Сегодня 17 октября 2017 года
Для слабовидящих

11_09_ban

03.06.2015

PDFПечатьE-mail

Газеты «Аргументы и факты», «Комсомольская правда» 02.06.2015

Акцию «На что жалуетесь?» проведут таможенники ростовского аэропорта

Таможенный пост Аэропорт Ростов-на-Дону проведет 5 июня акцию «На что жалуетесь?».

По информации пресс-службы Южного таможенного управления, акция пройдет с 13.00 до 15.00 на таможенном посту по адресу: проспект Шолохова, 270/1. Она нацелена на популяризацию среди участников внешнеэкономической деятельности досудебного обжалования решений и действий таможенников.

В рамках акции можно получить консультации по вопросам обжалования действий таможенников, узнать порядок рассмотрения таких жалоб, а также получить практическую помощь в составлении их текста.

ИИ «LOGIRUS.RU» 02.06.2015

Федеральная таможенная служба мешает нормально торговать с Ираном

У ФТС нет задачи сокращать издержки поставщиков и грузополучателей

«Cерьезной» логистики поставок иранских фруктов, овощей, мороженой продукции через Астраханский транспортный узел пока нет. О причинах «Логирусу» рассказал председатель Ассоциации экспедиторов и судовладельцев Астраханской области, директор ТЭФ «Лакор» Игорь Загребельный.

– Для начала нужно себе четко представлять, что такое наша таможня, – отметил собеседник «Логируса». – В бюджет всей России за год собирается порядка 14,5 трлн рублей, из них 7,1 трлн в прошлом году перечислила ФТС. Поэтому правительство ставит таможне задачу собрать не менее того, что было собрано в прошлом году. Соответственно получается, что таможня работает не так, как следовало бы – с целью ускорить оформление грузов, чтобы увеличить оборот, а на первое место в ее деятельности выступают собираемость таможенных платежей и план.

По словам эксперта, из-за этого, когда в порты Астрахани приходит груз, таможенники говорят, что «цена не пойдет», нужна КТС. «И начинается… Увеличиваются таможенные пошлины… Пока суд да дело, импортерам проще взять и уйти в Казахстан, допустим, в порт Актау, где все это решается гораздо проще, – уточняет Игорь Загребельный. – Там показал таможеннику инвойс – вот такая цена, после чего можно растаможивать. Что в России, что в Казахстане ставки растаможки одинаковые, а цена будет совсем другая. Вот и все. Поэтому из Астрахани этот груз просто ушел в Казахстан. Потому что там меньше заморочек в этом деле».

– Например, вот сейчас пришло казахское судно – из Швейцарии отправляют запчасти, разные болты-гайки, порядка десяти наименований, – продолжает собеседник «Логируса». – Так мне Шереметьевская таможня столько выкатила вопросов! «Откуда видно, что это за болты? А какой там материал? А какое…» Ответил, что металл обыкновенный. В ответ: «Нет, вот мы покажем, своя растаможка, свои цены». Короче, плюнул, отправил обратно, из Швейцарии отправили опять в Казахстан, растаможили и опять привезли сюда. Вот вам пример.

Таможня в России занимается сбором – ей правительством поставлена задача собирать налоги, комментирует ситуацию эксперт. В законе «О таможенном регулировании в РФ» есть ст. 18 – «Оценка работы таможенных органов». В соответствии с ней основными критериями оценки работы таможенных органов являются скорость совершения таможенных операций при ввозе и вывозе товаров из РФ, а также сокращение издержек заинтересованных лиц при совершении таможенных операций. Своевременность и полнота поступления таможенных платежей в законе стоят на втором месте, на практике – на первом, поэтому Россия – страна не транзитная.

– У таможни стоит задача ободрать клиента в первую очередь. Снять с него как можно больше налогов, вне зависимости от того, что падают экспорт, импорт. Семь триллионов они должны дать, вот и все, – сетует Игорь Загребельный. – Поэтому таможня добивается таких показателей всеми возможными способами. У нас можно запросто отменить Конвенцию международных перевозчиков. Руководитель таможенной службы своим письмом просто-напросто отменил все эти гарантии. Как так может быть? А это сделано для того, чтобы собрать больше налогов.

Однако собеседник «Логируса» полагает, что шансы Астраханской области на увеличение товарооборота с Ираном зависят, прежде всего, от торговых отношений между двумя государствами. «Товарооборот с Ираном зависит не от Астрахани, а от торговых отношений России и Ирана. В прошлом году, по данным Ирано-Российской торгово-промышленной палаты, Иран поставил в Россию товаров на 600 млн долларов, в то время как импорт из России оценивается в 1,2 млрд долларов. Это капля в море! Если брать, например, Китай и Иран, то у них товарооборот по итогам прошлого года превысил 51 млрд долларов, по данным таможенной службы КНР.

