, и в данном случае подлежали таможенному декларированию в ДТ в качестве отдельных товаров как запасные комплектующие части кальяна.

Таким образом, ООО «ПКФ «Изумруд», представив ЗАО «НЭК» инвойс от 29.04.2015 № 901, упаковочный лист от 29.04.2015 № 901 и спецификацию от 29.04.2015 № 5/1, содержащие недостоверные сведения о наименовании и количестве декларируемых товаров, для их дальнейшего предоставления на Астраханский таможенный пост при таможенном декларировании товаров по ДТ, повлекшее за собой заявление ЗАО «НЭК» Астраханскому таможенному посту недостоверных сведений о декларируемых товарах, совершило АП, предусмотренное ст. 16.7 КоАП РФ.

Суд пришел к выводу о наличии в действиях заявителя объективной стороны АП, предусмотренного статьей 16.7 КоАП РФ.

В материалы дела юридическим лицом не были представлены доказательства, подтверждающие невозможность соблюдения ООО ПКФ «Изумруд» соответствующих правил и норм ТКТС.

Однако суд посчитал возможным снизить размер назначенного ООО «ПКФ «Изумруд» административного наказания в виде штрафа с 200 000 рублей до 100 000 рублей исходя конкретных обстоятельств совершения обществом административного правонарушения, совершения правонарушения впервые (иное в материалы дела не представлено), раскаяния лица в его совершении.

4.9. ООО «Сервис-Терминал» обратилось в Арбитражный суд Ярославской области (далее - АСЯО) с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни от 15.02.2016 по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Таможней было установлено, что таможенным представителем представлена декларация о соответствии действие которой не распространяется на ввозимый товар.

Постановлением Краснодарской таможни от 15.02.2016 по делу об административном правонарушении ООО «Сервис-Терминал» было признано виновным в совершении АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСЯО от 06.09.2016 по судебному делу № А82-2790/2016 обществу было отказано в удовлетворении требований.

ЗАО «Сервис-Терминал» (таможенный представитель) подана ДТ на товар - олеин пальмовый рафинированный, дезодорированный, отбеленный без изменения химического состава, предназначенный для промышленной переработки с дальнейшим получением различных пищевых продуктов: маргаринов, шортенингов, и кондитерских жиров, состояние жидкое, весом 3 000 000 кг. В целях подтверждения соответствия на товар представлена декларация о соответствии.

Согласно заключения экспертов от 03.09.2015 пробы №№ 1-2 имеют характеристики смеси пальмового масла рафинированного и дезодорированного и жидкой фракции пальмового масла- пальмового олеина рафинированного дезодорированного, без изменения химического состава. Пробы №№ 3-7 имеют характеристики жидкой фракции пальмового масла- пальмового олеина рафинированного дезодорированного, без изменения химического состава. Повторная экспертиза дала аналогичный результат.

По информации АНО «Стандарты и метрология» действие представленной при таможенном декларировании декларации соответствия распространяется только на олеин пальмовый рафинированный дезодорированный отбеленный. Смеси и фракции масел растительных являются совершенно отдельными объектами технического регулирования.

Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 883 с 01.07.2013 введен в действие технический регламент Таможенного союза «Технический регламент на масложировую продукцию» ТР ТС 024/2011.

В соответствии с главой 1 Технического регламента действие Технического регламента распространяется на масложировую продукцию, выпускаемую в обращение на территории государств - членов Таможенного союза, и устанавливает требования к ней, включая требования к ее упаковке и маркировке, а также к связанным с ними процессам производства, хранения, перевозки, реализации.

Объектом технического регулирования Технического регламента является, в том числе, такая пищевая масложировая продукция, как масла растительные, и фракции масел растительных.

В связи с тем, что пальмовое масло является растительным маслом, а олеин пальмовый является фракцией пальмового масла, то и пальмовое масло и олеин пальмовый попадает под действие Технического регламента.

В статье 2 Технического регламента понятие масла растительного определено как - смесь - смесь растительных масел в различных соотношениях.

