Сегодня 29 июня 2017 года
Для слабовидящих

Главное меню

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

customs-tv

Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности (1 квартал 2016 года)

PDFПечатьE-mail

1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров.

1.1. ОАО «Избербашнефть» обратилось в Арбитражный суд Астраханской области (далее – АС АО) с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров незаконным и требования об уплате таможенных пошлин.

Решением АС АО от 15.12.2015 по делу № А06-5996/2015 заявление ОАО «Избербашнефть» удовлетворено. Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда (далее – 12ААС) от 17.03.2016 решение суда первой инстанции было отменено, в удовлетворении требований общества отказано.

Судебный акт суда апелляционной инстанции мотивирован следующим.

В ходе камеральной таможенной проверки, установлено, что ОАО «Избербашнефть» помещены под таможенную процедуру выпуск для внутреннего потребления товары: бывшая в эксплуатации автобуровая SGBS 400 на базе автомобиля марка «Mercedes-Benz», таможенная стоимость составляет 12 756 179,70 руб., стоимость в валюте контракта составляет 297 000 евро;, бывшая в эксплуатации автобуровая SGBS 800 на базе автомобиля марка «Mercedes-Benz», таможенная стоимость составляет 14 130 582,90 руб., стоимость в валюте контракта составляет 329 000 евро. Условия поставки DDU-ж/д ст. Избербаш.

Заявленная декларантом таможенная стоимость товара определена шестым резервным методом (ст. 10 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение).

В ходе таможенного декларирования представлены следующие документы: договор поставки с приложениями, счета-проформы, CMR, договор перевозки.

При проведении контроля таможенной стоимости товаров должностными лицами Астраханского таможенного поста дополнительная проверка не назначалась. Товары выпущены в свободное обращение по заявленной декларантом таможенной стоимости товаров резервным методом

В ходе проведения анализа договора поставки установлено, что в данном договоре и приложениях к нему стоимость товара «автобуровые установки» не указана.

В качестве документов, подтверждающих таможенную стоимость товаров «автобуровые установки», декларантом представлены счета-проформы, выставленные компанией «SG-Strojges, AG», Чешская Республика, которая являлась отправителем товаров, а также стороной, заключившей договор на транспортировку рассматриваемых автобуровых установок.

Таким образом, в ходе камеральной таможенной проверки, установлено, что таможенная стоимость указанных товаров документально не подтверждена, поскольку в договоре поставки, приложениях к нему, представленных к таможенному декларированию, цена автобуровых установок не указана, инвойсы (счета-фактуры), выставленные поставщиками товаров компанией «Engada Europe a.s.», Чешская Республика, ООО «Mainline Development Eastern Еигоре», Россия, декларантом в таможенный орган не представлялись.

Астраханской таможней в ходе проведения оперативных мероприятий в ответ на запрос таможенного органа от таможенной службы Чешской Республики получены документы и сведения в отношении автобуровых установок, продекларированных по спорной ДТ.

Анализ представленных документов показал, что таможенной службой Чешской Республики проведена проверка компании «Engada Europe a.s.», в ходе проведения которой председателем правления указанной компании представлены документы и сведения, свидетельствующие о том, что трехсторонний договор поставки от 23.10.2008 б/н, представленный при таможенном декларировании ОАО «Избербашнефть», являлся предварительным и 18.06.2009 прекратил свое действие.

Согласно представленным таможенной службой Чехии документам, 25.09.2009 между компанией «Engada Europe a.s.» и ОАО «Избербашнефть» заключен окончательный договор б/н о монтаже и введении в эксплуатацию оборудования для добычи и хранения нефти. Компанией «Engada Europe a.s.» в таможенную службу Чешской Республики был представлен оригинал договора поставки от 25.09.2009 б/н.

Согласно графику платежей (приложение к договору поставки) полная стоимость бурильного оборудования составляет: бурильный сервисный комплект I - 1 106 155 евро, бурильный сервисный комплект II - 1 787 285 евро.

Сведения о вышеуказанной цене сделки подтверждены приложением «График платежей» к договору, представленному таможенным органам Чешской Республики компанией «Engada Europe a.s.» в оригинале, представленным в ходе камеральной таможенной проверки компанией «Engada Europe a.s.», и Национальным банком Республики Дагестан Центрального банка России; заключительным отчетом Таможенного управления по Пльзеньскому краю от 11.02.2014 № 5992-3/2014-600000-71.

Таким образом, в связи с тем, что договор поставки от 23.10.2008 б/н являлся предварительным и прекратил свое действие 18.06.2009, декларантом ОАО «Избербашнефть» при декларировании товаров заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости автобуровых установок.

Как указано в постановлении 12ААС, полученные от уполномоченного банка сведения соответствуют сведениям о стоимости бурового оборудования, полученным от компании «Engada Еигоре a.s.», таможенных органов Чешской Республики и подтверждают факт недостоверного заявления ОАО «Избербашнефть» сведений о таможенной стоимости товаров: б/у автобуровая SGBS 400 на базе автомобиля марка «Mercedes-Benz», модель «Actros 4141», б/у автобуровая SGBS 800 на базе автомобиля марка «Mercedes-Benz», модель «Actros 4151».

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в ходе камеральной таможенной проверки выявлен факт занижения таможенной стоимости при декларировании товаров, установлено несоответствие сведений о таможенной стоимости, содержащихся в документах, представленных при декларировании, со сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа, полученных в ходе проведения камеральной таможенной проверки. Также установлено, что ОАО «Избербашнефть» при таможенном декларировании представлен договор поставки, прекративший свое действие, не имеющий на дату подачи ДТ юридической силы.

При принятии решения о корректировке таможенной стоимости товара Астраханская таможня определила таможенную стоимость товара методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами (ст. 4 Соглашения).

Суд апелляционной инстанции приобщил к материалам дела представленные таможней в апелляционной инстанции дополнительные доказательства: письма председателя правления «Engada Europe a.s., полученного в ответ на запрос Астраханской таможни, которым подтверждается тот факт, что изменение модели автобуровых установок не повлияло на их стоимость (планировалось изготовить на шасси а/м марки «Tatra», однако в связи с невозможностью предоставления производителем в нужные сроки шасси нужного размера, компаниями субподрядчиками, в том числе компанией «Stavebni Geologie – Strojges, a.s.» было принято решение изготовить автобуровые установки SGBS 400, SGBS 800 на базе а/м «Mersedes-Benz»).

Суд апелляционной инстанции также согласился с доводом таможни о том, что общество, применяя резервный метод, не обосновало невозможность определения таможенной стоимости товаров в соответствии со статьями 6 - 9 Соглашения (методом по стоимости сделки с идентичными товарами, методом по стоимости сделки с однородными товарами, методом сложения и вычитания), поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 2 Соглашения методы определения таможенной стоимости товаров применяются последовательно.

1.2. В АС АО обратился ИП Налча Махир с заявлением о признании незаконными решения Астраханской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, требования об уплате таможенных платежей.

Решением АС АО от 04.12.2015 по судебному делу № А06-8856/2015, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 22.03.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Как следует из материалов дела, 27.11.2013 между ИП Налча Махир (покупатель) и компанией «ASYA OTOMOTIV ITHALAT VE IHRACAT» (Турция) (продавец) заключен контракт, по условиям которого продавец обязуется продать, а покупатель – принять и оплатить товар – транспортное средство MERCEDES-BENZ TRAVEGO 17 SHD, 2008 года выпуска.

Согласно контракту общая сумма контракта составляет 39 500 евро, в стоимость товара входит стоимость упаковки, маркировки, погрузки, налогов и доставки на условиях CPT-Астрахань; оплата товара осуществляется в течение 180 дней после поставки товара, датой которой является дата таможенного оформления товара на территории Российской Федерации.

Таможенная стоимость ввезённого товара определена ИП Налча Махир по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В подтверждение заявленной таможенной стоимости декларантом в таможенный орган представлены контракт, инвойс.

В связи с наличием признаков недостоверности сведений о таможенной стоимости товара таможенным органом принято решение о корректировке таможенной стоимости товара, которым предпринимателю доначислены таможенные платежи в сумме 1 592 950,20 руб.

Решением АС АО от 18.09.2014 по делу № А06-1026/2014, оставленным без изменения постановлением 12ААС от 10.12.2014, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 07.05.2015 корректировка таможенной стоимости товара признана необоснованной.

Астраханской таможней проведена камеральная таможенная проверка ИП Налча Махир по вопросу достоверности сведений о таможенной стоимости товаров, в ходе которой на основании представленных Министерством торговли и таможни Турецкой Республики экспортных деклараций таможенный орган установил, что стоимость ввезенного товара при вывозе из Турции составила 134 900 долларов США при условиях поставки FOB Антакья, что свидетельствует о значительном занижении предпринимателем стоимости ввезенного транспортного средства.

Астраханской таможней принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров, заявленной в спорной ДТ, первым методом определения таможенной стоимости товаров на основании информации, указанной в экспортной таможенной декларации Турции.

Таможенным органом ИП Налча Махир выставлено требование об уплате таможенных платежей, которым предпринимателю указано на необходимости уплаты таможенных платежей в сумме 1 014 360,47 руб.

Суды первой и апелляционной инстанций, установив, что представленные заявителем документы и сведения не подтверждают заявленную таможенную стоимость товара, не устраняют противоречия, выявленные таможенным органом, пришли к выводу об обоснованности корректировки таможней таможенной стоимости товара, в связи с чем отказали в удовлетворении заявленных требований предпринимателя, указав в судебных актах на следующее.

Из представленной декларантом ДТ следует, что отправителем товара является компания «ASYA OTOMOTIV ITHALATIHRACAT» (Турция), директор Fevzi Nalca, условия поставки - СРТ Астрахань.

С декларацией в таможенный орган представлен, в том числе, инвойс, который содержит сведения о стоимости товара – 39 500 евро, идентификационных признаках товара, имеет отметку компания «ASYA OTOMOTIV ITHALATIHRACAT».

Между тем, в представленной в материалы дела международной товарно-транспортной накладной (CMR), на основании которой осуществлялось международное перемещение товара, указан иной инвойс.

Поскольку данная CMR содержит отметки таможенных органов по пути следования товара в Российскую Федерацию, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о ее подлинности и достоверности указанных в ней сведений.

Согласно полученной таможенным органом в ходе проверки ЭТД Турции цена товара составляет 134 900 долларов США (счет-фактура), условия поставки – FOB - Антакья.

Отправителем товара в экспортной декларации указан Fevzi Nalca.

При этом судами первой и апелляционной инстанций учтено, что в экспортной декларации Турции и спорной ДТ имеется указание на уникальный номер транспортного средства (VIN), что позволяет сделать вывод о декларировании одного товара.

Судами установлено, что доказательств оплаты товара в соответствии с пунктом контрактом, предусматривающим оплату в течение 180 дней после поставки товара, заявителем в материалы дела не представлено.

Из экспортной декларации следует, что оплата товара на момент его отправки произведена покупателем в банк «Ziraat Bankasi A.S.».

С учетом изложенного суды пришли к выводу о предоставлении ИП Налча Махир в таможенный орган документов, содержащих недостоверную информацию об условиях поставки товара, предоставленного к таможенному оформлению, что исключает обоснованность применения заявленной декларантом стоимости при определении таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Заявленная декларантом таможенная стоимость не подтверждена документально с использованием количественно определенных и достоверных данных, корректировка таможенной стоимости произведена Астраханской таможней обоснованно.

Доводы ИП Налча Махир сводились к тому, что цена товара, указанная в контракте, соответствует цене, указанной в представленном при таможенном оформлении инвойсе, «ASYA OTOMOTIV ITHALATIHRACAT» письмом подтвердило реализацию транспортного средства по цене 39 500 Евро.

Суды отклонили данный довод предпринимателя, поскольку имеющиеся в материалах дела документы, оформленные от имени отправителя товара - Fevzi Nalca, являющегося директором «ASYA OTOMOTIV ITHALATIHRACAT», свидетельствуют о поставке им товара по иной цене и о недостоверности сообщенных в указанном письме сведений о цене товара.

Не были приняты судами доводы заявителя о том, что таможня неправомерно использовала экспортную таможенную декларацию в качестве источника ценовой информации, поскольку данный документ составлен иностранным контрагентом в одностороннем порядке без участия ИП Налча Махир.

Суды признали данный довод заявителя несостоятельным, поскольку противоречия, имеющиеся в документах, оформленных отправителем товара - Fevzi Nalca в Турции и его получателем – ИП Налча Махир при таможенном оформлении в Российской Федерации, не позволяют признать указанную в спорной ДТ цену сделки достоверной.

1.3. ООО «Беркут» обратился в АС АО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товара. Решением АС АО от 03.02.2016 по делу № А06-10293/2015 в удовлетворении требований ООО «Беркут» отказано в полном объеме.

12.08.2015 ООО «Беркут» была подана электронная на товар «лом чёрных металлов, представляет собой желоба из разрезанных вдоль б/у труб диаметром 1020 мм из низколегированной стали марки 17Г1С-1» (страна происхождения - Россия, страна отправления - Россия). Указанный товар поставлялся в адрес «ZIVAR HOSEINY ABESH AHMADLO» по договору, заключенному между компанией «ZIVAR HOSEINY ABESH AHMADLO» (Покупатель) и ООО «Беркут» (Продавец).

Заявленная декларантом таможенная стоимость была определена методом по стоимости сделки с вывозимыми товарами. В качестве подтверждения заявленной таможенной стоимости были представлены следующие документы: договор, спецификация к договору, дополнительное соглашение; инвойс.

Таможней было принято решение о проведении дополнительной проверки. Декларанту было предложено представить дополнительные документы, сведения и пояснения, необходимые для подтверждения правильности определения таможенной стоимости товаров.

ООО «Беркут» в ответ на запрос о представлении дополнительных документов сообщило, что не может предоставить банковские платёжные документы по оплате счетов фактур по декларируемой партии товаров или по предыдущим поставкам идентичных товаров в адрес получателя декларируемой партии товаров, так как согласно контракта оплата товара производится покупателем в течение одного года, предыдущих поставок данного товара не имеет; данные товары экспортируются, а не ввозятся на территорию Таможенного союза, представляют собой лом чёрных металлов, предназначенный для дальнейшей переплавки.

Общество предоставило следующие документы: оборотно-сальдовую ведомость по счёту 41 за июль 2015 г. - август 2015г.; калькуляция себестоимости, документы, подтверждающие данный расчёт; договор поставки, заключенный между ООО «Беркут» и ООО «Люкс Авто»; счёт фактура; платёжные поручения; договор поставки, заключенный между ООО «Беркут» и ООО МТК «Дахар»; счёт - фактура, квитанции об оплате; заверенные копии контракта, дополнение к контракту.

Таможней было принято решение о корректировке таможенной стоимости товара.

Отказывая ООО «Беркут» в удовлетворении заявленных требований, суд в решении указал следующее.

