Сегодня 25 июня 2017 года
Для слабовидящих

15-16.04.2015

PDFПечатьE-mail

ИИ «Port news» 15.04.2015

Первым заместителем начальника Сочинской таможни назначен Дмитрий Кривко

Первым заместителем начальника Сочинской таможни с 8 апреля 2015 года назначен полковник таможенной службы Дмитрий Кривко, сообщает пресс-служба Южного таможенного управления. Соответствующий приказ подписан Федеральной таможенной службой России.

Дмитрий Викторович Кривко родился 29 сентября 1974 года в Ростове-на-Дону. Имеет два высших профессиональных образования. В 1996 году окончил Ростовскую государственную академию строительства по специальности инженер-строитель. В 1999 году – Северо-Кавказскую академию государственной службы по специальности юрист.

В таможенных органах начал службу с июня 1996 года и прошел путь от рядового инспектора до начальника таможенного поста Речной порт Ростов-на-Дону Ростовской таможни. Имеет опыт руководящей работы. За годы службы в системе таможенных органов возглавлял таможенный пост Аэропорт Ростов-на-Дону Ростовской таможни - с февраля 2009 года по июнь 2013 года.

С июня 2013 года по апрель 2015 года проходил службу в должности начальника таможенного поста Речной порт Ростов-на-Дону Ростовской таможни.

ИИ «Русская планета», «TKS.ru» 15.04.2015

Новый заместитель начальника Ростовской таможни

С 14 апреля 2015 года в соответствии с приказом Федеральной таможенной службы от 9 апреля 2015 года № 986-К заместителем начальника Ростовской таможни, курирующим деятельность кадровой службы, назначена полковник таможенной службы Глущенко Елена Юрьевна

Нового руководителя, направленного в Ростовскую таможню переводом из Таганрогской таможни, представил начальник кадровой службы Южного таможенного управления полковник таможенной службы Алексей Викторович Петров.

Он дал высокую оценку деловым качествам Елены Глущенко, отметив, что опыт и профессионализм нового руководителя будут способствовать решению сложных задач в эпоху организационно-штатных мероприятий. «В ходе оптимизации численности таможенных органов, важно сформировать наиболее профессиональное ядро, способное к выполнению поставленных перед таможенными органами задач», - подчеркнул начальник кадровой службы ЮТУ.

Елена Юрьевна поблагодарила руководителя за оказанное ей доверие, отметив, что большой коллектив Ростовской таможни славится своей работоспособностью, постоянным стремлением к совершенствованию и сохранением добрых традиций. «Прошу принять в команду. Надеюсь, что совместными усилиями, в ходе диалога и продуктивного взаимодействия мы сохраним за собой высокую планку, установленную коллективом Ростовской таможни».

Елена Юрьевна родилась 25 июня 1969 года в г. Таганроге Ростовской области. Педагог по образованию, она была принята в отделение подготовки кадров Таганрогской таможни в апреле 1995 года, позже возглавив это направление. В 2004 году была назначена начальником отдела государственной службы и кадров Таганрогской таможни.

Награждена медалями «За службу в таможенных органах» III и II степеней, «За усердие», нагрудным знаком «Отличник таможенной службы» и «За заслуги в развитии спорта».

Замужем, воспитывает сына.

ИА «REX» 15.04.2015

От «Тойоты» до коровы: таможня стремится к монопольному контролю на границе / Александр Тимофеев

6 августа 2014 года президент России Владимир Путин подписал Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Согласно указу, в течение одного года «запрещается либо ограничивается... осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию России отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, которые ввели экономические санкции против российских физических и (или) юридических лиц или присоединились к такому решению».

Российские производители приветствовали данное решение, поскольку ограничение импорта позволяет существенно увеличить собственное производство, что, кстати, полностью соответствует положениям Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 30.01.2010 № 120.

Разумеется, сразу увеличить производство мяса, молочных продуктов и других продовольственных товаров оказалось нереально. Возможности быстрой организации импортозамещения крайне ограничены, поскольку большая часть необходимого оборудования импортируется, а для стабильного производства больших объемов необходимы масштабные инвестиции в создание новых производств с длительным сроком окупаемости. Нарастить в короткие сроки ввоз необходимой продукции из стран – членов Таможенного союза также невозможно в силу специфики их товарного производства, здесь потребуется увеличение имеющихся и создание новых мощностей, что потребует времени и масштабных инвестиций.