Исходя из этого, смесь растительных масел и (или) их фракций также является объектом технического регулирования. Указанное обстоятельство также подтверждается информацией органа по сертификации продукции и услуг.

Согласно результатам заключений таможенного эксперта - пробы «Олеин пальмовый рафинированный дезодорированный отбеленный без изменения химического состава» имеют состав и свойства, характерные для смеси пальмового масла рафинированного дезодорированного и жидкой фракции пальмового масла - пальмового олеина.

Таким образом, на таможенную территорию Таможенного союза ввезен товар, отличный от заявленного в ДТ, при этом в качестве документа, подтверждающего соответствие товара установленным требования представлена декларация соответствия, действие которой на ввезенный товар не распространяется.

4.10. ООО «СпортФлоринг» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Краснодарской таможни от 23.12.2015 по делу об АП по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

По факту недекларирования товара в отношении таможенного представителя ООО «Таможенный Консалтинг», было возбуждено дело об АП по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 13.09.2016 по судебному делу № А32-25689/2016 ООО «СпортФлоринг» было отказано в удовлетворении требований.

На основании абз. 2 ч. 2 ст. 208 АПК РФ в случае пропуска десятидневного срока он может быть восстановлен судом по ходатайству заявителя. В соответствии с ч. 2 ст. 117 АПК РФ арбитражный суд восстанавливает пропущенный процессуальный срок, если признает причины пропуска уважительными. Вопрос о восстановлении пропущенного срока разрешается судом на основании исследования и оценки обстоятельств, в связи с которыми он пропущен. При этом признание причин пропуска срока уважительными является усмотрением суда.

Как следует из материалов дела, оспариваемое постановление вынесено 23.12.2015, копия указанного постановления направлена в адрес ООО «Таможенный консалтинг» 23.12.2015.

С заявлением об оспаривании постановления ООО «СпортФлоринг» обратилось 22.07.2016, в обоснование своих доводов ссылается на то, что о возмещении суммы административного штрафа, наложенного оспариваемым постановлением, ему стало известно только 12.07.2016, то есть с даты постановления 15ААС по делу № А32-5746/2016.

Как установлено решением АСКК от 25.04.2016, постановлением 15ААС от 12.07.2016 по делу № А32-5746/2016, в рамках которого рассматривались исковые требования ООО «Таможенный Консалтинг» о взыскании с ООО «СпортФлоринг» (декларант) неустойки в размере штрафа, уплаченного на основании постановления, между сторонами 18.04.2013 заключен договор, по условиям которого таможенный представитель обязался от имени, по поручению и за счет заказчика совершать таможенные операции в соответствии с ТКТС, необходимые для перемещения товаров через таможенную границу Таможенного союза.

В договоре стороны определили, что за своевременность и достоверность представленных таможенному представителю документов и сведений, а также за соответствие товаров, в отношении которых проводятся таможенные операции, содержанию внешнеторгового контракта и иным документам, декларант несет ответственность перед таможенным представителем в виде неустойки в размере суммы административных штрафов, наложенных на таможенного представителя за совершение административных правонарушений в области таможенного дела.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для начисления ООО «СпортФлоринг» неустойки в размере, определенной договором. В адрес ответчика направлена претензия от 14.01.2016 с требованием произвести её оплату.

Таким образом, ООО «СпортФлоринг» могло узнать об оспариваемом постановлении раньше, а именно, в момент получения претензии ООО «Таможенный Консалтинг».

Пропуск процессуального срока подачи заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.

4.11. ООО «ПРОМХИМТОРГ» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления от 09.12.2015 по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Краснодарской таможней было установлено, что при декларировании части товара № 14 (набор кружек для кофе) по ДТ декларантом товара - ООО «ПРОМХИМТОРГ», были заявлены недостоверные сведения об описании товара - посуда из тонкой керамики и классификационном коде указанного товара по ТН ВЭД - 6912005000.