ООО «Беркут» в ходе проведения дополнительной проверки были представлены платежные документы в адрес ООО «Люкс Авто», из которых видно, что произведена «оплата за трубу прямошовную и спиралвошную согласно счёта № 4 от 14.07.2015». ООО «Беркут» представил счет-фактуру ООО «Люкс Авто». Счет №4 от 14.07.2015 обществом не представлен.

Таким образом, проследить исполнение обязательств по договору не представляется возможным.

В договоре, в дополнительном соглашении 2 к договору и инвойсе не содержится сведения о полном наименовании товаров с указанием технических характеристик, производителях, торговых марок и т.д. Также в договоре, в дополнительном соглашении к договору не указана общая стоимость товара, а также цена за единицу товара.

По спорной ДТ заявлен товар - лом черных металлов, низколегированной стали марки 17Г1С-1. Однако в представленном дополнительном соглашении (спецификации) к договору продавец поставит трубы б/у, порезанные как корыта, сталь 17г1с.

Таким образом, в ДТ заявлен товар, отличный по марке, указанной в дополнительном соглашении (спецификации) от 21.07.2015 №2 к договору № 040 от 23.10.2014.

Заявителем представлен протокол результатов испытаний химического анализа материалов. При исследовании данного протокола, суд пришел к выводу о том, что документ не может подтверждать марку экспортируемой стали, поскольку не представляется возможным установить, исследовался образец экспортируемой стали, либо какой-либо иной. Не представлен протокол отбора проб и образцов.

Представленный обществом инвойс не содержит сведений о полном наименовании товара с указанием характеристик, производителей, торговых марок. Так же отсутствует ссылка на договор, заключенный между продавцом ООО «Беркут» и покупателем «Zivar hoseiny abesh ahmadlo Accunte number», что не позволяет идентифицировать инвойс с договором.

Суд критически отнесся к дополнительному соглашению, поскольку в ходе декларирования данный документ не представлялся. Кроме того, на документе отсутствует печать иностранного контрагента.

Суд пришел к выводу, что обстоятельства, свидетельствующие о возможном недостоверном заявлении сведений о таможенной стоимости товара и послужившие основанием для дополнительной проверки, обществом не устранены, документы, подтверждающие заявленные в ДТ сведения о таможенной стоимости, не представлены.

1.4. ЗАО «КОМЗ-Экспорт» обратилось в Арбитражный суд Ростовской области (далее – АС РО) с заявлением о признании недействительными решений Миллеровской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров. Решением АС РО от 15.02.2016 по делу № А53-18294/2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Между ЗАО «КОМЗ-Экспорт» (Россия; покупатель) и компанией «КЕМIX FZE» (ОАЭ) заключен контракт, на условиях CFR Новороссийск. В целях исполнения условий контракта компания «КЕМIX FZE» поставила в адрес ЗАО «КОМЗ-Экспорт» морским транспортом товар: шланги из вулканизированной резины, армированные текстильным материалом, без фитингов.

Таможенная стоимость товара заявлена методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В ходе камеральной таможенной проверки, проведенной СТКПВТ ЮТУ после выпуска товара, из НЦБ Интерпола ОАЭ получена информация о том, что продавец товара компания «KEMIX FZE» учреждена компанией «The Austrian Indastrial Group LTD» (BNI-UK), управляющим которой является гражданин РФ Г., который является также генеральным директором ЗАО «КОМЗ-Экспорт».

В связи с вышеизложенным продавец проверяемых товаров - компания «KEMIX FZE» и покупатель - ЗАО «КОМЗ-Экспорт» являются взаимосвязанными лицами.

Проверкой установлено, что при совершении таможенных операций с проверяемым товаром в ДТС декларант не отразил факт наличия взаимосвязи между продавцом и покупателем.

В связи с тем, что декларант не представил в ходе таможенного контроля после выпуска товаров доказательства отсутствия влияния взаимосвязи между участниками внешнеэкономических сделок на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за товары, в сочетании с низкими ценами на декларируемые товары, привел к тому, что не может быть применен метод определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами согласно подп. 4 п. 1 ст. 4 Соглашения.

Оспариваемые в судебном порядке решения таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, декларированных по ДТ, приняты «резервным» методом, с использованием стоимостной информации по товарам, которые являются однородными по отношению к товарам, оформленным обществом.

При принятии решения об отказе в удовлетворении заявленных Обществом требований суд пришел к выводу, что в ходе таможенного контроля декларант не представил доказательств отсутствия влияния взаимосвязи между участниками внешнеэкономических сделок на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за товар, что в сочетании с низкой ценой на декларируемый товар, свидетельствует о влиянии взаимосвязи на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за товары. В ходе таможенной проверки установлено, что взаимосвязь между продавцом и покупателем повлияла на стоимость сделки.

Обществом не подтверждена доступность ввезенных товаров неограниченному кругу лиц по тем же ценам, что и для ЗАО «Комз-Экспорт», в связи с тем, что продавец реализует данные товары только одному покупателю - ЗАО «Комз-Экспорт». По этой же причине декларантом не представлен прайс-лист продавца.

Заявленная Обществом таможенная стоимость товара, задекларированного но спорным ДТ, в нарушение п 4 ст 65 ТК ТС, п. 3 ст. 2 Соглашения не основывается на количественно определяемой и документально подтвержденной информации, в связи с чем, таможней правомерно приняты решения о корректировке таможенной стоимости товаров.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место и при рассмотрении судебного дела № А53-17924/2015 по заявлению ЗАО «КОМЗ-ЭКСПОРТ» к Ростовской таможне.

1.5. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу № 2а-1260/2016 по иску ООО «БСГрупп» о признании незаконными и отмене решения Новороссийской таможни о корректировке таможенной стоимости по спорной ДТ, судом было указано, что в ответ на решение о проведении дополнительной проверки, истец информировал таможню о своем отказе в предоставлении запрашиваемых документов и сведений, а также о своем согласии осуществить в установленном порядке корректировку таможенной стоимости товаров исходя из указанной таможенным органом, в расчете размера обеспечения уплаты таможенных пошлин и налогов, величины таможенном стоимости.

Также истец обязался уплатить таможенные платежи, с учетом скорректированной таможенной стоимости товаров.

Таким образом, декларант не воспользовался правом доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им сведений.

В ходе проведения следственных действий по уголовному делу, были получены электронные носители информации, на которых содержатся инвойсы и упаковочные листы, на товар, ввезенный ООО «БСГрупп» и оформленный по спорной ДТ.

При этом сведения о стоимости товаров по обнаруженным инвойсам выше, чем по инвойсам, предъявленным ООО «БСГрупп» при декларировании товаров.

Кроме того, уровни заявленной таможенной стоимости товаров, ниже по сравнению с ценами на однородные товары, страной происхождения которых является Индия.

При таких обстоятельствах иск удовлетворению не подлежит.

Аналогичные обстоятельства послужили основаниями для вынесения судом решений в пользу Новороссийской таможни по судебным делам
№№ 2а-1260/2016, 2а-1262/2016.

1.7. Во исполнение контракта между ООО «Рус Трейд» и компанией «ATALAR DIS TICARET LIMITED» (Турция) на условиях FCA – Стамбул на территорию Российской Федерации ввезены товары народного потребления. Декларантом была определена таможенная стоимость товаров по первому методу определения таможенной стоимости.

Для подтверждения заявленной стоимости обществом в таможенный орган представлен пакет документов: контракт, инвойс, спецификация к контракту, упаковочный лист, паспорт сделки, контракт транспортной экспедиции, счет за транспорт, экспортные декларации.

В ходе камеральной таможенной проверки, проведенной СТКПВТ ЮТУ, из таможенных органов Турецкой республики получены экспортные декларации, в ходе анализа которых таможенный орган пришел к выводу о занижении таможенной стоимости товаров.

На основании акта камеральной таможенной проверки таможней принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной, в соответствии с которым обществу доначислены таможенные платежи. На основании указанного решения таможней выставлено требование об уплате таможенных платежей на сумму 3 358 674,62 рублей.

Не согласившись с вышеуказанными действиями таможенного органа, ООО «Терософт» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным требования Краснодарской таможни об уплате таможенных платежей от 08.06.2015 г. № 569.

При рассмотрении дела № А32-23864/2015 и принятии решения суд руководствовался следующим.

Таможенным органом было установлено, что внешнеторговый контракт не содержит сведений об ассортименте, количестве поставляемого товара. Контракт заключен ООО «Рус Трейд» с турецкой компанией «ATALAR DIS TICARET LIMITED», не являющейся производителем товара. ООО «Рус Трейд» при декларировании товара представлены прайс-листы производителей товара и экспортные декларации.

В связи с тем, что в ходе проверки были установлены расхождения в экспортных декларациях, спецификациях к контракту, а также низкий индекс таможенной стоимости товара, с целью получения экспортных деклараций страны отправления (Турция), в рамках Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах от 16.09.1997, ФТС России в таможенные органы Турецкой Республики был направлен запрос о предоставлении заверенных копий документов, представленных при экспорте.

Согласно информации, представленной таможенными органами Турецкой Республики, ООО «Рус Трейд» не производило никаких экспортных операций через таможенное управление Ханкалы, следовательно, номера и дата регистрации деклараций не принадлежат российскому импортеру. Штампы, а так же имена, номера и подписи на экспортных декларациях не принадлежат должностным лицам таможенного управления Халкалы.

Таким образом, экспортные декларации, представленные ООО «Рус Трейд» в ходе камеральной таможенной проверки, в архивах Турецкого таможенного органа не обнаружены.

Однако таможенным органом Турции представлены копии книжек МДП с приложениями, экспортные декларации которые идентифицируются с проверяемой ДТ, в соответствии с которой товары выпускались для внутреннего потребления на территории Российской Федерации.

Судом установлено, что таможенным органом Турции представлены экспортные документы, которые идентифицируются со спорной ДТ.

В спорной ДТ заявлена общая фактурная стоимость товара –119 308,52 долл. США на условиях поставки FCA Стамбул. Таможенная стоимость при таможенном оформлении не корректировалась и принята таможенным органом по 1 методу определения таможенной стоимости, общая таможенная стоимость составила 3 843 297,29 рублей. В соответствующих турецких экспортных декларациях фактурная стоимость заявлена в размере 413 139,24 долл. США на условиях поставки FOB Istanbul, что в 3,5 раза больше стоимости заявленной в проверяемой ДТ.

Сведения, указанные в экспортных документах, представленных таможенной службой Турции, идентифицируются со сведениями, заявленными ООО «Рус Трейд» в рассматриваемой ДТ, по следующим позициям: общее количество мест товара; общий вес брутто товара; наименование товара; CARNET TIR; наименованию перевозчика; по номерам транспортных средств, на которых осуществлялись перевозки товаров; наименованию производителей товара; даты отгрузок товаров из Турции и прибытия в Российскую Федерацию.

Однако, таможенная стоимость товаров, заявленная ООО «Рус Трейд» на коммерческих условиях поставки FSA Стамбул, от 2 до 4 раз ниже стоимости товара, заявленной турецкими поставщиками при экспортном оформлении в Турции на условиях поставки FOB Стамбул (доставка товаров за счет покупателя, стоимость доставки не входит в цену сделки).

С целью определения стоимости доставки товара из Турции до границы России были запрошены сведения о транспортной организации, осуществляющей рассматриваемые поставки. Согласно копиям документов, представленных SC. «BPL TRANS» S.R.L., Молдова, стоимость доставки по маршруту Стамбул, Турция – Весело-Вознесенка, Россия в 2012 году составляла 3375,0 долларов США.

Таким образом, в ходе камеральной таможенной проверки установлено, что в документах, представленных таможенной службой Турции, относящихся к товарным партиям, задекларированным обществом по спорной ДТ, и в документах, представленных ООО «Рус Трейд» при таможенном оформлении в Российской Федерации, имеются расхождения о стоимости товаров и условиях поставки, что свидетельствует о заявлении ООО «Рус Трейд» недостоверных сведений о таможенной стоимости товаров при их ввозе на территорию Российской Федерации.

На основании вышеизложенного, суд пришел к выводу, что таможней правомерно было принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров.

1.8. ООО «Кавказ Импорт» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Ростовской таможне о признании недействительным решения о корректировке таможенной стоимости товаров. Решением АС РО от 02.03.2016 по делу
№ А53-20010/2015 ООО «Кавказ Импорт» отказано в удовлетворении заявленных требований.

Судом установлено, что основанием для отказа таможней в применении метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами послужило не подтверждение цены товара в полном объеме, отличие заявленной обществом таможенной стоимости товара от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа.

Контрактом, заключенным обществом с компанией «MINING EQUIPMENT IMPEX LLC» (США), определено, что развернутая номенклатура (ассортимент), цена, количество товара, а также возможные изменения предусмотренных контрактом условий поставки и оплаты, способов отгрузки и расчетов согласовываются сторонами по каждой поставке в период действия контракта путем обоюдного подписания спецификации, оформляемой сторонами и являющийся неотъемлемой частью контракта.

В представленной к таможенному декларированию спецификации к контракту не указаны номенклатура (ассортимент) товара, а также цена за единицу товара, отсутствует разбивка по количеству и цене на артикульном уровне.

Таким образом, документы, подтверждающие согласование цены сделки, а именно наименование, количество и цену за единицу товара, декларантом не представлены.

Величина таможенной стоимости, заявленной ООО «Кавказ Импорт», значительно ниже по сравнению с имеющейся в таможенном органе информацией о стоимости однородных товаров, ввезенных в РФ за аналогичный период времени.

В результате оперативно-розыскной деятельности ЮОТ от таможенной службы Румынии были получены заверенные копии экспортных документов (экспортные декларации, инвойсы) в отношении товаров, задекларированных по предыдущим партиям, поставляемым в адрес ООО «Кавказ Импорт» с аналогичным ассортиментом продукции, произведенных аналогичными производителями.

Согласно полученным экспортным документам продавцом товаров выступали непосредственно фирмы «EUROSIMEX SRL», «SIMEX GRUP SRL», а также фирмы «OKSAD SERV», «MICRO SRL», «S.C. SNL SRL», покупателем - «MINING EQUIPMENT IMPEX LLC», страной отправления - Румыния, страной назначения - Республика Молдова.

Цена товаров в полученных инвойсах отличается в большую сторону от заявленных цен товаров, задекларированных обществом в ДТ по предыдущим поставкам, а также в спорной ДТ.

Ранее в 2013 г. в зоне деятельности Дагестанской таможни выявлялись схемы предоставления в таможенные органы документов с целью занижения таможенной стоимости и уклонения от уплаты таможенных платежей.

В результате оперативно-розыскной деятельности ЮОТ установлена аналогичная схема в деятельности общества. Получены сведений в отношении предыдущих поставок обществу, свидетельствующие о занижении таможенной стоимости с целью уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере при ввозе румынского товара «мебель в ассортименте».