Поэтому Министерством сельского хозяйства совместно с другими ведомствами были изучены варианты переориентации импортных потоков. В частности, поставки мяса из Евросоюза, США и Канады были заменены поставками из Бразилии, Китая, Уругвая, Парагвая и Аргентины. Выпадающие поставки сыра, масла и сухого молока стали покрываться за счет их закупки в Южной Америке и Новой Зеландии. Овощи начали в больших объемах завозить из Турции, Аргентины, Чили, Китая, Узбекистана и Азербайджана. Яблоки и груши - из Аргентины, Чили, Китая и Сербии. Вишни, черешни, абрикосы и персики - из Узбекистана, Азербайджана, Армении, Турции и Ирана, а цитрусовые - из Египта, Марокко, Турции, ЮАР.

Однако диверсификация импортных потоков и переориентация на новых поставщиков в условиях осложнения эпидемиологической и эпизоотической обстановки во многих странах мира и распространения практики использования зарубежными производителями продовольственной продукции запрещенных препаратов и ГМО поставила на повестку дня вопрос о безопасности закупаемых продуктов. Необходимо учитывать, что эпизоотическая ситуация в странах АТР продолжает оставаться чрезвычайно опасной, поскольку регион является потенциальным источником многих опасных заболеваний животных. Импорт продовольственной продукции (особенно мяса) из Центральной, Восточной (особенно из Китая), Юго-Восточной Азии и Океании создает большой риск переноса в Россию заболеваний различной этиологии. В первую очередь, это относится к таким заболеваниям как ящур, репродуктивный респиративный синдром свиней, разные серотипы гриппа.

Согласно данным Международного эпизоотического бюро, только за март 2015 г. в мире было зарегистрировано 392 вспышки особо опасных болезней животных и птиц. В частности, в Хорватии произошло 10 вспышек блютанга среди рогатого скота, а Македонии 3 вспышки этого же заболевания. Высокопатогенный птичий грипп за март был зарегистрирован в Болгарии (1 вспышка), Швеции (2), Вьетнаме (2), Индии (3), Мьянме (3), Нигерии (8), Палестине (1), Румынии (1), США (9), Тайване (23) и Южной Корее (112). Очередные вспышки ящура официально подтверждены в Алжире (7), Ботсване (4), Монголии (4), а также Южной Корее (118). В Израиле зарегистрировано 12 очагов болезни Ньюкасла среди птиц. Классическая чума свиней выявлена в Колумбии и Латвии - 6 и 2 вспышки, соответственно.

Этот неполный перечень опасных заболеваний лишь за один месяц показывает, что в условиях переориентации импортных потоков и активизации усилий по наращиванию собственного сельхозпроизводства в условиях взятого курса на импортозамещение особое значение приобретает работа ветеринарных служб. Аналогичным образом обстоит дело и с фитосанитарным контролем, поскольку еженедельно отмечаются попытки ввоза в нашу страну продукции, зараженной опасными вредителями, распространение которых на территории РФ способно нанести значительный ущерб отечественному сельскому хозяйству.

Вот, для примера, несколько случаев, зафиксированных только за последнюю неделю марта:

- В двух партиях зелени (1,39 т), поступивших в аэропорт Домодедово из Израиля, обнаружен карантинный для РФ объект - табачная белокрылка. Ее личинки высасывают соки растений (нанося вред не менее чем 200 видам растений) и передают фитопатогенные вирусы. Особенно опасна в оранжереях и теплицах. На борьбу с табачной белокрылкой в одном только штате Калифорния (США) в 1981 году было затрачено более 100 миллионов долларов.

- В партии овощей (томаты, перец, кабачки; 17,4 т), поступившей в Калужскую область из Турции, обнаружен карантинный для РФ объект - западный (калифорнийский) цветочный трипс. В теплицах он вредит всем овощным культурам и большинству декоративно-цветочных растений. Является активным переносчиком опасных вирусных заболеваний, поражающих широкий круг культурных растений.