– Полагаю, нужна какая-то определенная, продуманная государственная политика в отношении Ирана. Пока этого не будет, наверное, и товарооборота не будет, – уверен эксперт.

В апреле Россия снизила таможенные пошлины на иранские морепродукты с 27% до 7%, но это не способствовало увеличению товарооборота. «Речь, в основном, идет о такой продукции, как рыба мороженая, креветки и т.д. Там не те объемы, которые можно воспринимать всерьез. В прошлом году прошла информация, что между нашими странами готовится нефтяной контракт – нефть в обмен на различные товары из России. Но это все опять заглохло. Иран же через SWIFT не работает, поэтому есть сложности с платежами. А можно было бы бартер наладить спокойно в обмен на нефть…», – напомнил собеседник «Логируса».

Если говорить конкретно об Астраханском транспортном узле, включая порт Оля, процентов 70% грузопотока в прежние годы составляла металлопродукция. Объем перевалки экспортно-импортных грузов через АТУ в 2007 году составлял порядка 6,4 млн тонн, в кризисном 2008-м – 3,4 млн тонн, в 2010-м – 6,1 млн тонн, по итогам прошлого года – 3 млн тонн. «Сейчас идет падение. Наши металлургические комбинаты напрямую с Ираном не торговали, работали через торговые дома, расположенные в офшорах. Когда были введены санкции против Ирана, Европа и Штаты им выставили предупреждения. Естественно, за время санкций грузопоток по Ирану упал. Но за это время Иран ввел 13 своих сталелитейных заводов. От нас шло около 3 млн тонн и около 4–5 поступало из Китая. Теперь многое замещено собственной продукцией, а поставки из Китая увеличились», – уточнил эксперт.

– Мы работаем с Ираном с 1995 года. Максимум, что здесь перерабатывалось, это 6 млн тонн грузов. По всей Астрахани. Сейчас пошло зерно, пошли опять же запросы, но это не значит, что пойдет конкретный товар. Выстрелит только процентов 30–40 запросов. Ведь долларовые платежи не проходят. Максимум, что пойдет через Россию, в пределах 5–6 миллионов тонн – самый лучший торговый оборот, который когда-то был. Что касается овощей, фруктов, мороженой продукции, у нас пока серьезной логистики в этом плане нет, – отметил Игорь Загребельный.

Те, кто работает с фисташками и орехами, пытаются возить подешевле. «В Казахстане нет проблем с тем, что покажешь. Допустим, пачка сока стоит 1 доллар, а у нас в Астрахани говорят: «Нет, у меня не 1 доллар будешь растаможивать. У нас вот идет из Голландии по 1,5 доллара такой же сок». Начинают выжимать из тебя…», – приводит пример собеседник «Логируса».

И все же предложение изменить процедуру определения таможенной стоимости для плодоовощной продукции из стран Прикаспия, озвученное губернатором Александром Жилкиным, появилось не от бессилия. Как госчиновник, он делает все, чтобы привлечь в Астрахань грузы, поэтому у представителей бизнеса «очень нормальные отношения» и с руководством области, и с чиновниками, которые прислушиваются к проблемам предпринимателей.

– Предварительно мы собирались в нашем министерстве внешних экономических связей и выдвинули инициативу, чтобы губернатор «пробил» такое предложение: чтобы для растаможивания хотя бы привозили иранскую декларацию, переводили, по какой цене продукция выпускалась сюда, в Россию, – рассказал эксперт. – В этом плане, может быть, тут что-то изменится. Но все равно, все зависит от таможни. Таможенникам скажут, чтобы собрали столько-то налогов, они и будут этим делом заниматься.

Загребельный сомневается, что в решении данного вопроса можно добиться значимых результатов, несмотря на прецедент с льготами «Магнита». «Есть закон о таможенном регулировании. Там оговорены только преференции для развивающихся и некоторых других стран. Не знаю, как этого добился «Магнит», возможно, на уровне президента. Потому что таможня этого не сделает, пока ей не скажут, что делать», – прокомментировал ситуацию собеседник «Логируса».

– Что касается железнодорожной станции Кутум, то ситуация такова. В Астрахани около 16 портов. Естественно, на всех эти контейнеры просто не дают. А происходящее на станции – это политика РЖД: «Вот у нас есть станция. Контейнеры сюда привозите, а отсюда развозите». А раз она одна и в стороне, то получается, что эти контейнеры еще автомобилями надо довозить до порта или из порта, вот и все. Поэтому, естественно, такой бизнес становится неконкурентным, – подытожил Игорь Загребельный.