Полученные от таможенной службы Румынии заверенные копии экспортных документов (экспортная декларация таможенной службы Румынии, инвойсы) свидетельствуют об использовании во внешнеэкономической деятельности режима таможенного склада, применяемого на территории Республики Молдова для подмены коммерческих документов и последующего занижения обществом таможенной стоимости товаров с целью уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере.

После помещения товара на СВХ в Республике Молдова в коммерческих документах изменяется отправитель, на товарные партии в Республике Молдова оформляется экспортная декларация с заниженной таможенной стоимостью, которая впоследствии предоставляется в таможенную службу Таможенного союза для подтверждения заниженной таможенной стоимости.

Ранее в 2013 году в зоне деятельности Дагестанской таможни выявлялись аналогичные схемы предоставления в таможенные органы фиктивных документов по всей сделке (второй комплект) с целью занижения -таможенной стоимости и уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере. По результатам проведенных камеральных таможенных проверок в отношении ИП Магомедсаламова М.М., ИП Магомедова М.А., ИП Исмаилова И.Г. принимались решения о выставлении требований об уплате таможенных платежей. Полученные копии оригинальных документов от таможенной службы Молдавии, Румынии, свидетельствующих о занижении таможенной стоимости при декларировании товара - «мебель в ассортименте» идентифицировались по весу, его наименованию, номерам транспортных средств, на которых мебель ввозилась из Румынии в Республику Молдова и, в последующем, на территорию Таможенного союза. Имеющиеся в распоряжении таможенного органа сведения о фактической стоимости ввозимого товара в суде позволяли сделать вывод о том, что фактически в адрес ИП Магомедсаламова М.М., ИП Магомедова М.А., ИП Исмаилова И.Г. поступал именно тот товар, который поступал в адрес молдавской компании из Румынии.

Судом указано, что в настоящее время аналогичная ситуация с использованием молдавских «фирм-прокладок» складывается в зоне деятельности Ростовской таможни при декларировании ООО «Кавказ-Импорт» из Молдавии товара – «мебель в ассортименте» румынского происхождения.

Согласно п. 3 CMR пунктом выгрузки перемещаемого из Румынии товара в адрес ООО «Кавказ-Импорт» является Республика Дагестан, что может свидетельствовать о фиктивной смене получателя и перетекании товаропотоков из Северо-Кавказского таможенного управления в Южное таможенное управление.

Значительное занижение стоимости товара по пути следования от отправителя в Румынии до получателя в России свидетельствует о наличии условий сделки, влияние которых на цену товара не может быть количественно определено (подп. 2 п. 1 ст. 4 Соглашения).

Противоречия в стоимости ввезенного из Румынии в Молдову и в последующем на территорию Таможенного союза, не позволяют сделать вывод о достоверности заявленной обществом стоимости и ее документальном подтверждении. Таким образом, в результате анализа документов, предоставленных декларантом в подтверждение заявленных сведений по таможенной стоимости, таможней выявлено, что отсутствует точное документальное подтверждение заявленных сведений. Судом установлено, что противоречия и несоответствия, выявленные в ходе таможенного декларирования товара и отраженные в решениях о проведении дополнительной проверки, декларантом не устранены. На основании изложенного, решения о корректировке таможенной стоимости товаров являются обоснованными.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. ОАО «Волгограднефтемаш» обратилось в АС АО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконными решения по классификации товара по ТН ВЭД ТС, решения о внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ и требования об уплате таможенных платежей.

Решением АС АО от 04.02.2016 по делу № А06-10376/2015 в удовлетворении требований отказано.

Астраханской таможней проведена камеральная таможенная проверка в отношении ОАО «Волгограднефтемаш» по вопросу проверки правильности классификации в соответствии с ТН ВЭД ТС товара «регулирующий клапан (регулятор давления) осевого типа с корпусом из легированной стали, диаметром проходного сечения 406,4 мм (16), на давление до 15,5 МПА, тип клапана RZD-REQX16/ANSI900 RTJ», изготовитель Mokveld Valves BV, Нидерланды», задекларированного ОАО «Волгограднефтемаш».

В ходе анализа технической документации, представленной при декларировании по спорной ДТ, установлено, что техническая документация, представленная при декларировании товара, содержит сведения о наименовании изделия - асимметричный регулирующий клапан RZD-REQX, производителе - Mokveld Valves BV. Согласно сведений, указанных в паспорте изделия, технической характеристике клапана, клапан предназначен только для регулирования давления.

Согласно представленному в ходе таможенного декларирования документу «Моквелд регулирующие клапаны» № б/н от 16.11.2012 установлено, что в документе содержатся сведения о том, что клапан RZD-REQX предназначен для антипомпажного регулирования компрессоров, продувки, сброса давления из сепараторов, закачки в пласт и добычи газа. В документе содержатся сведения о том, что для регулировки расхода и давления газов предназначен клапан RZD-RQX.

Сравнительный анализ таможенного декларирования идентичных и однородных товаров по системе ФТС России показал, что в регионе деятельности Смоленской и Выборгской таможен в период с 01.01.2012 по 31.12.2014 иными участниками ВЭД ввозились и декларировались идентичные товары того же производителя, поименованные как «арматура для трубопроводов - клапаны регулирующие», имеющие тот же тип клапана RZD-REQX.

При этом указанные товары при декларировании классифицировались в подсубпозицию ТН ВЭД ТС 8481 80 599 0 - «Краны, клапаны, вентили и аналогичная арматура для трубопроводов, котлов, резервуаров, цистерн, баков или аналогичных емкостей, включая редукционные и терморегулируемые клапаны; арматура прочая; арматура регулирующая прочая; прочая» со ставкой таможенной пошлины - 10 %.

В ходе проведения камеральной таможенной проверки Астраханской таможней от Смоленской таможни были получены ЭТД с комплектами документов, представленными при декларировании идентичных и однородных товаров, в ходе анализа которых установлено, что в технической спецификации, представленной в ходе таможенного декларирования по ДТ № 10113070/131114/0017101, содержатся сведения о том, что клапан регулирующий RZD-REQX 16/ANSI900 RTJ, изготовитель Mokveld Valves BV, Нидерланды, с приводом M-330-DW, предназначен для регулирования расхода и давления газа. Такие же сведения о назначении клапана указаны в гр. 31 данной ДТ.

С целью получения сведений о назначении клапана, продекларированного по спорной ДТ, и регулируемых клапаном параметров, в ходе проведения камеральной таможенной проверки направлен запрос изготовителю фирме Mokveld Valves BV, Нидерланды, а также выставлено требование ОАО «Волгограднефтемаш» о необходимости представления в Астраханскую таможню технической документации на рассматриваемый товар, сведений о назначении клапана регулирующего. В своем ответе фирма Mokveld Valves BV подтверждает, что поставляемая трубопроводная арматура RZD-REQX 16/ANSI900 RTJ с пневматическим приводом M330-DW, как это указано в технической спецификации, действительно предназначена для контроля потока и давления.

В ходе проведения камеральной таможенной проверки проведен анализ сведений, содержащихся на официальном сайте фирмы-изготовителя товаров Mokveld Valves BV, согласно которых клапан RZD-REQX предназначен для регулирования расхода и давления газов, а также для антипомпажного регулирования компрессоров, продувки, сброса давления из сепараторов, закачки в пласт и добычи газа. В представленном ОАО «Волгограднефтемаш» проспекте изготовителя фирмы Mokveld Valves BV имеются сведения об иных регулирующих клапанах и все они предназначены для регулирования расхода и давления газов и иных регулирующих функций.

С учетом изложенного таможенный орган пришел к выводу о том, что спорный товар предназначен для регулирования расхода и давления газов.

По результатам проведения камеральной таможенной проверки в соответствии с Основных правил интерпретации ТН ВЭД ЕАЭС (далее – ОПИ) 1 и 6 таможней принято решение о классификации спорного товара в подсубпозиции 8481 80 599 0 (ставка таможенной пошлины 10 %).

Из заключения эксперта Автономной некоммерческой организации «Волгоградэкспертиза», представленного ОАО «Волгограднефтемаш», следует, что «регулирующие клапаны RZD-REQX 16/ANSI900 RTJ, зав. №№ с 53871-001 по 53871-010, не предназначены для регулирования расхода и антипомпажного регулирования компрессоров продувки, сброса давления из сепараторов, закачки в пласт и добычи газа» со ссылкой на стр. 8 брошюры «Моквелд. Регулирующие клапаны».

Однако, как указал суд в решении, на стр. 8 указанной брошюры, имеющейся на официальном сайте www.mokveldm.ru, а также в идентичной брошюре, представленной ОАО «Волгограднефтемаш» в ходе проведения камеральной таможенной проверки, указано, что клапан RZD-REQX предназначен для регулирования расхода и давления газов, для антипомпажного регулирования компрессоров, продувки, сброса давления из сепараторов, закачки в пласт и добычи газа.

Согласно выводам эксперта АНО «Волгоградэкспертиза» «регулирующий клапан RZD-REQX 167ANSJ900 RTJ...» является клапаном с осевым направлением перемещения поршня, предназначен для регулирования давления «после себя» посредством изменения расхода. Является регулятором давления «после себя» непрямого действия. Не предназначен для регулирования расхода и антипомпажного регулирования компрессоров продувки, сброса давления из сепараторов, закачки в пласт и добычи газа. Согласно пункту 5 исследовательской части данного заключения эксперта регулирующий клапан может использоваться для регулирования расхода и давления газов, для антипомпажного регулирования компрессоров продувки, сброса давления из сепараторов, закачки в пласт и добычи газа.

В свою очередь, экспертом сделан вывод о том, что данный регулирующий клапан используется в «Блоке арматурном 20Ар-1» и предназначен для регулирования давления «после себя».

Таким образом, суд пришел к выводу, что спорный товар предназначен для регулирования расхода и давления газов, тогда когда в «Блоке арматурном 20Ар-1» фактически используется только для регулирования давления.

Однако, как отмечено в решении по делу, то обстоятельство, что заявитель приобретает спорный товар только в целях регулирования давления, не означает, что товар теряет иные функциональные свойства, и должен быть классифицирован только по свойствам товара, которые необходимы заявителю.

2.2. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу № А32-37824/2015 по иску ООО «АПК Мильстрим-Черноморские вина» о признании незаконным и недействительным решения Новороссийской таможни по классификации товара по ТН ВЭД ТС, судом было указано, что в соответствии с правилами 1 и 6 ОПИ, товар №1 «сконцентрированный до числа Брике 65,3 % раствор (сироп) Сахаров виноградного происхождения - D - глюкозы и D -фруктозы в соотношении 1:1, с содержанием сопутствующих компонентов винной, L - яблочной, D -сорбита» правомерно классифицирован таможенным органом в подсубпозиции 1702 90 950 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

При этом отнесение исследованного товара к соку виноградному концентрированному по установленным показателям не представляется возможным не только в терминах ТН ВЭД ЕАЭС, но и в терминах, используемых при идентификации соковой продукции.

Для отнесения товара к соку виноградному в терминах, используемых при идентификации соковой продукции, он должен соответствовать требованиям ТР ТС ССЗ/2011 «Технический регламент Таможенного союза. Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей», при этом количественные значения идентификационных показателей должны соответствовать требованиям Свода правил для оценки и качества фруктовых и овощных соков (Свод правил AIJN), а алгоритм проведения идентификации должен строится в соответствии с ГОСТ Р 53137-1008 «Соки и соковая продукция. Идентификация. Общие положения».

В соответствии с ТР ТС 023/2011, сок - жидкий пищевой продукт, который несброжен, способен к брожению, получен из съедобных частей доброкачественных, спелых, свежих или сохраненных свежими либо высушенных фруктов и (или) овощей путем физического воздействия на эти съедобные части и в котором в соответствии с особенностями способа его получения сохранены характерные для сока из одноименных фруктов и (или) овощей пищевая ценность, физико-химические и органолептические свойства; концентрированный сок - сок, произведенный путем физического удаления из сока прямого отжима части содержавшейся в нем воды в целях увеличения содержания растворимых сухих веществ не менее чем в два раза по отношению к исходному соку прямого отжима; минимальное содержание растворимых сухих веществ в соках из винограда прямого отжима- не менее 13,5 % при 20°С, в восстановленных - не менее 15,9 % при 20°С.

Как следует из материалов дела, спорный продукт практически не содержит органических кислот, не имеет характерных органолептических показателей, т.е. не содержит природных красителей и практически не содержит ароматических компонентов, т.е. в данном продукте не сохранены характерные для сока виноградного физико-химические и органолептические свойства.

Спорный продукт не способен к брожению, поскольку из него удалены компоненты, участвующие в процессе брожения виноградного сусла.

На основании совокупности установленных показателей исследованный товар не может быть идентифицирован как сок виноградный концентрированный.

В исследованном продукте установленное наличие органических кислот в следовых количествах свидетельствует о полном удалении кислот, что не позволяет отнести его к суслу виноградному концентрированному ректификованному.

Данный продукт может быть использован только в целях подслащивания виноградных вин, о чем и указывает заявитель в своем заявлении, тем самым подтверждая решение таможенного органа об отнесении исследованного товара к «сахарам прочим».

Доказательств обращения общества с заявлением для принятия предварительного решения о классификации товара в порядке статей 54, 57 ТК ТС на конкретное наименование товара, включающее определенную наименование, марку, состав и модификацию, с учетом технической и иной документации на конкретный товар, заявителем не представлено.

Суд так же указал, что общество имело возможность получения необходимой информации относительно предварительного решения или разъяснения по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС посредством обращения в таможенный орган, однако не воспользовался ею.

2.3. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу № А32-862/2016 по иску ООО «Таможенное агентство «Континент» о признании незаконными решений Новороссийской таможни по классификации товара ТН ВЭД ЕАЭС, судом было указано, что комбинированные фитинги, предназначенные для соединения пластиковых труб и имеющие объемную составляющую полипропилена более 50 % в соответствии с Правилом 3б) ОПИ правильно классифицированы таможенным органом в подсубпозиции
3917 40 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС.

Суд пришел к выводу о том, что заявитель не представил суду достаточных доказательств несоответствия оспариваемых актов таможенного органа действующему законодательству и нарушения этими актами прав и законных интересов общества. В свою очередь, таможней в должной мере выполнены обязанности, возложенные на таможенный орган, что исключает возможность признания незаконными обжалуемых решений.

При таких обстоятельствах требования общества не подлежат удовлетворению.

2.4. ООО «Галеон» обратилось с иском в суд к Ростовской таможне о признании решения и действия (бездействия) таможенного органа незаконным. Решением АС РО от 20.01.2016 по судебному делу № А53-22896/15 обществу отказано в удовлетворении заявленных требований.