- В партии апельсинов (48 т), поступивших в морской порт Новороссийск из Египта, обнаружены живые личинки карантинного для РФ объекта - средиземноморской плодовой мухи. Она повреждает плоды апельсина, мандарина, авокадо, хурмы, инжира, кофе, банана, лимона, земляники, граната, абрикоса, яблони, сливы, черешни, винограда, финика, томата, баклажана, перца, а также более 70 видов других растений. Потери урожая могут доходить до 100%.

- В двух партиях картофеля продовольственного (57 т), поступивших в порт Санкт-Петербурга из Индии, обнаружен карантинный для РФ объект - возбудитель бурой гнили картофеля, которая снижает урожайность на восприимчивых сортах картофеля до 50%. При хранении потери могут превышать 40%.

- В семенах моркови (весом 450 граммов), изъятых у пассажира, прибывшего в Свердловскую область (аэропорт «Кольцово») из Кыргызстана, обнаружены семена карантинного для РФ сорного растения - повилики. Эти сорные растения являются паразитами – они живут за счет растения-хозяина. Стебли повилики обвивают растение, присасываются к нему специальными выростами и губят его.

Разумеется, в случае попадания всех этих вредителей на территорию России отечественному сельскому хозяйству может быть нанесен огромный ущерб. И, разумеется, в условиях смены поставщиков импортной продукции возрастает риск ввоза некачественных продуктов, употребление которых может создать угрозу здоровью и даже жизни россиян.

Так, в конце марта в партии латвийских шпрот (2,8 т), предназначенных для жителей Московского региона, был обнаружен бензапирен - химический канцероген, представляющий опасность для человека даже при малой концентрации, поскольку обладает свойством биоаккумуляции.

В Приморском крае в партии прибывшего из Вьетнама в порт Владивосток мороженого филе пангасиуса весом 25 тонн обнаружено превышение допустимого уровня бактериальной обсеменённости (КМАФАнМ) в 2,5 раза. Высокое содержание КМАФАнМ в продуктах питания может вызвать пищевое отравление с признаками диареи и гастроэнтерита.

Кроме того, в марте из-за несоответствия фитосанитарным требованиям Таможенного союза запрещен ввоз в Приморье из Китая 76,7 тонн овощей и 13,4 тонн фруктов (сладкий и острый перец, баклажаны, кабачки, огурцы, томаты, лоба, грибы, цветная, пекинская и белокочанная капуста, стрелки чеснока, редис, морковь, репчатый лук, кинза, сельдерей, шпинат, брокколи, лук-порей, листья салата, яблоки, виноград, ананасы, киви, мандарины, груши, апельсины, помело).

Перечислять можно довольно долго, но уже этих примеров достаточно для того, чтобы наглядно продемонстрировать важность эффективных мер по ветеринарному и фитосанитарному контролю над ввозом в нашу страну импортных товаров продовольственной группы. Собственно, сейчас, когда на российский рынок вышли новые поставщики сельхозпродукции, на первый план выходит работа Россельхознадзора - ведомства, в задачу которых входит контроль за продовольственными товарами, поставляемыми из-за рубежа и производимыми в России. От того, насколько эффективно будет организована работа этого ведомства зависит как благополучие всего аграрного производства нашей страны, так и здоровье граждан.

Казалось бы, работу Россельхознадзора надо усиливать (разумеется, при сохранении контроля) и повышать эффективность его действий по решению задач обеспечения продовольственной безопасности страны. Но, к великому удивлению, у нас выдвигаются совсем обратные инициативы, реализация которых может не просто осложнить работу инспекторов Россельхознадзора, но привести к ослаблению санитарного контроля на границе и, соответственно, возрастанию угроз распространения опасных заболеваний, ввоза карантинных объектов и опасных для здоровья продуктов питания.

Речь, в частности, идет о законопроекте № 684157-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части определения компетенции федеральных органов исполнительной власти по осуществлению различных видов государственного контроля в пунктах пропуска через государственную границу», предусматривающем передачу функций Россельхознадзора на границе Федеральной таможенной службе, которая хочет получить эксклюзивное право проводить ветеринарный и санитарно-карантинный контроль импортных продуктов на российской границе, мотивируя это стремлением исключить на таможенном пункте пропуска дублирование функций по проверке документов со стороны ФТС и Россельхознадзора.