В действиях декларанта были установлены признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Постановлением Краснодарской таможни от 09.12.2015 по делу об АП ООО «ПРОМХИМТОРГ» было признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 10.06.2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 21.09.2016, по делу № А32-397/2016 обществу было отказано в удовлетворении требований.

Согласно пункта 1 решения Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27.08.2013 № 181 «О применении специальной защитной меры посредством введения специальной пошлины в отношении посуды столовой и кухонной из фарфора, ввозимой на единую таможенную территорию Таможенного союза» применяется специальная защитная мера посредством введения сроком по 28.09.2016 включительно специальной пошлины в отношении ввозимой на единую таможенную территорию Таможенного союза посуды столовой и кухонной из фарфора, классифицируемой кодом 6911 10 000 0 ТН ВЭД ТС. Для целей применения указанной специальной защитной меры товар определяется кодом ТН ВЭД ТС. Указанным решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27.08.2013 № 181 был установлен в период с 29.09.2014 по 28.09.2015 включительно размер ставки специальной пошлины 1 035,3 долл. США за 1 тонну.

В соответствии с п. 31 постановления Пленума ВСРФ от 24.10.2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, установленных в соответствии с законодательством, а равно в представлении при декларировании товаров недействительных документов, послуживших основанием для неприменения таких запретов и ограничений, такое действие (бездействие) подлежит квалификации по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

В силу ч. 2 и 3 ст. 16.2 КоАП РФ предусмотренная ими административная ответственность наступает в случае, если заявленные недостоверные, в том числе неполные, сведения послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера, неприменения установленных запретов и ограничений (п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 08.11.2013 № 79 «О некоторых вопросах применения таможенного законодательства»).

При декларировании части товара № 14 - набор кружек для кофе, по ДТ декларантом - ООО «ПРОМХИМТОРГ», были заявлены недостоверные сведения об описании товара и классификационном коде товара по ТН ВЭД, что послужило основанием для несоблюдения ограничительной меры нетарифного регулирования - уплата специальной пошлины, введенной решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27.08.2013 № 181.

4.12. ОАО «Российские железные дороги» обжаловало в АСРО постановление по делу об АП от 31.03.2016 по ст. 16.11 КоАП РФ «Уничтожение, удаление, изменение либо замена средств идентификации».

Решением АСРО от 08.07.2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 07.09.2016, по делу № А53-11178/2016 в удовлетворении заявления отказано.

Суд, исследовав материалы дела, и оценив доказательства, пришел к выводу о доказанности таможенным органом состава вменяемого обществу АП. ОАО «Российские железные дороги» не доказало отсутствие у общества реальной возможности по обеспечению сохранности средств идентификации, используемых таможенным органом, наличие объективных препятствий, форс-мажорных обстоятельств, на которые он не мог повлиять, а равно принятие обществом исчерпывающих мер для надлежащего выполнения обязанностей таможенного перевозчика, следовательно, обществом не были приняты все зависящие от него меры по надлежащему соблюдению правил таможенного законодательства.

Нарушений административного законодательства при производстве по делу, составлении протокола об АП и вынесении оспариваемого постановления судом не установлено, равно, как и обстоятельств, исключающих производство по делу об АП.

Процессуальных правонарушений являющихся безусловным основанием для отмены оспариваемого акта судом не установлено.

Какие либо доказательства, свидетельствующие об исключительности рассматриваемого случая и возможности применения ст. 2.9 КоАП РФ заявителем не представлены и материалы деда не содержат, в связи с чем совершенное обществом правонарушение, не может быть квалифицировано как малозначительное.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при рассмотрении судами дел № А53-12182/2016, № А53-20859/2016.

4.13. ООО «Фриго» обратилось в АСКК с заявлением к Новороссийской таможне о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 05.07.2016, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 13.09.2016, по судебному делу № А32-9710/2016в удовлетворении заявленных требований отказано.

Решение мотивировано тем, что объективных доказательств отсутствия состава АП, а также наличия допущенных при производстве по административному делу нарушений процессуальных требований не установлено, оснований для применения положений малозначительности не имеется.