ООО «Галеон» на таможенный пост Речной порт Ростов-на-Дону Ростовской таможни подана ДТ, в графы 31 которой были заявлены сведения о товаре (всего 4 товара), в том числе товары - «поворотная петля ножницы артикулы: VMK1, VMK2, VMK3, VMK4», которые классифицированы декларантом в товарной подсубпозиции 8302 10 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС как «шарниры: прочие» (ставка таможенной пошлины - 0 %).

Ростовской таможней проведена камеральная таможенная проверка, по результатам которой составлен акт камеральной таможенной проверки, которым установлено, что рассматриваемый товар должен быть классифицирован в соответствии с ТН ВЭД ТС в товарной подсубпозиции 8302 41 500 0. На основании акта таможенным органом принято решение по классификации товара по ТН ВЭД ТС, в соответствии с которым часть товара № 4 по ДТ 10313010/280813/0003152 классифицирована в товарной подсубпозиции 8302 41 500 0 (ставка пошлины отличная от нулевой).

В соответствии с текстом товарной позиции 8302 ТН ВЭД ЕАЭС «Инструменты, приспособления, ножевые изделия, ложки и вилки из недрагоценных металлов, их части из недрагоценных металлов» в нее включаются: «Крепежная арматура, фурнитура и аналогичные изделия из недрагоценных металлов, используемые для мебели, дверей, лестниц, окон, штор, в салонах транспортных средств, шорных изделий, чемоданов, ящиков, шкатулок или аналогичных изделий; вешалки для шляп, крючки для шляп, кронштейны и аналогичные изделия из недрагоценных металлов; мебельные колеса с крепежными приспособлениями из недрагоценных металлов; автоматические устройства из недрагоценных металлов для закрывания дверей».

В данную товарную позицию включаются вспомогательная фурнитура и крепежная арматура общего назначения из недрагоценных металлов, широко используемые в мебели, дверях, окнах, кузовах и т.д. Товары, отвечающие главным характеристикам, остаются в данной товарной позиции, даже если они предназначены для особого использования (например, дверные ручки или петли для автомобилей).

Декларантом выбрана субпозиция 8302 10 000 9 ТН ВЭД (шарниры прочие), включающая только шарниры, т.е. изделия, имеющие общую ось или точку, вокруг которых должно образовываться подвижное соединение.

Оценив представленные доказательства и доводы лиц, судом сделан вывод, что таможенным органом верно применен классификационный код 8302 41 500 0 (-крепежная фурнитура и аналогичные детали прочие; -- применяемые для зданий;---для окон). Как следует из представленных представителем таможенного органа доказательств, товар, аналогичный рассматриваемому, характеризуется как устройство поворотное, откидное для блоков оконных и блоков дверных балконных.

Основное свойство товара - соединение створки (полотна) с коробкой и обеспечение выполнения функции открывания-закрывания створки, относительно вертикальной оси, и фиксацию в открытом и закрытом положениях.

В соответствии с ОПИ 6 (классификация товаров в субпозициях товарной позиции должна осуществляться в соответствии с наименованиями субпозиций) образцы (артикулы: VМК1, VМК2, VМК3) не могут включаться в субпозицию 8302 10 000 9 ТН ВЭД (шарниры), так как не являются шарниром.

Кроме этого данная субпозиция 8302 10 000 9 ТН ВЭД (шарниры) не имеет в своей структуре позиции части, т.е. в нее могут включаться только готовые изделия - шарниры.

Соответственно, доводы организации о том, что спорные позиции (артикулы: VМК1, VМК2, VМК3) должны классифицироваться в субпозиции 8302 10 000 9 ТН ВЭД (шарниры) только в связи с тем, что они будут применятся для изготовления сложного шарнирного механизма, противоречат как тексту товарной субпозиции, так и ОПИ 6.

Спорный товар (артикулы: VМК1, VМК2, VМК3) не являются многокомпонентным изделием, не состоят из различных материалов, а представляет собой металлическую фурнитуру для окон.

С учетом установленной строгой иерархии применение ОПИ 1 имеет приоритетное значение, и, соответственно, в случае возможности применения ОПИ 1 правило ОПИ 3 не подлежит применению. Следовательно, таможенным органом товарная позиция 8302 ТН ВЭД спорного товара была правомерно определена с применением ОПИ.

Выбор конкретного кода ТН ВЭД ЕАЭС всегда основан на оценке признаков декларируемого товара, подлежащих описанию, а процесс описания связан с полнотой и достоверностью сведений о товаре (определенного набора сведений, соответствующих либо не соответствующих действительности). Правовое значение при классификации товаров имеет их разграничение (критерии разграничения) по товарным позициям ТН ВЭД ЕАЭС в соответствии с ОПИ ТН ВЭД ЕАЭС.

Судом сделан вывод, что из пояснений сторон, технической документации, представленной в отношении товара, акта проверки следует, что рассматриваемый товар является самостоятельным элементом.

Таким образом, решение по классификации принято таможенным органом законно и обосновано, поскольку основано на верном применении ТНВЭД.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при рассмотрении судами дел №№ А53-22898/2015, А53-22899/2015.

2.5. ИП Клименко Г.И. были поданы ДТ на товары: «стальные штампованные изделия, в виде двух полозьев, прикрепляемых к стене, либо другому неподвижному основанию и подвижно закрепленной на полозья пластине с просверленными технологическими отверстиями, изготовленными под модели телевизоров (мониторов, видеовоспроизводящих устройств) с крепежными отверстиями стандарта VESA, служат для стационарной установки этих устройств на стену: изготовитель ООО «ЛЮМИ ЛЕГЕНД КОРПАРЭЙШЕН» (Китай), Товарный знак: «BRATECK».

В графе 33 ДТ декларантом был заявлен код 7326 90 980 9 ТН ВЭД ТС - «изделия прочие из черных металлов, кованные или штампованные».

Таганрогской таможней была проведена камеральная таможенная проверка, в результате которой было установлено, что предприниматель в ДТ указал неверный код товара по ТН ВЭД ТС (7326 90 980 9), правильным кодом является – 8302 50 000 0 «вешалки для шляп, крючки для шляп, кронштейны и аналогичные изделия».

По результатам таможенной проверки таможней принято решение об отмене решений таможенного поста Морской порт Таганрог о подтверждении классификационного кода товара по ТН ВЭД ТС 7326 90 980 9 и о принятии нового кода 8302 50 000 0.

Кодом 7326 90 980 9 в соответствии с ТН ВЭД ТС классифицируются «изделия прочие из черных металлов, кованные или штампованные».

Согласно общих положений пояснений к группе 73 в данную группу включаются определенное количество специфических изделий, включаемых в товарные позиции 7301-7324, а к товарным позициям 7325 и 7326 относится группа изделий, неспецифических или не включенных в группу 82 или 83 и не попадающих в другие группы Номенклатуры, выполненных из черных металлов (в том числе из чугунного литья, определенного в примечании 1 к данной группе) или из стали.

Товарная позиция 7326 включает «изделия прочие из черных металлов» в данную товарную позицию включаются все изделия из черных металлов, полученные ковкой или вырубкой, резкой или штамповкой или другими способами, такими как гибка, сборка, сварка, обточка, вальцовка или перфорация, кроме изделий, включенных в группу 82 или 83, или более конкретно поименованных в других товарных позициях номенклатуры.

Товарная позиция 8302 включает «крепежная арматура, фурнитура и аналогичные изделия из недрагоценных металлов, используемые для мебели, верей, лестниц, окон, штор, в салонах транспортных средств, шорных изделий, чемоданов, ящиков, шкатулок или аналогичных изделий; вешалки для шляп, крючки шляп, кронштейны и аналогичные изделия из недрагоценных металлов». Таким образом, товар должен классифицироваться в подсубпозиции 8302 50 000 0 «вешалки для шляп, крючки для шляп, кронштейны и аналогичные изделия» в соответствии с правилами ОПИ 1, 6 ТН ВЭД ТС.

Таким образом, товар, являющийся предметом спорного контракта, является принадлежностью к видеоаппаратуре.

Заявитель утверждал, что в соответствии с общими положениями Пояснений к ТН ВЭД ТС к группе 83 в товарную позицию 8302 включаются вспомогательная фурнитура и крепежная арматура общего назначения из недрагоценных металлов, широко используемая в мебели, дверях окнах, кузовах, на этом основании делается заключение о том, что вывод таможенного органа о наиболее точном описании признаков товара в товарной позиции 8302 не является верным, поскольку данное описание относимо к иным товарам. Однако товарная позиция 8302 включает «Крепежная арматура, фурнитура и аналогичные изделия из недрагоценных металлов, используемые для мебели, дверей, лестниц, окон, штор, в салонах транспортных средств, шорных изделий, чемоданов, ящиков, шкатулок или аналогичных изделий; вешалки для шляп, крючки для шляп, кронштейны и аналогичные изделия из недрагоценных металлов; мебельные колеса с крепежными приспособлениями из недрагоценных металлов; автоматические устройства из недрагоценных металлов для закрывания дверей». В указанную товарную позицию включаются: - ж. кронштейны для шляп, вешалки для шляп, консоли (фиксированные, шарнирные или зубчатые и т.д.) и аналогичные изделия, такие как вешалки для пальто, полотенец, кухонных тряпок, щеток, ключей.

Таким образом, спорный товар является самостоятельным товаром, классифицируемым в соответствии с ОПИ 1 в товарной позиции 8302 в соответствии с ТН ВЭД ТС, поскольку является креплением, предназначенным для установки видеоаппаратуры на стены помещений или иных объектов для удобства использования такой аппаратуры.

Заявитель также ссылался на невозможность применения Решения Коллегии Евразийской Экономической Комиссии от 18.07.2014 № 122 «О классификации кронштейнов из недрагоценных металлов по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза» (далее – Решение № 122), поскольку указное решение вступило в силу после периода, в котором были поданы ДТ.

Указанный довод был отклонен судом поскольку указанное Решение № 122 не предусматривает новый порядок принятия решений о классификации товаров, не вносит изменений в действующий ТН ВЭД ТС и не влияет на положение декларанта.

Решение № 122 принято в целях единообразного применения действующих норм и правил определение классификационного кода товаров. Кроме того оно не послужило основанием для принятия таможней оспариваемых решений о классификации товара, а лишь подтверждает правильность определения таможней классификационного кода спорного товара.

Отклоняя довод предпринимателя о преюдициальном значении решения АС РО от 01.09.2014 по делу № А53-24319/2013, суды при рассмотрении судебных дел №№ А53-24376/2015, А53-24378/2015, А53-24374/2015 исходили из того, что названным судебным актом не установлено, что примененный декларантом код 7326 90 980 9 «изделия прочие из черных металлов, кованые или штампованные» соответствует ТН ВЭД ТС.

В рамках дела № А53-24319/2013 предприниматель не оспаривал неверность заявленного в декларации классификационного кода 7326 90 980 9. Таким образом, декларант не согласился с кодом, определенным таможенным органом, признал неверность самостоятельно заявленного кода, настаивал на правильности применения кода 8529 90 970 0 — прочие части, предназначенные исключительно или в основном для аппаратуры товарных позиций 8525 — 8528, при этом изменения в графу 33 спорной ДТ не вносил.

В отношении спорного товара по делу № А53-24319/2013 судом вынесено решение о признании незаконным решения таможни о классификации в соответствии с кодом ТН ВЭД 8302419000, в то же время в рамках рассматриваемых дел таможня приняла решения о классификации товара по коду ТН ВЭД ТС 8302 50 000 0.

Учитывая изложенное, суды при рассмотрении судебных дел
№№ А53-24376/2015, А53-24378/2015, А53-24374/2015 не нашли оснований для удовлетворения требований заявителя и признания решений таможни о классификации товара незаконными.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

3.1. ООО «Киви Брокер» обратилось в АС АО с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении (далее – АП). Решением АСАО от 15.01.2016 по делу № А06-10623/2015 в удовлетворении требований обществу отказано.

Как следует из материалов дела 03.08.2015 обществом на Советский таможенный пост Астраханской таможни в соответствии с таможенной процедурой выпуска для внутреннего потребления была подана ДТ на товары «запасные части», поступившие из Венгрии. В отношении части товаров в автоматическом режиме был выявлен профиль риска, предусматривающий меру по минимизации риска в виде таможенного досмотра товара.

В графе 31 ДТ заявлены в числе прочих товар № 11 - «запасные части жаток для уборки кукурузы типа кронштейн ножа (стальной) изделие специальной формы, с отверстиями под крепления, фасками и шлицами, предназначено для сборки режущего узла жатки»; товар № 12 «запасные части жаток для уборки кукурузы типа: кожух (стальной анодированный), предназначенный для защиты крепления ножа)», товар № 18 « запасные части жаток для уборки кукурузы типа: узел привода реек початкосрывателя (два стальных кронштейна специальной формы, подвижно соединенных между собой, с элементами крепежа)»

В графе 33 ДТ был заявлен код товара 7326 90 980 8 по ЕТН ВЭД ЕАЭС, со ставкой ввозной таможенной пошлины 7,5 %.

По результатам проведенного фактического контроля, а именно таможенного досмотра и получения дополнительной информации от производителя о способе изготовления товара, было установлено, что в графе 31 в отношении товаров № 11,12,18 ДТ обществом были заявлены неполные сведения, а именно о способе изготовления товара и соответственно классификационный код товара в соответствии с ЕТН ВЭД ЕАЭС.

Таможней были приняты решения о классификации указанных товаров в товарной позиции 7325 99 900 9, с указанием дополнительных сведений о способе изготовления литье с последующей токарно-фрезерной обработкой, которой соответствует ставка ввозной таможенной пошлины, в размере 13 %.

Таможней вынесено постановление по делу об АП, которым общество признано виновным в совершении АП, предусмотренным ч. 2 ст.16.2 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа 2 079,0 руб.

Суд пришел к выводу о том, что общество, осуществляя декларирование, обязано было выполнить требование ст. 181 ТК ТС, а именно: достоверно заявить в ДТ сведения о товарах, что позволило бы избежать совершения правонарушения.

Однако работником общества перед подачей в таможню ДТ не проверены заявленные сведения о товаре, в связи с чем таможенному органу были заявлены недостоверные сведения об описании и классификационном коде, соответствии с ЕТН ВЭД ЕАЭС, что повлекло за собой недоплату таможенных платежей в сумме 2 079,47 рублей.

Непринятие указанных мер привело к заявлению недостоверных сведений о товаре, послуживших основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов, что свидетельствует о недостаточной степени заботливости и осмотрительности со стороны общества, а также о пренебрежительном отношении к исполнению публично-правовых (таможенных) обязанностей.

3.2. ООО «Сервис – Терминал» обратилось в Арбитражный суд Ярославской области (далее – АС ЯО) с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Астраханской таможни, которым привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст.16.2 КоАП РФ с назначением административного штрафа в размере 80 358,84 руб.