Это совсем не первоапрельская шутка, такие попытки уже предпринимались и ранее, но пока, к счастью для здоровья россиян, не увенчались успехом. Да, идея создать на границе подобие «одного окна» и сократить бюрократические процедуры выглядит весьма заманчиво. Но сразу возникает вопрос: как сотрудники таможни, не имеющие опыта и специального образования, будут выявлять опасную для здоровья и контрафактную продукцию, не говоря уже об определении карантинных объектов? Сейчас в штате Федеральной таможенной службы нет сотрудников, которые имеют такую подготовку. То есть, речь будет идти о том, чтобы перевести в ФТС часть сотрудников Россельхознадзора и одновременно организовать обучение и переподготовку сотрудников таможенных органов – а это потребует не только значительного времени, но и денег (по расчетам двухлетней давности - более 300 миллионов рублей).

Ранее, когда в 2013 году ФТС выступала с инициативой забрать контрольные функции на таможне у Ространснадзора, Россельхознадзора и Роспотребнадзора, эта идея получила отрицательную оценку Минэкономразвития, так как данное предложение при всей своей функциональной сомнительности предполагало также увеличение штатов Федеральной таможенной службы на 2 893 единицы и бюджетных ассигнований на 1 миллиард 786 миллионов рублей ежегодно за счет урезания штатов и финансирования трех других ведомств. Фактически, речь идет не об оптимизации работы, а об элементарном перераспределении контрольно-надзорных функций, осуществляемом исключительно в интересах одного ведомства за счет других.

Существуют также и довольно серьезные вопросы, касающиеся выявления контрафактной продукции. Сейчас, в условиях введенного нашей страной запрета на ввоз большого количества продовольственных товаров из ряда стран, регулярно отмечают попытки ввезти в Россию запрещенную продукцию под видом произведенной в другом государстве. В частности, в последнее время много говорят о том, что после введения Россией продовольственного эмбарго Белоруссия стала транзитным каналом для поступления запрещенной продукции в Россию. Как следует из официальных данных Белстата за 2014 год, после введения Россией в августе прошлого года эмбарго на поставку продовольственных и сельскохозяйственных товаров из стран ЕС, Норвегии, США, Канады и Австралии структура белорусской внешней торговли претерпела существенные изменения. По целому ряду запрещенных Россией товарных позиций Белоруссия порой многократно нарастила импорт из стран, подпавших под российские санкции. И одновременно по этим же позициям вырос экспорт белорусских товаров в Россию.

Впрочем, этим грешит не только Белоруссия – в Приморском крае, в частности, были выявлены попытки ввоза в нашу страну из КНР американского винограда под видом китайской продукции. При этом показательно, что этот товар прошел через госграницу до склада временного хранения, не вызвав у представителей таможни никаких вопросов, несмотря на то, что инспекторы Россельхознадзора ещё при пересечении погранлиниивыявили, что продукция является контрафактной. Эксперты полагают, что на этом направлении стоит также ожидать попыток ввоза и американских яблок, поскольку недавно Китай отменил действовавший запрет на их импорт из США. Однако неспециалисту может оказаться довольно сложно определить настоящее происхождение яблок, учитывая, что в КНР и США выращиваются одни и те же сорта.

Примечательно также, что после снятия китайского запрета США разрешили продажу на потребительском рынке генетически модифицированных яблок, и уже появились опасения, что эта продукция может попасть на китайский рынок, а потом быть перенаправлена и в Россию как якобы выращенная в КНР. Насколько эффективно таможенники, не имеющие специальных знаний и опыта, смогут определять реальное происхождение яблок и выявлять ГМ-продукцию? Не приведет ли все это к наводнению отечественного рынка опасным контрафактом?

Опасения вполне резонные, учитывая, что на рынке регулярно обнаруживаются партии продовольственной продукции, поступившей в нашу страну контрабандным путем. Так, в марте этого года в г. Уссурийске Приморского края сотрудниками полиции были обнаружены 11 тонн контрабандной свинины китайского происхождения, которая неизвестным путем прошла через границу. Аналогичную свинину в такой же упаковке сотрудники Россельхознадзора изымали в 2014 году во Владивостоке у частного продавца и в китайских кафе на рынке «Спортивная». При этом в тот период времени поставки свинины из КНР в Россию вообще были запрещены. То есть, таможенный контроль на границе дает сбои и позволяет ввозить в страну продукцию, употребление которой чревато очень серьезными последствиями для здоровья.