В подтверждение соблюдения ограничений, установленных международными договорами государств-членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, ООО «ФРИГО» представило таможенному органу декларацию о соответствии от 06.10.2015, в соответствии с которой товар «лимоны свежие», производитель «AGROINDUSTRIAL TOTAI CITRUS S.A.» (Боливия) соответствует требованиям Технических регламентов Таможенного союза 021/2011 «О безопасности пищевой продукции» и 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки».

Указанная декларация о соответствии принята на основании протокола испытаний от 06.10.2015, выданного Испытательной лабораторией центр Новороссийского филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае».

Товар «лимоны свежие» является пищевой продукцией и на данный товар распространяется действие Технического регламента Таможенного союза (далее по тексту – ТР ТС) 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 880, и ТР ТС 022/2011 «Пищевая продукция в части ее маркировки», утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 881. В соответствии со статьей 39 ТР ТС № 021/2011 «О безопасности пищевой продукции», маркировка пищевой продукции должна соответствовать требованиям технического регламента Таможенного союза, устанавливающего требования к пищевой продукции в части ее маркировки, и (или) соответствующим требованиям технических регламентов Таможенного союза на отдельные виды пищевой продукции.

В соответствии с заключением отделения торговых ограничений и экспортного контроля Новороссийской таможни на упаковке товара № 1 по ДТ юридическим лицом указан изготовитель товара «АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПАНИЯ totai Цитрусовые С.А.», что не соответствует информации об изготовителе товара, указанной в графе 31 ДТ и декларации о соответствии.

На основании вышеизложенного, таможенный орган при вынесении оспариваемого постановления пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях заявителя объективной стороны АП, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ, так как запреты и ограничения (в части мер технического регулирования) по товару, заявленному к таможенному оформлению по ДТ, с предоставлением декларации о соответствии от 06.10.2015, не соблюдены.

Доказательств, опровергающих выводы таможни об указании на маркировке товара наименования иного изготовителя, обществом в материалы дела не представлено, как и доказательств отсутствия обязательности соответствующей маркировки в части размещения официально зарегистрированного наименования изготовителя. Возможность соотнесения декларации о соответствии с товаром исключена вследствие установленного таможенным органом несоответствия товара обязательным требованиям технического регламента.

При таких обстоятельствах, суд счел доказанным виновное совершение ООО «ФРИГО» АП, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

4.14. ООО «Планета Посуды» обратилось в АСКК с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Новороссийской таможни от 01.07.2016 по делу об АП по ст. 16.7 КоАП РФ.

Обществом по ДТ задекларирован товар № 1 – «духовки электрические».

Ввозимый товар включен в Перечень продукции, в отношении которой подача таможенной декларации сопровождается представлением таможенному органу документа об оценке (подтверждении) соответствия требованиям Технического регламента Таможенного союза «О безопасности низковольтного оборудования», утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 16.08.2011 № 768 «О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности низковольтного оборудования» (далее по тексту – ТР ТС 004/2011); - в Перечень продукции, в отношении которой подача таможенной декларации сопровождается представлением документа об оценке (подтверждении) соответствия требованиям Технического регламента Таможенного союза «Электромагнитная совместимость технических средств», утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 № 879 «О принятии технического регламента Таможенного союза «Электромагнитная совместимость технических средств» (далее по тексту – ТР ТС 020/2011).

В целях подтверждения установленных законодательством запретов и ограничений по товару № 1, задекларированному по ДТ, ООО «РСТК- Логистика» был представлен сертификат соответствии от 13.04.2015.

Таможней было установлено, что информация о месяце и годе изготовления низковольтного оборудования и (или) информация о месте нанесения и способе определения года изготовления в эксплуатационной документации (инструкции) отсутствует, что, по мнению таможни, не соответствует требованиям технических регламентов: ТР ТС 004/2011, ТР ТС 020/2011.

Сертификат соответствия от 13.04.2015 действует только в отношении товаров, указанных в сертификате соответствия, имеющих необходимые эксплуатационные документы, соответствующие требованиям ТР ТС 004/2011, ТР ТС 020/2011.