Решением АС ЯО от 04.01.2016 по судебному делу № А82-15449/2015, оставленным без изменения постановлением 2ААС от 18.03.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В рамках контракта между ООО «Экспорт-Импорт» (покупатель) и «QINGDAO HUIQIAO IMP.& EXP.CO.,LTD» (продавец; Китай) подписана спецификация, согласно которой в адрес ООО «Экспорт-Импорт» поставлялся товар: «Мешки полипропиленовые ...», согласно данной спецификации общая сумма поставки составляет 37 470 долларов США. Базис поставки устанавливается на условиях FOB порт Восточный г. Находка. Общая стоимость поставки включает в себя в том числе, расходы на погрузочные работы, стоимость упаковки и транспортные расходы до г. Находка (Россия).

Вместе с тем, между ООО «Экспорт-Импорт» и ОАО «ТрансКонтейнер» в рамках договора транспортной экспедиции подписано дополнительное соглашение, в соответствии с которым ПАО «ТрансКонтейнер» приняло на себя обязательство осуществить для ООО «Экспорт-Импорт» комплексную услугу по организации международной перевозки груза по маршруту: порт Нингбо (Китай) - порт Восточный/станция Находка-Восточная экспортная (РФ) - станция Волжский Приволжская железная дорога. В ставку транспортно - экспедиционных услуг при организации международной перевозки груза включен морской фрахт, в том числе оформление коносамента.

В соответствии с допсоглашением к договору транспортной экспедиции ПАО «ТрансКонтейнер» от ООО «Экспорт-Импорт» получило заказ, согласно которому приобретенный ООО «Экспорт-Импорт» товар необходим доставить из места отправления - Нингбо (Китай) в контейнере RZDU5258213 в адрес ООО «Экспорт-Импорт».

Таможенным представителем ООО «Сервис-Терминал» под таможенную процедуру «выпуск для внутреннего потребления» заявлен товар № 1: «Мешки из полипропиленовых тканевых материалов....», вес нетто/брутто 26565,00/26640,00 кг, фактурная стоимость 37 470,00 долларов США, таможенная стоимость 1 865 702,49 рублей, страна происхождения и отправления Китай.

В графе 20 ДТ № 10311120/210515/0002612 указаны условия поставки товара - FOB Находка (порт Восточный).

22.05.2015 должностным лицом Волжского таможенного поста принято решение о проведении дополнительной проверки таможенной стоимости товаров, заявленных по ДТ № 10311120/210515/0002612.

В ходе осуществления названной проверки декларантом - ООО «Экспорт-Импорт» представлено письмо с комплектом документов, в котором имелся договор транспортной экспедиции 14 заключенный между ПАО «ТрансКонтейнер» и ООО «Экспорт-Импорт», и дополнительное соглашение к нему. При этом, несмотря на то, что в указанном дополнительном соглашении указано, что в ставку транспортно-экспедиционной услуги при организации международной перевозки товаров включен морской фрахт, в т.ч. оформление коносамента, из упомянутого письма следовало, что в таможенную стоимость заявленного к таможенному декларированию товара по спорной ДТ не был включен фрахт от порта Циндао (Китай) до порта Находка (Россия).

В адрес Волжского таможенного поста в рамках проводимой в ходе таможенного контроля проверки от филиала ПАО «ТрансКонтейнер» на Приволжской железной дороге поступило письмо от 24.07.2015 № 6105/774, свидетельствующее об оказании ПАО «ТрансКонтейнер» транспортно-экспедиционных услуг ООО «Экспорт-Импорт» по доставке груза из порта Нингбо (Китай) - порт Находка (РФ) - ж/д ст. Волжский (Россия). Также с указанным письмом в адрес таможенного органа был представлен акт об оказанных услугах по договору

Вышеизложенные обстоятельства позволили таможенному органу прийти к выводу о недостоверном заявлении Обществом сведений о таможенной стоимости ввезенных товаров, в связи с тем, что в неё не была включена стоимость транспортных расходов по их доставке из порта Нингбо (Китай) до государственной границы РФ - до таможенной территории Таможенного союза (порт Восточный г. Находка РФ). Неуплата таможенных платежей по спорной ДТ в связи с занижением таможенной стоимости товаров на 252 653,08 руб., составила 80 358,84 руб.

Судами первой и апелляционной инстанций было установлено, что ООО «Сервис-Терминал», являясь таможенным представителем ООО «Экспорт-Импорт», при декларировании товаров заявило недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров (в таможенную стоимость товаров не была включена стоимость транспортных расходов по их доставке из порта Нингбо (Китай) до государственной границы РФ - таможенной территории Таможенного союза (порт Восточный г.Находка РФ), что привело к освобождению декларанта от уплаты таможенных пошлин, налогов на сумму 80 358,84 руб.

Суды пришли к выводу о том, что в рассматриваемом случае в деле не имеется доказательств, подтверждающих, что ООО «Сервис-Терминал» предприняло все зависящие от него меры по надлежащему исполнению требований действующего таможенного законодательства и недопущению совершения АП. ООО «Сервис-Терминал», являясь профессиональным участником правоотношений, как указано в судебных актах, имело возможность установить несоответствие сведений в имеющихся документах, запросить дополнительные сведения и документы у декларанта, однако не приняло все зависящие от него меры.

3.3. ООО «ЛЛК-Интернешнл» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления от о привлечении к административной ответственности по ч.1 ст. 16.13 КоАП РФ в виде штрафа в размере 200 000 рублей.

Решением АС АО от 18.03.2016 по судебному делу № А06-11376/2015 в удовлетворении требований отказано в полном объеме.

Между ООО «ЛЛК-Интернешнл» (Россия) и ООО «ЛУКОЙЛ ЛУБРИКАНТС Украина» (Украина) заключен договор на поставку товара «фасованные масла».

27.04.2015 ООО «ЛЛК-Интернешнл» обратилось в Федеральную службу по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК России) с заявлением о получении заключения о возможности экспорта товарной группы легкомоторных масел по контракту в адрес ООО «ЛУКОЙЛ ЛУБРИКАНТС Украина» без применения запретов и ограничений, предусмотренных законодательством РФ в области экспортного контроля.

02.06.2015 ООО «ЛЛК-Интернешнл» выдано разрешение Комиссии по экспортному контролю РФ на экспорт легкомоторных масел по указанному контракту, согласно приложению (далее – Разрешение), в котором указан перечень поставляемой продукции, под № 1 указан товар - «ЛУКОЙЛ Промывочное масло», СТО 00148599-007-2008, количество 8 000 кг.

В период июль-август 2015 года на Красноармейском таможенном посту Астраханской таможни, в соответствии с Разрешением было оформлено 2 ДТ по таможенной процедуре экспорта, декларант ООО «ЛЛК-Интернешнл», получатель ООО «ЛУКОЙЛ ЛУБРИКАНТС Украина», вес товара «ЛУКОЙЛ Промывочное масло» составил: по ДТ № 10311090\290715\0006157 - 4 579,2 кг; по ДТ № 10311090\190815\0006794 - 2 511,36 кг. Общий вес товара по указанным ДТ, составил 7090,56 кг, остаток товара, разрешенного для вывоза 909,44 кг.

21.08.2015 на подана ДТ на товары, вывозимые в Украину. В ходе проведения документального контроля было выявлено превышение количества задекларированного товара № 8 «ЛУКОЙЛ Промывочное масло», относительно указанного в Разрешении.

Согласно Приложению к Разрешению разрешен экспорт 8 000 кг товара «ЛУКОЙЛ Промывочное масло». В ДТ 10311090/210815/0006831 было задекларировано 1 255,68 кг товара «ЛУКОЙЛ Промывочное масло», а ранее по указанному выше контракту вывезено 7 090,56 кг данного товара. Вес товара, разрешенного к вывозу согласно Разрешению, превышен на 346,24 кг.

В результате проверки таможенным органом на основании п. 1 ст. 201 и п. 1 ст. 195 ТК ТС отказано в выпуске указанного товара.

Таким образом, установлено, что 21.08.2015 ООО «ЛЛК-Интернешнл» при таможенном декларировании товара по ДТ № 10311090/210815/0006831 не соблюдены установленные запреты и ограничения в области экспортного контроля при вывозе товара на Украину.

По результатам рассмотрения материалов дела об АП вынесено постановление таможни по делу об АП, которым заявитель признан виновным в совершении АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного штрафа в размере 200 000 рублей.

Не согласившись с вынесенным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным. Отказывая в удовлетворении требований общества, суд мотивировал решение следующим.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 15.08.2005 № 517 (далее - Постановление № 517) российские участники внешнеэкономической деятельности обязаны в установленном настоящими Правилами порядке обратиться за получением разрешения Комиссии по экспортному контролю Российской Федерации на осуществление внешнеэкономических операций с научно-технической продукцией (далее - разрешение) в случае, если они: были информированы в письменной форме ФСТЭК о том, что научно-техническая продукция может быть использована иностранным государством или иностранным лицом в целях создания оружия массового поражения и средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники либо приобретается в интересах российских либо иностранных организаций или физических лиц, причастных к террористической деятельности; имеют основания полагать, что такая продукция может быть полностью или частично применена для предусмотренных абзацем первым настоящего пункта целей либо приобретается в интересах указанных организаций и лиц.

Доводы заявителя сводились к тому, что спорный товар не попадает под действие Списков экспортного контроля, установленных указами Президента Российской Федерации и, следовательно, у ООО «ЛЛК-Интернешнл» не было обязанности получать ни заключение, ни разрешение в ФСТЭК, поэтому вывоз данного товара они могли осуществлять и без данных документов.

Данный довод заявителя признан судом несостоятельным.

Как следует из пояснения, представленного ФСТЭК в материалы дела, была проведена идентификация ГСМ по указанной внешнеэкономической сделке на предмет соответствия техническим описаниям пунктов и позиций списков (перечней) контролируемых товаров и технологий, утвержденных указами Президента Российской Федерации. По результатам идентификации был сделан вывод о том, что планируемые к поставке ГСМ не подпадают под эти списки, однако по своим техническим характеристикам относятся к категории товаров, которые могут быть использованы при создании вооружения и военной техники, в частности военной автомобильной техники.

По результатам государственной экспертизы указанной внешнеэкономической сделки межведомственной экспертной группой в составе представителей МИД России, ФСВТС России, ФСБ России и ФСТЭК России было оформлено разрешение Комиссии по экспортному контролю Российской Федерации на осуществление экспорта ГСМ по обращению ООО «ЛЛК-Интернешнл».

На основании данного заключения ООО «ЛЛК-Интернешнл» было выдано Разрешение на вывоз в Украину 8 000 кг промывочного масла.

Поскольку Комиссия по экспортному контролю Российской Федерации сделала вывод о необходимости выдачи именно разрешения на промывочные масла в количестве 8 000 кг., полагая, что данный товар по своим техническим характеристикам относится к категории товаров, которые могут быть использованы при создании вооружения и военной техники, в частности военной автомобильной техники, то общество, получив Разрешение на данный вид товара, обязано было получить разрешение и для вывоза 346,24 кг.

3.4. ЗАО «ВМК «Красный Октябрь» обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области (далее - АС ВО) с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Астраханской таможни о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, и назначении административного штрафа в размере 19 768,17 рублей.

Решением АС ВО от 01.03.2016 по делу № А12-18575/2015 в удовлетворении требований отказано.

15.12.2014 в адрес получателя ЗАО «ВМК Красный Октябрь» в рамках внешнеторгового договора, заключенного с компанией RED OCTOBER INTERNATIONAL SA (Швейцария) поступил товар - «оборудование для ковочной линии».

В этот же день таможенная процедура таможенного транзита таможенным органом была завершена, товар был размещен на СВХ ЗАО «ВМК «Красный Октябрь».

19.12.2014 ЗАО «ВМК «Красный Октябрь» на Советский таможенный пост Астраханской таможни была подана ДТ на товары: № 1 - «винтовой воздушный компрессор, число ступеней - 1», № 2 - «накопитель сжатого воздуха низкого давления в разнообразном виде», № 3 - «датчик уровня с плавной характеристикой, принцип работы: конденсат течёт через приточный трубопровод и собирается внутри алюминиевого корпуса», № 4 - «циклическая охлаждающая сушилка», № 5 - «маслоотделитель, работает как фильтр очистки сжатого воздуха от примесей и масла, поставляется для собственных нужд».

В графе 31 ДТ в отношении товара № 3 обществом приведено следующее описание товара: «датчик уровня с плавной характеристикой. Принцип работы: конденсат течет через приточный трубопровод и собирается внутри алюминиевого корпуса; работающий чувствительный элемент постоянно измеряет уровень и подает сигнал электрическому управлению, как только сосуд наполнится; посредством клапана предварительного регулирования открывается сточный трубопровод для отвода конденсата; если корпус опорожнен, то клапан закрывается. Датчик установлен на накопителе сжатого воздуха низкого давления. Поставляется для собственных нужд. Отчуждению не подлежит». В графе 33 заявлен код товара 9026102909 по ЕТН ВЭД ТС. При ввозе товаров, классифицируемых в указанной товарной позиции, ставка ввозной таможенной пошлины 0 % от таможенной стоимости.

В результате проведения документального контроля должностным лицом таможенного поста установлена вероятность недостоверного заявления сведений о коде по ТН ВЭД ТС товара № 3, влияющего на размер подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов. В связи с чем, таможенным был таможенный досмотр, в результате которого установлено, что товар № 3 представляет собой сложное изделие, представляющее собой клапан с размещенным на корпусе датчиком уровня.

По результатам проведения таможенного досмотра и представленных документов таможней было принято решение о классификации товара. После чего в выпуске товара № 3 было отказано. Согласно указанному решению таможни о классификации товара данный товар №3, необходимо классифицировать в товарной позиции 8481 80 990 8, как «Конденсатоотводчик предназначенный для постоянного контроля и автоматического слива конденсата без потерь сжатого воздуха. Многокомпонентное изделие, состоящее из: емкости для сбора конденсата, блока отвода конденсата, блока измерения уровня жидкости и подачи сигнала управлению клапаном. Принцип работы: «Конденсат течет через приточный трубопровод и собирается внутри алюминиевого корпуса; емкостно работающий чувствительный элемент постоянно измеряет уровень и подает сигнал электрическому управлению» которой соответствует ставка ввозной таможенной пошлины в размере 10 %.

Таким образом, в результате недостоверного заявления сведений о наименовании описании товара и о коде товара ТНВЭД ТС возникла недоплата таможенных пошлин и налогов в размере 19 768,17 рублей.

ЗАО «ВМК Красный Октябрь», имело реальную возможность заявить достоверные сведения о товаре, его описании и классификационном коде в соответствии с ЕТН ВЭД, тем самым соблюсти правила и нормы, установленные таможенным законодательством, но Обществом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, что говорит о вине ЗАО «ВМК «Красный Октябрь».

ЗАО «ВМК «Красный Октябрь» могло и должно было предвидеть наступление вредных последствий при заявлении недостоверных сведений классификационном коде товара, но самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий.