Можно ли в этой ситуации вести речь о том, чтобы передать таможне еще и функции ветеринарного и фитосанитарного контроля на границе? Не получится ли, что в результате мы получим резкий рост контрабанды и ввоза в Россию некачественной продукции? Если обратить внимание на регулярно появляющиеся сообщения о коррупции в таможенных органах, это предположение является вполне обоснованным. Так, по сообщению пресс-службы Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры, «Бесконтрольность рядовых таможенников привела к тому, что в первом квартале 2015 года правоохранительные органы выявили уже более 20 преступлений, связанных с систематическим получением должностными лицами Отдела таможенного оформления и таможенного контроля № 2 таможенного поста МАПП «Забайкальск» взяток в сумме от 3 до 900 тыс руб. Как показывает ход расследования уголовных дел, коррупция носила системный и длительный характер».

В этом году также был задержан начальник отдела Читинской таможни Денис Михайлов,подозреваемый в покушении на получение взятки в размере 16 тыс долларов. В декабре 2014 года за взятку была задержана заместитель начальника таможенного поста «Прикубанский» Краснодарской таможни. В апреле прошлого года в московском аэропорту «Домодедово» сотрудниками управления на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу совместно с ФСБ за взятки были задержаны шестеро таможенников.

Осенью прошлого года Приморский краевой суд оставил в силе приговор, по которому экс-начальник таможенного поста «Морской порт Владивосток» Виктор Костырин признан виновным в вымогательстве взятки в 60 тыс. долл. у одного из участников внешнеэкономической деятельности за беспрепятственный перевоз товаров через границу и приговорен к 10 годам колонии строгого режима и штрафу в 700 тыс. руб. Это, к сожалению, далеко не единичные случаи, продолжать можно довольно долго, потому что это, фактически, целая система. Неслучайно ведь в декабре 2014 года заместитель председателя комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов направил вГенеральную прокуратуру запрос с просьбой проверить на коррупционность главу российской таможни Андрея Бельянинова. Так не приведет ли передача таможенникам монополии на осуществление контроля на границе к росту вымогательства взяток с бизнесменов за оформление грузов и расцвету коррупции?

Между тем, среди представителей крупного бизнеса существуют опасения, что передача функций Россельхознадзора в пунктах пропуска Федеральной таможенной службе создаст угрозу фактического упразднения ветеринарного и фитосанитарного контроля на государственной границе. Так, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин после опроса импортеров мяса отметил их беспокойство в связи с возможной передачей полномочий. В частности, предпринимателей волнует, как в этом случае таможенниками будет проводиться ветеринарный контроль в условиях опасности поступления через таможню больших объемов животноводческого сырья, поставляемых с неблагополучных по инфекционным заболеваниям животных и человека территорий.

При этом необходимо учитывать специфику ввозимой продукции: мы импортируем не только мясное сырье, но и племенных и предназначенных для убоя животных, в связи с чем существуют риски заноса инфекционных заболеваний. Поэтому крайне важно остановить потенциально опасный груз на границе - как в целях эпизоотической безопасности территории Таможенного союза, так и для того, чтобы свести к минимуму возможные убытки предпринимателей. И этим должны заниматься профессионалы, имеющие соответствующие знания и опыт. В структуре Россельхознадзора специалисты по ветеринарии не вмешиваются в вопросы фитосанитарного контроля, следуя четкой специализации. Но как будет обстоять дело, если эти функции возьмет на себя таможенник, традиционно специализирующийся на оформлении автомобилей? Много ли толку будет от таких специалистов по «Тойотам – коровам»?

Из опыта Советского Союза известно, что после проникновения в нашу страну страшнейшего вредителя – капрового жука потребовались миллиарды рублей для ликвидации очага. Вот и представьте себе, какие могут быть последствия от ослабления санитарного контроля на границе. Достаточно упомянуть, что США ежегодно тратят 30 миллиардов долларов на борьбу с карантинными объектами. И это, между прочим, отчасти является следствием их печального опыта по передаче всех полномочий по контролю за ввозимой продукцией пограничникам. В США в результате такого «эксперимента» за короткое время распространилось такое количество карантинных объектов, что они были вынуждены вернуть контроль фитосанитарной службе и тратить огромные средства на борьбу с вредителями. Теперь этот негативный опыт хотим на себе испытать и мы, забыв, что умные учатся на чужих ошибках, а дураки – на собственных.