Суд поддержал вывод таможенного органа о том, что спорный товар к указанному сертификату соответствия продукции не относится, поскольку в эксплуатационной документации (инструкции) к данному товару отсутствует информация о месяце и годе изготовления низковольтного оборудования и (или) информация о месте нанесения и способе определения года изготовления, что не соответствует требованиям указанных Технических регламентов ТС.

Следовательно, названный документ не подтверждает соблюдение установленных ограничений в отношении декларируемого товара и поэтому сертификат соответствии от 13.04.2015 является недействительным документом в отношении спорного товара.

Сведения о соответствии товара требованиям ТР ТС 004/2011, ТР ТС 020/2011 указаны недостоверно и в графу 44 ДТ в качестве подтверждения соблюдения запретов и ограничений внесены реквизиты недействительного документа.

Таким образом, ООО «Планета Посуды» представило таможенному представителю – ООО «РСТК-Логистика» недействительный документ – сертификат соответствия от 13.04.2015, для представления его в таможенный орган при совершении таможенных операций (таможенное декларирование товара по ДТ), что повлекло за собой несоблюдение установленных запретов и ограничений, что является АП, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.7 КоАП РФ.

4.15. ООО «Грин Хенд» обратилось в АСКК с заявлением к Новороссийской таможне о признании незаконным и отмене постановления Новороссийской таможни от 06.05.2016 по делу об АП о привлечении общества к административной ответственности по ч.1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 05.09.2016 по судебному делу № А32-18268/2016 в удовлетворении требований заявителя отказано.

Как следует из материалов административного дела, что обществом по ДТ не задекларирован товар «апельсины свежие» весом нетто 1 148 кг по установленной форме, что свидетельствует о наличии в действиях общества объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Пленум ВСРФ в п. 30 постановления от 24.10.2006 № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснил, что ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ установлена ответственность за недекларирование товаров и (или) транспортных средств, когда лицом фактически не выполняются требования таможенного законодательства по декларированию и таможенному оформлению товара, то есть таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре или к таможенному оформлению представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации).

Юридическое лицо не приняло всех необходимых и достаточных мер для соблюдения таможенного законодательства, не проявило должную степень заботливости и осмотрительности при осуществлении обязанности участника таможенных правоотношений, до подачи ДТ не инициировало проверочные мероприятия в целях полного и достоверного декларирования товаров, ввезенных на таможенную территорию Таможенного союза по ДТ, что привело к недекларированию части товара (фактический вес товара отличался от веса, указанного в декларации).

В материалы дела обществом не представлены доказательства, подтверждающие невозможность соблюдения ООО «ГРИН ХЕНД» соответствующих правил и норм ТКТС.

Наличие всех вышеназванных элементов образует в действиях ООО «ГРИН ХЕНД» состав АП, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Доводы общества о том, что взвешивание товара проведено должностными лицами таможни с нарушением установленного порядка измерений отклоняется судом, так как из акта таможенного досмотра от 07.03.2016 следует, что ходе таможенного досмотра вес брутто товара апельсины свежие определялся путем фактического взвешивания товара на деревянных поддонах с дальнейшим вычитанием от полученного результата веса пустых поддонов (вес одного поддона составил 24 кг, все 160 поддонов одинаковые).

Вес нетто товара определялся путем взвешивания пустой упаковки с дальнейшим перемножением среднего веса одной упаковки, который составил 18 кг, перемножением на общее количество упаковок с дальнейшим вычитанием полученного результата от веса брутто товара.

В ходе таможенного досмотра какие-либо замечание относительно порядка его проведения от ООО «ГРИН ХЕНД» не поступали. Действующим законодательством Таможенного союза, а также другими нормативными правовыми актами не запрещается определение веса товара, находящегося под таможенным контролем, путем применения различных расчетных методик.