Таким образом, ЗАО «ВМК Красный Октябрь», заявив ДТ недостоверные сведения об описании и наименовании кода товара, совершило нарушение требований ст. 181 ТК ТС, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

3.5. ООО «Олинские брокеры» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления таможни о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.12 КоАП РФ, применив ст.2.9. КоАП РФ. Решением АС АО от 28.03.2016 по делу № А06-775/2016 в удовлетворении требований отказано.

В ходе камеральной таможенной проверки таможенным органом в адрес общества было направлено требование о предоставлении в течение пяти рабочих дней с момента получения требования документов и сведений.

Запрошенные документы и сведения должны были быть представлены обществом в таможню в срок до 15.10.2015 (включительно).

Общество письмом от 17.10.2015 (входящий таможни от 23.10.2015) представило копии затребованных документов, однако карточки счетов 19, 44, 51, 52, 62, 90, 91, 99 с субсчетами, подписанными главным бухгалтером, руководителем организации и заверенные печатью организации, а также книга продаж не представлены, причины непредставления в таможню не указаны.

В связи с чем таможней было вынесено оспариваемое постановление по делу об АП. Общество, не согласившись с данным постановлением, обжаловало его в судебном порядке.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд указал следующее.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного указанной нормой, в данном случае выражается в непредставлении в установленный таможенным органом срок документов, необходимых при проведении таможенного контроля.

В соответствии с п. 7 ст. 5 ТК ТС, если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено до 24 (двадцати четырех) часов последнего дня срока. Однако если это действие должно быть совершено в организации, то срок истекает в тот час, когда в этой организации по установленным правилам прекращаются соответствующие операции. Письменные заявления и извещения, сданные в учреждение (организацию) почтовой связи до 24 (двадцати четырех) часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок.

В ч. 1 ст. 185 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» установлена обязанность проверяемого лица при проведении таможенной проверки в случае отсутствия документов (информации) и (или) возникновения иных обстоятельств, препятствующих их предоставлению в установленные сроки, предоставить до истечения установленного срока предоставления документов (информации) письменное объяснение причин неисполнения запроса.

Общество предоставило в таможню документы по требованию от 02.10.2015 с нарушением срока на один день, однако при этом не был представлен полный пакет запрашиваемых документов. Обществом не были представлены следующие документы: карточки счетов 19, 44, 51, 52, 62, 90, 91, 99, а также книга продаж.

Указанные документы были представлены обществом только в ходе проведения административного расследования.

Суд пришел к выводу, что признание обществом факта совершения вмененного АП и устранение им выявленных нарушений являются смягчающими ответственность обстоятельствами, но не освобождают заявителя от административной ответственности за совершенное правонарушение. Таким образом, совершенное заявителем правонарушение не может квалифицироваться судом в качестве малозначительного.

3.6. ООО «МетизЪ» обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным постановления Краснодарской таможни по делу об АП по статье 16.7 КоАП РФ.

В ходе проведения камеральной таможенной проверки от ООО «НСК» выступавшего экспедитором и осуществлявшего транспортно-экспедиционное обслуживание внешнеторговых грузов для ООО «МетизЪ» были получены акты о приемке работ (услуг), счета и платежные поручения.

При анализе полученных документов было установлено, что по спорной ДТ ООО «МетизЪ» были получены акты о приемке работ (услуг), счета и платежные поручения. ООО «МетизЪ» включило в таможенную стоимость товаров, стоимость фрахта в сумме 64 350 рублей, оплаченного по платежному поручению, согласно счета, выставленного ООО «НСК».

При рассмотрении документов, представленных ООО «НСК» по запросу таможенного органа было установлено, что счет № 00317 от 30.10.2013 выставлен ООО «НСК», за сборы, связанные с морской перевозкой.

ООО «МетизЪ» согласно платежному поручению № 141 от 02.12.2013 оплатило по счету № 00317 от 30.10.2013 сумму 3000 рублей.

ООО «НСК» в своем письме разъяснило, что выставленный счет № 00317 от 30.10.2013 ООО «МетизЪ», является дополнительно выставленной суммой в рублевом эквиваленте к счету № 00316 от 30.10.2013 (фрахт).

ООО «МетизЪ» не включило по спорной ДТ в таможенную стоимость суммы, выставленные по счету № 00317 № 30.10.2013.

По рассматриваемой ДТ необходимо было дополнительно включить в заявленную декларантом, в соответствии со ст.ст. 4, 5 Соглашения, таможенную стоимость товаров по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами, расходы по доставке указанных контейнеров.

Таким образом, таможней было установлено, что в нарушение статей 181, 188 ТК ТС декларантом ООО «МетизЪ» таможенному представителю - ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск», не представлен счет № 00317 от 30.10.2013 за фрахтование контейнера на ввезенный из Китая товар в адрес ООО «МетизЪ», для представления его в таможенный орган при оформлении спорной ДТ, что повлекло заявление таможенному органу недостоверных сведений о таможенной стоимости товара и доначисление суммы таможенных пошлин в сумме 1 198,44 рублей.

Рассматривая заявление общества по судебному делу № А32-31632/2015 суд пришел к следующим выводам.

Под недостоверными сведениями в контексте ст. 16.7 КоАП РФ следует понимать не любые сведения, которые подлежат заявлению (сообщению) таможенному органу, а только те, ответственность за заявление (сообщение) которых предусмотрена частью 3 статьи 16.1, частями 2, 3 статьи 16.2 или статьей 16.17 КоАП РФ.

ООО «МетизЪ», имея счета за фрахтование контейнера № 00316 от 30.10.2013 и № 00317 от 30.10.2013, представило таможенному представителю - ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск» для последующего представления в таможенный орган при совершении таможенных операций лишь счет № 00316 от 30.10.2013, что повлекло за собой заявление таможенному органу недостоверных сведений о таможенной стоимости овара, что в свою очередь повлекло доначисление суммы таможенных пошлин в сумме 1 198,44 рублей.

Таким образом, в действиях ООО «МетизЪ» имеются признаки состава АП, предусмотренного ст. 16.7 КоАП РФ, квалифицируемого как представление декларантом таможенному представителю документов для представления их в таможенный орган при совершении таможенных операций, повлекшее за собой заявление недостоверных сведений о товарах с целью уклонения от уплаты таможенных платежей в полном объеме.

Доводы ООО «МетизЪ» о том, что дополнительно выставленные счета за фрахтование контейнеров, до подачи ДТ, и оплаченные ООО «МетизЪ» были переданы в основном комплекте документов, таможенному представителю ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск» для последующего представления их в таможенный орган, а также противоречивые доводы ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск» о том, что ООО «МетизЪ» при оформлении ДТ представило лишь те документы, которые указаны в описи к ДТ, сообщив при этом этим же письмом о получении счетов №№ 00316 от 30.10.2013 и счет № 00317 от 30.10.2013, правомерно отклонены таможенным органом, в связи с тем, что:

1) у таможенного представителя ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск» отсутствовал счет № 00317 от 30.10.2013, поскольку они не направили их 14.08.2015 на запрос таможенного органа при проведении камеральной проверки, хотя направили полный комплект документов, представленный ООО «МетизЪ» для таможенного оформления товаров по ДТ;

2) счет № 00317 не был представлен ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск», (в связи с его отсутствием), и при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска по ДТ в соответствии со ст. 69 ТК ТС, когда таможенным органом проводились дополнительные проверки, в рамках которых запрашивались дополнительные документы и сведения у ООО «ФриЛэндЛогистикс-Новороссийск».

3) ООО «МетизЪ» не обжалует решение о корректировки таможенной стоимости товара по ДТ, также не обжалует и требование об уплате таможенных платеже, в соответствии с которым сумма таможенных пошлин, налогов, подлежащих доначислению и довзысканию по указанной ДТ, составила 1 198,44 рублей, без учета пени.

При таких обстоятельствах, суд решил, что таможенный орган пришел к правильному выводу о наличии в действиях заявителя состава АП, предусмотренного статьей 16.7 КоАП РФ.

3.7. ООО «Комплект» обратилось с заявлением в АС КК к Краснодарской таможне о признании незаконным о привлечении общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

В рассматриваемой ДТ в качестве товара № 7 были задекларированы: «растворитель, применяемый в качестве растворителя для всех видов нитроцеллюлозных красок, грунтовок и лаков», 10 штук (банок). Изготовитель KAYALAR KIMYA SANAYI VE TICARET ANONIM SIRKETI» (Турция), код по ТН ВЭД ЕАЭС 3814 00 900 0. В графе 31 ДТ было указано, что товар № 7 - растворитель, состоит из ацетона-25%, диацетона алкоголя-25%.

04.08.2015 года на основании профиля риска было принято решение о назначении таможенной экспертизы по товару № 7.

В результате проведенной экспертизы было установлено, что при таможенном декларировании товара № 7 ООО «Комплект» заявило недостоверные сведения о товаре. Общество указало неверный процент содержания ацетона (25%), что послужило основанием для несоблюдения, запретов и ограничений. В действиях ООО «Комплект» были установлены признаки АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Рассматривая судебное дело № А32-40986/2015 суд пришел к следующим выводам.

В соответствии с требованиями Положения о ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза и вывозе с таможенной территории Евразийского экономического союза наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утвержденного Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 21.04.2015 № 30(далее - Решение № 30), ввоз и (или) вывоз наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров осуществляются при наличии лицензии, оформленной в соответствии с Инструкцией об оформлении заявления на выдачу лицензии на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров и об оформлении такой лицензии, утвержденной Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 06.11.2014 № 199.

Лицензия представляется таможенному органу государства – члена Таможенного союза при прибытии на таможенную территорию Таможенного союза наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Ацетон 2-пропанон в концентрации 60% и более входит в список II пункта 2.12 перечня товаров, в отношении которых установлен разрешительный порядок ввоза на таможенную территорию ЕАЭС и (или) вывоза с таможенной территории ЕАЭС приложения № 2 к Решению № 30.

Согласно пункту 4 постановления Правительства Российской Федерации от 21.03.2011 № 181 «О порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров» для осуществления ввоза (вывоза) наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров, внесенных в Единый Перечень, юридическим лицом должна быть получена разовая лицензия Министерства промышленности и торговли Российской Федерации в порядке, установленном статьей 3 Соглашения Правительств государств - членов Евразийского экономического сообщества от 09.06.2009 «О правилах лицензирования в сфере внешней торговли товарами».

В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 23.09.2010 № 1567-р в Российской Федерации уполномоченным федеральным органом исполнительной власти на согласование заявлений о выдаче лицензий и оформление других разрешительных документов на ввоз и вывоз наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в торговле с третьими странами, является ФСКН России.

Согласно полученного таможенным органом письма ФСКН России следует, что ООО «Комплект» в адрес оперативно-розыскного департамента ФСКН России с заявлением на получение разрешения на право ввоза на территорию Российской Федерации прекурсора наркотических средств и психотропных веществ ацетон (2 -пропанон) не обращалось.

При таможенном декларировании товара № 7 - «растворитель, применяемый в качестве растворителя для всех видов нитроцеллюлозных красок, грунтовок и лаков», необходимо было представить таможенному органу лицензию, выданную Министерством промышленности и торговли России, в целях подтверждения соблюдения запретов и ограничений.

ООО «Комплект» должно было заявить достоверные сведения о товаре и предоставить разрешительный документ – лицензию Минпромторга России, необходимый для соблюдения установленных в соответствии с законодательством Таможенного Союза, запретов и ограничений в таможенный орган, для постановки на контроль.

Как установлено судом и следует из материалов дела согласно заключения эксперта содержимое образца является сложным органическим растворителем на основе ацетона, может использоваться в качестве растворителя лаков и красок; содержание ацетона в растворителе составляет 75%.

Таким образом ООО «Комплект» заявило недостоверные сведения о товаре. Общество указало неверный процент содержания ацетона.

ООО «Комплект» могло воспользоваться правами, предусмотренными статьей 187 ТК ТС, в том числе осматривать, измерять и выполнять грузовые операции с товарами, находящимися под таможенным контролем, брать пробы и образцы товаров, привлекать экспертов для уточнения сведений о декларируемых им товарах.

Общество имело реальную возможность для соблюдения правил и норм, определяющих порядок декларирования товаров, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, но обществом не были приняты все за висящие от него меры по их соблюдению.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что заявленные требования общества о признании незаконным и отмене постановления таможни являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

3.8. ООО «АгроМастерТрейд» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Краснодарской таможне о признани незаконным постановления по делу об АП по ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ и назначении административного наказания виде штрафа в сумме 100 000 руб.

13.04.2015 ООО «АгроМастер Трейд» были задекларированы товары, в том числе товар № 1 «сельскохозяйственные навесные разбрасыватели минеральных удобрений, в частично разобранном виде», код ТН ВЭД ЕАЭС 8432401000, изготовитель «BOGBALLE A/S» (Королевство Дания).

Данный товар попадает под действие технического регламента Таможенного союза «О безопасности машин и оборудования» (ТР ТС 010/2011), принятого Решением Комиссии Таможенного союза от 18.10.2011 № 823 (далее – Технический регламент).

При таможенном декларировании одновременно с ДТ № 10309203/130415/0001040 в качестве разрешительного документа был представлен сертификат соответствия со сроком действия от 31.01.2013 по 30.01.2016.

В соответствии с подпунктом 3.2 пункта 3 Решения Комиссии Таможенного союза от 18.10.2011 № 823 (далее – РКТС № 823) документы об оценке (подтверждении) соответствия обязательным требованиям, установленным нормативными правовыми актами Таможенного союза или законодательством государства - члена Таможенного союза, выданные или принятые в отношении продукции, являющейся объектом технического регулирования Технического регламента (далее - продукция) до дня вступления в силу Технического регламента, действительны до окончания срока их действия, но не позднее 15.03.2015. Указанные документы, выданные или принятые до дня официального опубликования настоящего Решения, действительны до окончания срока их действия.

Таможней был направлен запрос в Министерство промышленности и торговли Российской Федерации с целью получения разъяснений, о том являлся ли сертификат соответствия действующим по состоянию на 13.04.2015 при декларировании товара по ДТ, с учетом положения подп. 3.2 п. 3 РКТС № 823 и вступления в законную силу РКТС № 823.

Согласно полученного ответа от Минпромторга России срок действия представленного сертификата соответствия истек 15.03.2015.

В действиях ООО «АгроМастер Трейд» были установлены признаки АП, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

Рассматривая судебное дело № А32-41448/2015 суд пришел к следующим выводам.

Объективная сторона данного правонарушения состоит в заявлении декларантом или таможенным представителем при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений о товарах либо представление недействительных документов, если такие сведения или документы могли послужить основанием для несоблюдения установленных международными договорами государств - членов Таможенного союза, решениями Комиссии Таможенного союза и нормативными правовыми актами Российской Федерации, изданными в соответствии с международными договорами государств - членов Таможенного союза, запретов и ограничений.