Зачем наступать на грабли, на которые уже наступали другие страны? Фитосанитарные и ветеринарные службы есть во всех странах, и они должны быть на границе. Каждый должен заниматься своим делом. Желание сократить время оформления грузов понятно, но в реальности на санитарный контроль уходит не так много времени, как на собственно таможенное оформление. Стоит вспомнить, что когда в 2013 году по инициативе таможни встал вопрос о передаче ей функций Россельхознадзора на границе, был проведен анализ того, сколько времени уходит на санитарный контроль в порту «Восточный». В результате выяснилось, что среднее время работы специалистов РСХН на борту судна составляет 63 минуты. А вот отправка груза на склад временного хранения, проводимая таможней, заняла в среднем 2,5 дня. На санитарное оформление продукции инспекторами Россельхознадзора на складе временного хранения в среднем уходит полтора часа.

То есть, в целом на оформление одной партии груза специалистами РСХН тратится 2 часа 20 минут, что вряд ли можно назвать серьезной задержкой. Между тем стоит отметить, что на выпуск одной партии груза с таможенного склада временного хранения уходит 10,8 дня – груз может лежать там от 6 до 22 дней, но проблема здесь явно не в деятельности Россельхознадзора. И вряд ли возможно винить в задержке импортеров – учитывая стоимость хранения груза им категорически не выгодно затягивать время. Получается, проблемы все же стоит искать на таможне, но ФТС, перед которой стоит задача максимально сократить сроки оформления грузов, предпочитает «искать соринку в чужом глазу».

Впрочем, есть надежда, что ситуация все же не будет доведена до абсурда. В крайнем случае, можно рассчитывать на то, что к этой проблеме вновь будет привлечено внимание Международного эпизоотического бюро, которое в 2013 году обратилось к руководству нашей страны с просьбой не торопиться с передачей функций ветеринарной службы в пунктах пропуска через госграницу страны, которые сейчас выполняет Россельхознадзор, некомпетентным в области ветеринарии органам. В МЭБ отмечают, что Россия, как страна-член Всемирной Организации Здравоохранения Животных, должна организовывать свою деятельность в области ветеринарии, основываясь на принципах, изложенных в кодексах МЭБ, на основании которых компетентный в области ветеринарии орган страны обязан организовать специализированные пограничные пункты и осуществлять в них пограничный ветеринарный контроль.

«Важно подчеркнуть тот факт, что отказ от этих обязательств одной страной ставит под угрозу эпизоотическое состояние всех сопредельных государств, а граница РФ протяженнее границы любой другой страны мира. Это особенно актуально в настоящее время, когда вспышки африканской чумы свиней охватили всю Европейскую часть России, а вспышки ящура регистрируются на Дальнем Востоке и Северном Кавказе, что вызывает растущее беспокойство во всем мире», - отмечалось в обращении в организации.

Тогда МЭБ рекомендовало «провести анализ рисков, связанных с передачей функций ветеринарной службы некомпетентным в области ветеринарии органам» и отметило, что риски, связанные с отсутствием контроля со стороны компетентного органа на госгранице, способны привести не только к резкой дестабилизации эпизоотической обстановки в стране, но и к утрате статуса страны-экспортера продукции животного происхождения и кормов, что чревато крупными экономическими потерями.

Очевидно, что с 2013 года риски, на которые МЭБ призвало обратить внимание, не только не снизились, но и возросли. Однако это ничуть не убавило аппетитов ФТС, стремящейся получить монополию на все виды контроля на границе. Вот только существует большая вероятность, что эффект от этого окажется даже не нулевым, а отрицательным.

Есть опасение, что передача таможенникам всех контролирующих функций на границе может способствовать только одному – превращению нашей страны в помойку, в которую будут ввозить некачественную продукцию по заниженным ценам. Ликвидация последствий обойдется нам очень дорого, да и не все можно устранить – если с карантинными объектами еще можно как-то справиться, затратив миллиарды рублей (которые могли бы пойти на социальные нужды), то как восстановить здоровье россиян, пострадавших от употребления некачественных продуктов?