Следовательно, определение Новороссийской таможней веса нетто товара путем взвешивания пустого ящика из-под товара, с последующим умножением на общее количество ящиков и вычитанием от общего веса брутто, не противоречит требованиям действующего законодательства.

Таким образом, наличие в действиях общества объективной стороны правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, суд счел доказанным.

4.16. По иску ООО «Альтернатива» об обжаловании постановления Новороссийской таможни от 18.01.2016 о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Решением АСКК от 29.08.2016 по судебному делу № А32-15763/2016 в удовлетворении требований заявителя отказано.

25.03.2014 на поступивший во исполнение контракта от 20.07.2010 товар обществом подана ДТ, в которой в качестве товара № 1 таможенному органу были заявлены плиты (слябы) полированные из мрамора для строительства, изготовитель -«WINNER DIS TICARET LIMITED», Турция, таможенная стоимость - 1 502 659,86 руб.

В связи с выявленным низким ценовым уровнем заявленных в ДТ сведений о товаре, отказом декларанта от представления объяснений и документов, обосновывающих заявленную таможенную стоимость, 02.06.2014 таможенным органом осуществлена корректировка таможенной стоимости товара № 1 (плиты из мрамора). Таможенная стоимость составила 3 338 299,97 рублей, недоплата таможенных платежей - 618 500,59 рублей.

В период проведения с 17.06.2014 по 31.03.2015 камеральной таможенной проверки после выпуска товара у ООО «Альтернатива» таможенным органом было установлено следующее.

Согласно инвойсу от 11.03.2014, приложению от 11.03.2014 к контракту от 20.07.2010, представленным обществом при декларировании товара по ДТ, на таможенную территорию Таможенного союза прибыл товар, плиты (слябы) полированные, на общую сумму 41 548,62 долларов США. Указанная стоимость товара заявлена в графе 22 ДТ («Валюта и общая сумма по счету»), условия поставки - CFR Новороссийск.

На основании фактурной стоимости товара декларантом была определена таможенная стоимость товара, которая была заявлена в гр. 45 ДТ в размере 1 502 659,86 рублей.

На основании документов, а именно, экспортных деклараций в отношении товаров, поставка которых осуществлялась в адрес ООО «БСГрупп», полученных из таможенной службы Турецкой Республики в рамках Соглашения от 16.09.1997, таможенным органом установлено, что сведения, указанные в полученной из таможенных органов Турецкой Республики экспортной декларации, идентифицируются со сведениями, заявленными обществом в ДТ, по следующим основаниям: - получатель товара; - отправитель товара; - количество товара и весовые характеристики (вес брутто, вес нетто, количество грузовых мест); - наименование и ассортимент товара; - номер инвойса, в рамках которого поставлялся товар; - сопоставимы дата оформления экспортной декларации и дата отправления товара из Турции.

В результате сравнения сведений, указанных в ДТ, и сведений, содержащихся в экспортной декларации от 11.03.2014, выявлена разница фактурной стоимости поставляемого в адрес ООО «Альтернатива» товара.

Так, согласно инвойсу, приложению к контракту, представленным ООО «Альтернатива» при декларировании товара по ДТ, стоимость товара составила 41 548,62 долларов США.

Вместе с тем, общая сумма поставки, указанная в графе 22 экспортной декларации от 11.03.2014, составила 57 111,73 долларов США.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о наличии события административного правонарушения.

4.17 Жалоба В.К. Базияна на постановление и.о. руководителя Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Ростовской области от 08.04.2016 по делу об АП по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ, в отношении генерального директора АО Фирма «Актис» В.К. Базияна, о наложении административного штрафа в размере 4 000 руб.

Исследовав материалы жалобы и дела об АП, Октябрьский районный суд г. Ростова-на-Дону при рассмотрении судебного дела № 12-301/2016 не нашёл оснований к отмене постановления от 08.04.2016, поскольку оно вынесено в соответствии со всеми собранными по делу доказательствами и не противоречит требованиям административного законодательства.