В пункте 2 примечания к статье 16.1 КоАП РФ предусмотрено, что для целей применения главы 16 КоАП РФ под недействительными документами понимаются, в том числе, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

Судом было установлено, что общество на момент подачи ДТ в качестве разрешительного документа был представлен сертификат соответствия
№ ТС RU C-DК.АГ65.В.02713 от 31.03.2013 имеющий ограниченный срок действия – до 15.03.2015, то есть не действительный сертификат .

Суд посчитал, что обществом небыли приняты все зависящие от него меры по соблюдению норм таможенного законодательства.

На основании вышеизложенного, суд пришел к выводу, что в действиях общества усматривается состав АП, предусмотренного ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

3.9. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу № А56-68736/2015 по завялению ООО «Балтика-Транс» о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности общества в виде штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, судом было указано, что ООО «Балтика-Транс» в ДТ не были заявлены сведения о товаре «виноград столовый свежий, для употребления в пищу, для розничной продажи, урожай 2015 г. Иготовитель: Gouda For Agricultural Products (EZZEL Din Gouda), товарный знак: отсутствует» весом нетто 451,7 кг.

ООО «Балтика-Транс» нарушены требования статей 179, 180, 181 ТК ТС, выразившиеся в недекларировании по установленной форме товаров, подлежащих

таможенному декларированию, при декларировании товаров по ДТ, а именно товара «виноград столовый свежий, для употребления в пищу, для розничной продажи, урожай 2015 г. Иготовитель: Gouda For Agricultural Products (EZZ EL Din Gouda), товарный знак: отсутствует» весом нетто 451,7 кг.

Таким образом, ООО «Балтика-Транс» совершено АП, ответственность за которое предусмотрена ч 1 ст 16.2КоАП России.

Факт правонарушения подтверждается следующими доказательствами:

- ДТ, в которой были заявлены сведения о товаре № 1 «виноград столовый свежий, для употребления в пищу, для розничной продажи, урожай 2015 г. для сохранности груза упакованы в полиэтиленовые пакеты, которые являются частью транспортной упаковки и уложены в 3400 картонных коробок на 20 поддонах. Вес брутто с поддонами 17000 кг.: изготовитель: Gouda For Agricultural Products (EZZ EL Din Gouda), товарный знак: отсутствует» в количестве 20 грузовых мест, 3400 коробок, весом брутто 16 700 кг, весом нетто 15 300 кг, код товара по ТН ВЭД ТС 0806101000;

- инвойсом к контракту 15, в соответствии с которым товар № 1, заявленный в ДТ, представлял собой товар «виноград белый свежий», общим весом нетто 15 300 кг, стоимостью 2,17 долларов США за 1 кг. Таким образом, согласно данному инвойсу указанный товар приобретался по весу нетто и общая стоимость товара № 1 определена исходя из веса нетто товаров, следовательно вес нетто товара является основным количественным показателем, который необходимо указывать при декларировании товаров;

- АТД, в соответствии с которым должностным лицом Новороссийского западного таможенного поста Новороссийской таможни установлено, что фактически товар № 1, заявленный в ДТ, имел следующие весовые характеристики: вес брутто: 17 170 кг (больше, чем заявлено в ДТ на 470 кг), вес нетто: 15 751,7 кг (больше, чем заявлено в ДТ на 451,7 кг).

3.10. Принимая решение в пользу Новороссийской таможни по судебному делу № А32-29428/2015 по иску ООО «Трансэл» о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности на основании ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ и назначении административного наказания виде штрафа в сумме 120 000 рублей, судом было указано, что ООО «Трансэл» при подаче ДТ на товар № 4 «фанкойл для системы кондиционирования воздуха, без встроенной холодильной установки, не заправленные хладагентом, с водяным охлаждением воздуха, промышленного назначения», изготовитель «MACON COOLING & HEATING ENERGY-SAVING EQUIPMENT CO., LTD», Китай, в качестве документа, подтверждающего соблюдение запретов и ограничений, предоставлена декларация о соответствии требованиям технического регламента, зарегистрированная на продукцию «кондиционеры промышленные: фанкойлы, с маркировкой «MACON», модель MFP-51ZDM.

Однако, таможенным органом установлено, что в маркировке товара № 4, задекларированного в ДТ, отсутствуют сведения о дате изготовления. В судебном заседании на обозрение суду представлены фотоматериалы таможенного досмотра; указанные материалы судом исследованы.

Заявитель в судебном заседании пояснил, что сведения о дате изготовления товара содержались в руководстве по использованию универсального фанкойла, являющегося неотъемлемой частью поставки товара; также представитель заявителя пояснил, что руководство по использованию товара должно было находиться в упаковке товара.

Вместе с тем, из материалов дела, пояснений сторон следует, что наличие руководства по использованию товара таможенным представителем не проверялось.

Материалами дела подтверждается наличие в действиях общества объективной стороны правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 16.2 КоАП РФ.

У общества имелась возможность получить соответствующие разрешительные документы на ввезенные товары, но им не были предприняты все надлежащие меры для соблюдения требований таможенного законодательства, а именно, ООО «Трансэл» перед подачей в Новороссийскую таможню ДТ № 10317100/290115/0001218, с цель заявления достоверных сведений о товаре и соблюдения запретов и ограничений, установленных международными договорами государств-членов Таможенного Союза, решениями Комиссии Таможенного Союза и нормативными правовыми актами РФ, провести предварительный осмотр товара, прибывшего в адрес ООО «Трансэл», подробно изучить сведения, указанные в представленной декларации о соответствии, для установления информации о том, действует ли указанная декларация о соответствии в отношении товара, и только после этого подать ДТ.

Вина ООО «Трансэл» выражается в том, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм таможенного законодательства, например, общество перед подачей ДТ, зная требования по маркировке продукции, установленные техническими регламентами, должен был идентифицировать товар с имеющимися документами; кроме того, у общества была возможность проверить наличие руководства по использованию товара. Однако, указанные действия обществом не были предприняты, общество уважительных причин невозможности соблюдения требований по маркировке продукции не представило.

Кроме того, обладая информацией о результатах проведенного таможенного досмотра о несоответствии маркировки на товаре требованиям указанных выше технических регламентов, общество могло обратиться в таможенный орган с заявлением о получении разрешения на проведение действий, связанных с обеспечением надлежащей маркировки.

Непринятие данных мер привело к тому, что обществом при декларировании товара по ДТ № 10317100/290115/0001218 запреты и ограничения (в части мер технического регулирования) в отношении товара № 4, задекларированного по ДТ № 10317100/290115/0001218, не соблюдены.

При таких обстоятельствах, заявленные требования общества о признании незаконным и отмене постановления таможни по делу об АП по ч.3 ст. 16.2 КоАП РФ являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

3.11. ООО«Белла-Дон» обратилось в арбитражный суд с заявлением об обжаловании постановления Ростовской таможни по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, а также решения ЮОТ, вынесенного по жалобе на указанное постановление.

Решением АС РО от 18.02.2016 по судебному делу № А53-31084/2015 в удовлетворении требований общества отказано в полном объеме.

Обществом при подаче ДТ были заявлены сведения о товаре № 1 - «прокладки женские гигиенические впитывающие супертонкие «Веllа» на целлюлозно-бумажной основе).В графе 33 ДТ был заявлен код товара в соответствии с ТНВЭД ТС 9619001100.

В соответствии с прямыми мерами по минимизации риска, предусмотренным профилем риска, было принято решение о назначении таможенной (идентификационной) экспертизы товара, проведение которой было поручено ЭКС — региональный филиал ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону.

Согласно заключению эксперта ЭКС - региональный филиал ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону, по установленным показателям внешнего вида, конструкции и химического состава образцы являются санитарно-гигиеническими изделиями - прокладками женскими гигиеническими с одним абсорбирующим (композиционным) слоем из полотна, содержащего волокна древесной целлюлозы, синтетические (полиэфирные) волокна и суперабсорбент (полиакрилат натрия), расфасованными для розничной продажи и соответствуют описанию графы 31 ДТ для товара № 1 в части «Прокладки женские гигиенические впитывающие супертонкие «Bella»... расфасованные для розничной продажи».

В результате указанного заключения эксперта было установлено, что товар №1 по ДТ должен квалифицироваться в товарной подсубпозиции 9619009009 ТН ВЭД ТС. Кроме того, при декларировании товара №1 в графе 31 ДТ указаны неполные сведения, позволяющие однозначно классифицировать товар в одной из товарных подсубпозиций в рамках товарной позиции 4169 961900 ТН ВЭД ТС, а именно отсутствует информация о наличии либо об отсутствии иных компонентов, входящих в состав основы декларируемого товара – абсорбирующего слоя санитарно-гигиенических изделий.

Таможней в отношении товара №1 по ДТ принято решение об изменении классификационного кода в соответствии с ЕТН ВЭД ТС – решение по классификации товара, согласно которому товар №1 (прокладки женские арт.ВЕ-013-RW10-154) классифицирован как «санитарно-гигиенические изделия с одним абсорбирующим (композиционным) слоем, состоящим из полотна содержащего волокна древесной целлюлозы, синтетические (полиэфирные) волокна и суперабсорбент (полдиакрилат натрия)» в товарной подсубпозиции 9619 00 900 9 ЕТН ВЭД ТС.

Таким образом, обществом были нарушены требования ст.ст. 179, 181 и 188 ТК ТС, что выразилось в заявлении в ДТ неполных сведений об описании и недостоверных сведений о квалификационном коде ТН ВЭД ТС

С учетом приведенных норм, а также обстоятельств, установленных при рассмотрении настоящего спора, суд пришел к выводу о законности вынесенного Ростовской таможней постановления, а также правомерности отказа в удовлетворении жалобы ЮОТ.

Довод заявителя о том, что неправильность кода не является основанием для привлечения к административной ответственность по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ суд счел подлежащим отклонению, поскольку общество привлечено к административной ответственности, в том числе и в связи с неверным указанием сведений в описании товара, поскольку не отражено что имеются микрогранулы суперабсорбента (полиакрилата натрия), и указанные действия привели к занижению таможенных платежей. Учитывая изложенное, оспариваемые постановление и решение таможенных органов являются законными и обоснованными.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при рассмотрении судебных дел №№ А53-31085/2015, А53-31087/2015, А53-463/2016, А53-498/2016.

3.12. ОАО «РЖД» обратилось в АС РО с заявлением об отмене постановления Ростовской таможни о привлечении к ответственности за совершение АП по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ. Заявление мотивировано тем, что совершенное обществом правонарушение является малозначительным.

ОАО «РЖД» нарушило требования ст. 223 ТК ТС, согласно которой при перевозке товаров в соответствии с таможенной процедурой таможенного транзита перевозчик обязан обеспечить сохранность товаров, таможенных пломб и печатей, либо иных средств идентификации, если они применялись.

Основанием для привлечения ОАО «РЖД» к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ послужил факт недостачи товара – «светильников», перевозку которого осуществлял заявитель. Данный факт подтвержден документально и по существу не оспаривается заявителем.

Исходя из изложенного, суд при рассмотрении судебного дела
№ А53-30462/2015 пришел к выводу о том, что действия общества образуют объективную сторону правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст. 16.9 КоАП РФ, а также что таможня правомерно привлекла ОАО «РЖД» к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ.

Оснований для признания совершенного обществом правонарушения малозначительным у суда не имеется. Заявителем в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие об исключительности рассматриваемого случая и возможности применения статьи 2.9 КоАП РФ.

Вместе с тем суд счел заслуживающим внимания довод заявителя о наличии оснований для снижения назначенного таможней административного штрафа ниже низшего предела санкции ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 № 4-П.

Судом установлено и таможенным органом не опровергнуто то обстоятельство, что, несмотря на утрату заявителем 10 картонных коробок во время перевозки, грузополучатель указал в ДТ все 578 мест, и оплатил таможенные платежи за товар в полном объеме. Указанное свидетельствует о том, что совершением заявителем АП не был нанесен ущерб ни интересам бюджета, ни процедуре оформления ДТ.

В связи с этим суд приходит к выводу о том, что при формальном наличии всех признаков состава АП само по себе оно не содержит существенной угрозы охраняемым общественным отношениям в области таможенного дела, не причинило ущерба интересам государства и не повлекло за собой вредных последствий.

Обстоятельством, отягчающим административную ответственность, признается повторное совершение однородного АП, то есть совершение АП в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию в соответствии со статьей 4.6 КоАП РФ за совершение однородного АП (п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ).

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что общество неоднократно совершало АП, предусмотренные ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ, и привлекалось к административной ответственности.

Однако, определяя обстоятельства, при которых за правонарушение может быть назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей КоАП РФ, закон не ставит применение этой нормы в зависимость от категории правонарушения и, тем более, не содержит запрета на ее применение по причине совершения лицом правонарушения повторно.

Учитывая характер и последствия совершенного АП, суд счел возможным снизить, размер взысканного с общества штрафа до 150 000 рублей в порядке ст. 4.1 КоАП РФ, в связи с чем требования общества удовлетворил частично, признав незаконным постановление таможни в части назначения ОАО «РЖД» наказания в виде административного штрафа в сумме, превышающей 150 000 рублей. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

3.13. ИП Шаповаленко Е.В. обратился в АС РО с заявлением о признании незаконным постановления Ростовской таможни по делу об АП по ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ.

В ходе таможенного контроля пассажиров установлено, что прибывший авиарейсом гр-н России Шаповаленко Е.В. зарегистрированный в качестве ИП переместил через таможенную границу Таможенного союза по «зеленому» коридору зоны таможенного контроля, расположенной в зале прилета международного сектора аэропорта г. Ростова-на-Дону, в своем сопровождаемом багаже товары - мужская одежда в количестве 226 шт. Таможенную декларацию ИП Шаповаленко Е.В. таможенному органу не представил.

Характер, ассортимент и количество ввезенных товаров, а также то обстоятельство, что согласно сведениям в ЕГРИП Шаповаленко Е.В. с 18.05.1995 зарегистрирован в качестве ИП и по состоянию на 25.04.2015 имел статус «действующее»; основной вид деятельности - розничная торговля мужской, женской и детской одеждой, свидетельствует о том, что данные товары ввезены с целью их использования в предпринимательской деятельности, и, следовательно, подлежат таможенному декларированию в соответствии с требованиями главы 27 ТК ТС.

Однако, в нарушение ст. ст. 179, 181 ТК ТС, на вышеуказанные товары
ИП Шаповаленко Е.В. не были представлены в таможенный орган таможенная декларация и (или) документы, необходимые для помещения вышеуказанных товаров под таможенную процедуру. Таким образом, в действиях
ИП Шаповаленко Е.В. усматривались признаки состава АП, выразившегося в недекларировании по установленной форме товаров, подлежащих таможенному декларированию, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

По результатам проведенных проверочных мероприятий и изучения собранных материалов было установлено, что в действиях ИП Шаповаленко Е.В. усматриваются признаки события АП, выразившегося в несоблюдении установленного ограничения на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ.

Из объяснений ИП Шаповаленко Е.В. следует, что так как ввезенный им товар не предназначался для предпринимательской деятельности, то за разъяснениями в таможенный орган он не обращался и не знал, что есть ограничения на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в РФ, а также что он не является индивидуальным предпринимателем с 30.06.2015 и на данный момент нигде не работает.

В ходе рассмотрения дела об АП Шаповаленко Е.В. было заявлено ходатайство о назначении ему наказания в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа в соответствии с ч. 3.2. ст. 4.1. КоАП РФ, в удовлетворении которого было отказано, по причине того, что факты наличия исключительных обстоятельств заявителем документально не подтверждены, что исключает возможность их применения.

Оспариваемым постановлением таможни предприниматель признан виновным в совершении АП, предусмотренного ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ и назначил ему наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 руб.

При рассмотрении судебного дела № А53-29456/2015 суд пришёл к выводу, что требования заявителя не подлежат удовлетворению, в виду следующего.

Согласно материалам дела, предприниматель, переместив через таможенную границу Таможенного союза предназначенные для осуществления предпринимательской деятельности товары, не предоставил в таможенный орган соответствующие разрешительные документы.

Право владения, пользования и распоряжения товарами принадлежит Шаповаленко Е.В,, который на момент перемещения товаров являлся индивидуальным предпринимателем, был включен в ЕГРИП. Следовательно, субъектом ответственности за АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ, по данному делу об АП является Шаповаленко Е.В.

Довод заявителя о том, что в ходе административного производства таможенный орган не проверил и не опроверг показания лица, в отношении которого ведется производство о том, что часть указанных товаров предназначена для самого Шаповаленко Е.В., а остальные товары ввозились им в качестве подарков в вязи с предстоящим торжеством – бракосочетанием дочери, суд счел подлежащим отклонению.

Довод заявителя о неправильном применении таможенным органом санкции, предусмотренной частью 1 статьи 16.3 КоАП РФ ввиду того, что гражданин Шаповаленко Е.С. с 21.08.2015 утратил статус ИП, судом отклоняется ввиду того, что таможенный орган правомерно установил, что субъектом данного АП является ИП Шаповаленко Е.В., так как в момент совершения правонарушения, 25.04.2015, заявитель имел действующий статус ИП и перемещал коммерческую партию товаров без предоставления соответствующих разрешительных документов с целью их использования в предпринимательской деятельности.

Довод заявителя о необходимости признания незаконным постановления по делу об АП в связи с тем, что таможней не применены нормы ч.2 ст. 4.4. КоАП РФ судом также отклонены по следующим основаниям.

Следовательно, недекларирование товара (ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ) и несоблюдение установленных международными актами ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза (ч. 1 ст 16.3 КоАП РФ) имеют различную правовую природу, несмотря на тот факт, что объективную сторону правонарушений в обоих случаях образует бездействие лица (незаявление товара и несовершение действий, подтверждающих соответствие ввозимой продукции требованиям Техрегламента).Таким образом, материалами дела установлено, что ИП Шаповаленко Е.В. в рассматриваемом случае в соответствии с ч. 1 ст. 4.4 КоАП РФ обоснованно дважды привлечен к административной ответственности по двум статьям КоАП РФ, поскольку лицом совершены два самостоятельных АП.

Какие-либо доказательства, свидетельствующие об исключительности рассматриваемого случая и возможности применения статьи 2.9 КоАП РФ заявителем не представлены и материалы дела об АП не содержат.

3.14. ООО «НЮАНС БАЗЭЛ» обратилось в АС КК с заявлением об оспаривании постановления Сочинской таможни о привлечении к административной ответственности по ст. 16.15 КоАП РФ.

В своем заявлении общество ссылается на то, что технические ошибки в номерах таможенных деклараций не повлекли причинение ущерба данным правонарушением, не повлекли недекларирование или недостоверное декларирование товаров или иное нарушение таможенных процедур и просит судебный орган отменить постановление в том числе в связи с малозначительностью.

Решением АС КК от 09.02.2016 по судебному дело № А32-40296/2015 было отказано в удовлетворении заявленных требований ООО «НЮАНС БАЗЭЛ». При вынесения решения суд руководствовался следующим.

Факт нарушения подтверждается материалами дела и не отрицается заявителем.

Суд, оценив обстоятельства совершения правонарушения, его последствия, пришел к выводу о невозможности применения статьи 2.9 КоАП РФ и квалификации совершенного правонарушения как малозначительного.

Общество в качестве обстоятельств, свидетельствующих о малозначительности правонарушения ссылается на добровольное устранение вредных последствий в виде представления недостоверных сведений, отсутствие какого-либо ущерба.

Между тем указанные заявителем обстоятельства относятся к смягчающим вину и учтены при назначении размера штрафа.

3.15. ООО «НЮАНС БАЗЭЛ» обратилось в АС КК с заявлением об оспаривании постановления Сочинской таможни о привлечении к административной ответственности по ст. 16.15 КоАП РФ.

В своем заявлении общество ссылается, что при заполнении отчета ООО «НЮАНС БАЗЭЛ» указывается информация о товарах, реализованных в магазине беспошлинной торговли на день отчета, а не реализованная за отчетный период. Предоставление обществом отчетности с использованием метода «нарастающим итогом», другого, чем указывает таможня, само по себе не образует состава АП, предусмотренного ст. 16.15. КоАП России.

Также Общество ссылается на то, что своими действиями они не повлекли причинение ущерба данным правонарушением недекларированием, недостоверным декларированием товаров или иных нарушений таможенных процедур и просят судебный орган отменить постановление в том числе в связи с малозначительностью.

Решением АС КК от 20.01.2016 по судебному делу № А32-42468/2015 требования ООО «НЮАНС БАЗЭЛ» были удовлетворены, постановление таможни по делу об АП, признано незаконным и отменено.

В качестве оснований вынесения обжалуемого решения суд первой инстанции указал на то, что таможня не указала нормативно-правовой акт, согласно которого отчетность о реализованных товарах должна представляться исключительно за отчетный период, предоставление обществом отчетности с использованием метода – нарастающим итогом, то есть другого, чем указывает таможня, не образует состава АП, предусмотренного ст. 16.15 КоАП РФ.

Постановлением 15ААС от 07.04.2016 решение АС КК было отменено, в удовлетворении требований общества отказано.

При вынесении постановления об отказе в удовлетворении требований общества, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о том что общество заполняет отчет на основании данных регистра бухгалтерского и складского учёта нарастающим итогом, что не противоречит действующему порядку представления отчетности, а доводы таможенного органа о том, что сведения в отчете необходимо указывать строго за отчетный период, не основаны на нормах действующего законодательства; порядок предоставления отчетности не содержит указаний на то, каким конкретно способом магазин беспошлинной торговли должен представлять отчетность.

Вместе с тем. 15ААС указал, что таможенным органом в ходе выездной таможенной проверки выявлено иное нарушение, а именно в отчёте владельца магазина беспошлинной торговли за 2 квартал 2015 г. обществом не отражены в графе 11 сведения о количестве уничтоженных товаров, указанных таможенным органом.

В качестве довода, объясняющего данные обстоятельства, общество на примерах анализа приведенных товарных позиций ссылается на то, что фактически товар помещен под таможенную процедуру беспошлинной торговли по иным ДТ, поэтому данные о его уничтожении отражены в других строках отчета.

Однако суд признал указанный довод противоречащим данным, содержащимся в спецификации товаров, помещаемых под процедуру уничтожения.

Следовательно, данные ДТ, по которой обществом задекларирован, спорный товар, у которого таможенная процедура беспошлинной торговли изменена на уничтожение, не отражен в отчете общества за 2 квартал 2015 года.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что в действиях общества имеется объективная сторона правонарушения, выразившегося в предоставлении таможенному органу отчета владельца магазина беспошлинной торговли за 2 квартал 2015 года, содержащего недостоверные сведения.

3.16. Габелия Л.Х. обратилась в Адлерский районный суд г. Сочи с жалобой на постановление о назначении административного наказания без составления протокола по делу об АП г. по ч. 1 ст 16.3 КоАП РФ.

В жалобе Габелия Л.Х. указала, что с вынесенным постановлением не согласна, считает его незаконным, необоснованным и немотивированным, а также подлежащим отмене. Считает что таможенное законодательство она не нарушала, товар, который перевозила был указан в поданной ею декларации.

24.02.2016 Адлерским районным судом г. Сочи было вынесено решение об оставлении жалобы Габелия Л.Х. без удовлетворения, и о признании обжалованного постановления соответствующим статье 28.6 КоАП РФ.

При вынесении решения по судебному делу № 12-100/2016 суд первой инстанции руководствовался следующим.

Факт совершения данного АП подтверждается собранными по делу доказательствами: актом таможенного осмотра товаров от 21.01.2016, фототаблицей от 21.01.2016, объяснением Габалия Л.Х., пассажирской таможенной декларацией от 21.01.2016, постановлением от 21.01.2016 о назначении административного наказания.

Материалы об АП составлены в соответствии с требованиями к ним предъявленным. Изложенные в них обстоятельства нашли свое подтверждение в судебном заседании. Оснований полагать, что указанные материалы содержат какие-либо недостоверные данные, у суда отсутствуют.

3.17. Самалыкова О.И. обратилась в Центральный районный суд г. Сочи с жалобой на постановление Сочинской таможни о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 16.12 КоАП РФ.

Заявитель в жалобе указывает на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства не представления таможенному органу в установленный срок документов, необходимых для проведения таможенного контроля. Ей были предприняты меры по соблюдению сроков подачи таможенной декларации, однако, направленные в адрес таможенного органа документы не были получены адресатом.

Решением Центральный районный суд г. Сочи от 01.03.2016 жалобы гр. Самалыковой О.И. оставлена без удовлетворения, а постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 16.12 КоАП РФ – без изменения.

При принятии данного решения судом было установлено, что материалами дела подтверждается и не опровергается заявителем, тот факт, что гр. Самалыковой О.И. не была поддана таможенная декларация в таможенный орган в установленный 30-тидневный срок, тем самым, были нарушены положения статьи 185 ТК ТС.

Обстоятельств, объективно препятствующих подаче таможенной декларации административным органом и судом первой инстанции, установлено не было, в связи с чем наличие в действиях заявителя вины в совершении АП, предусмотренного ч. 1 ст. 16.12 КоАП РФ, не усматривается.

3.18. ОАО «РЖД» обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Таганрогской таможни о привлечении к административной ответственности по ст. 16.10 КоАП РФ.

Валуйским таможенным постом Белгородской таможни по под таможенную процедуру таможенного транзита был помещен товар - прокат плоский из железа, в количестве 11 грузовых мест, общим весом 63 600 кг., перемещаемый в ж/д вагоне № 60422086 в соответствии с ж/д накладной № 51610954 от 22.05.2015. В соответствии с ТД товар подлежал доставке на Таганрогский таможенный пост Таганрогской таможни до 26.06.2015.

В соответствии с товаросопроводительными документами отправителем товара является фирма ПАО «Енакиевский металлургический завод» (Украина, г.Донецк), получателем ООО «Терминал-Таганрог» (г. Таганрог, Россия), перевозчиком ОАО «РЖД».

06.07.2015 ж/д вагон № 60422086 с товаром прибыл на Таганрогский таможенный пост Таганрогской таможни по указанной ТД с нарушением установленного срока доставки.

Таким образом, ОАО «РЖД» в нарушение требований ст. 223 ТК ТС, нарушило установленный до 26.06.2015 таможенным органом отправления срок таможенного транзита товара, прокат плоский из железа, весом 63 600 кг., перемещаемый в ж/д вагоне № 60422086 в соответствии с ж/д накладной № 51610954 от 22.05.2015

По результатам рассмотрения дела об АП Таганрогской таможни вынесено постановление о привлечении общества к административной ответственности по статье 16.10 КоАП РФ в виде штрафа в размере 5 500 рублей.

Решением АС РО от 02.03.2016 по судебному делу № А53-29048/15 в удовлетворении заявленных обществом требований отказано. При вынесении решения суд руководствовался следующим.

Вместе с тем, в соответствии с п. 3.1 Правил составления актов при перевозках грузов железнодорожным транспортом. утвержденных приказом МПС РФ от 18.06.2003 № 45, акт общей формы составляется на станциях, удостоверяющих обстоятельства, в том числе, исправления технической неисправности код 217 Перечня неисправностей грузовых вагонов, подлежащих устранению в текущем отцепочном ремонте, утвержденного Руководством по текущему отцепочному ремонту грузовых вагонов № 717-ЦВ-2009 (далее - Руководство). Согласно п. 2.6 Руководства, текущий отцепочный ремонт грузовых вагонов производится по способу замены неисправных узлов и деталей новыми или заранее отремонтированными. В соответствии с п. 6.1.3 Руководства, в надрессорной балке не допускаются трещины, согласно приведенному перечню.

При установлении срока доставки товаров, перемещаемых в соответствии с процедурой таможенного транзита железнодорожным транспортом, должностные лица таможенных органов должны руководствоваться п. 5 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан от 21.05.2010 «Об особенностях таможенного транзита товаров, перемещаемых железнодорожным транспортом по таможенной территории Таможенного союза», а также учитывать, что перевозчиком ОАО «РЖД» в настоящее время применяются Правила исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом, утверждённые приказом МПС РФ от 18.06.2003 № 27 (далее Правила исчисления сроков).

Согласно указанным Правилам исчисления срока, норма суточного пробега составляет 75 км при перевозке грузовой скоростью контейнерных отправок, 2 суток добавляется на операции, связанные с отправлением и прибытием груза, 2 суток добавляется в связи с перегрузкой контейнера на другое ж/д транспортное средство.

Срок таможенного транзита в количестве 30 суток, установленный таможенным постом Валуйский Белгородской таможней при помещении под таможенную процедуру таможенного транзита товара, прокат плоский из железа, перемещаемые в вагоне № 60422086 по ТД, являлся достаточным для реализации перевозчиком своих обязательств по своевременной доставке товаров в таможенный орган назначения Таганрогский таможенный пост.

Общее время нахождения груза в пути доставки на таможенный пост при проведении текущего отцепочного ремонта составило 41 сутки.

Как следует из акта общей формы от 27.05.2015 трещина надрессорной балки была обнаружена 27.05.2015. При этом техническая неисправность была устранена 02.07.2015.

Таким образом, непринятие мер по ремонту неисправности в пределах установленного срока таможенного транзита и доставки товаров в срок до 26.06.2015 на Таганрогский таможенный пост свидетельствует о непринятии всех мер по соблюдению таможенного законодательства Таможенного союза со стороны перевозчика ОАО «РЖД».

Данные обстоятельства подтверждают факт совершения ОАО «РЖД», ответственность за которое предусмотрена ст. 16.10 КоАП РФ.