20.04.2011 между АО Фирма «Актис» и «TYT projekce a dodavky spol s.r.o.» заключен контракт на покупку оборудования. 19.05.2011 АО Фирма «Актис» на указанный контракт оформило паспорт сделки в уполномоченном банке - филиал ОАО «ВБРР» в г. Краснодаре.

Согласно листу записи ЕГРЮЛ 06.07.2015 за государственным регистрационным номером 215619626610 была внесена запись о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

Согласно разделу «Сведения о наименовании юридического лица, внесенные в Единый государственный реестр юридических лиц» листа записи ЕГРЮЛ полным наименованием юридического лица на русском языке является «Акционерное общество Фирма «Актис». Таким образом, 06.07.2015 в ЕГРЮЛ была внесена запись об изменении наименования юридического лица с Открытого акционерного общества Фирма «Актис» на Акционерное общество Фирма «Актис».

Указанная информация затрагивает сведения указанные в разделе 1 «Сведения о резиденте» в п. 1.1 «Наименование» паспорта сделки и требует его переоформления.

Учитывая, что АО Фирма «Актис» внесло изменения в ЕГРЮЛ 06.07.2015, следовательно, паспорт сделки должен быть переоформлен в срок до 20.08.2015.

Согласно отметке должностного лица банка на заявлении о переоформлении паспорта сделки от 04.12.2015, заявление о переоформлении паспорта сделки на основании листа записи ЕГРЮЛ № 2156196266170 от 06.07.2015 было представлено в филиал Банка «ВБРР» в г. Краснодаре 04.12.2015.

Таким образом, выявлено наличие события АП, предусмотренного ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.

4.18. ИП Календарова М.Р. обжаловала в АСРО постановление ЮОТ от 20.08.2015 о назначении административного наказания по делу об АП, возбужденному по ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ.

Решением суда АСРО от 29.07.2016 по судебному делу № А53-14665/2016 в удовлетворении заявленных требований отказано полностью, суд пришел к выводу о том, что предприниматель правомерно привлечен к административной ответственности в связи с наличием в его действиях состава вменяемого правонарушения.

ИП Календарова М.Р. обратилась в суд с заявлением к ЮОТ о признании незаконным и отмене решения от 08.12.2015 о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ с наложением административного штрафа в размере 50 000 рублей.

Судом установлено, что постановлением Ростовской таможни от 28.08.2015 предприниматель признан виновным в совершении вменённого ему в вину административного правонарушения по ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ с назначением административного штрафа в размере 100 000 рублей. 22.09.2015 в ЮОТ поступила жалоба ИП Календаровой М.Р. на постановление Ростовской таможни от 28.08.2015, в которой она просила пересмотреть постановление в связи с отсутствием возможности оплатить административный штраф.

По результатам пересмотра ЮОТ 08.12.2015 было принято решение, которым постановление Ростовской таможни от 28.08.2015, вынесенное в отношении ИП Календаровой М.Р. изменено, назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей. В остальной части постановление по делу оставлено без изменения.

Судом установлено, что предприниматель не задекларировала ввезенный ею товар, следовательно, не исполнила публично-правовую обязанность по соблюдению запретов и ограничений неэкономического характера на ввоз товаров на территорию Российской Федерации. Факт административного правонарушения и вину в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ предприниматель признала.

При таких обстоятельствах суд делает вывод о доказанности наличия в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ.

При пересмотре постановления Ростовской таможни, Южная оперативная таможня, учла все смягчающие обстоятельства в отношении предпринимателя, ее материальное положение и снизила административный штраф до 50 000 рублей.

Вместе с тем, предпринимателем ни в судебном заседании, ни при подаче заявления не обоснован пропуск срока на обжалование оспариваемого решения, которое было ей получено лично 16.12.2016. Кроме того, с учетом доказанности факта наличия в ее действиях состава правонарушения, а также отсутствием процессуальных нарушений при производстве по делу об административном правонарушении, пропуск срока не явился единственным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, в связи с чем, результаты оценки причин пропуска срока на предмет их уважительности фактически не имеет существенного значения для вывода о правомерности и обоснованности обжалуемого судебного акта.