Сегодня 20 сентября 2017 года
Для слабовидящих

11_09_ban

Михаил Маевский: «За державу радеем!»

PDFПечатьE-mail

Олимпиада Сочи 2014 - Информационное обеспечение

Вот и завершились Олимпийские и Паралимпийские зимние игры. Спортсмены, болельщики и журналисты покидают спортивные объекты и спешат в аэропорт, всем пора возвращаться домой.

У зоны таможенного контроля международного аэропорта Сочи, что в секторе «С», убывающих на родину паралимпийцев встречает дежурная смена таможенного поста.

Основная нагрузка по таможенному оформлению физических лиц и их багажа лежит на отделе специальных таможенных процедур. Отлично подготовленные, окончившие дополнительные курсы и участвовавшие в десятке тренингов, деловых игр и учений, таможенники быстро и качественно выполняют свою работу, нареканий и претензий к ним нет. В этом, несомненно, заслуга руководства поста и отдела.

Заместитель начальника ОСТП таможенного поста Аэропорт Сочи Сочинской таможни Михаил Маевский – один из самых опытных должностных лиц таможни, заслуженный ветеран поста. С 1981 года он стоит на страже рубежей нашей страны.

- Родился я в 1962 году в селе Смышляевка Волжского района Куйбышевской области в семье инженера, - рассказывает Михаил Александрович. – Рано, в 7 лет остался без отца. В школе учился в городе Куйбышеве, жил недалеко от аэродрома и каждый день восхищался большими стальными птицами, безбоязненно бороздящими просторы неба. Небо манило меня.

Конечно, на выбор профессии военного лётчика повлияли и фильмы о Великой Отечественной войне, и книги, и музыка. Особенно впечатляло великолепное кино «Офицеры» с Василием Семёновичем Лановым в главной роли и песней «От героев былых времён…» в исполнении Владимира Златоустовского.

Окончив школу и поступив на вечерний факультет Куйбышевского авиационного института, год работал помощником слесаря-инструментальщика на заводе «Строммашина». Вскоре, к своей великой радости, был призван в армию. Срочную служил в Сызрани, в отдельном автомобильном батальоне. Как только появилась возможность, поступил в местное высшее военное авиационное училище летчиков, которое успешно окончил в 1985 году, получив специальность летчика-инженера.

Помощником командира экипажа, лётчиком-штурманом летал на вертолётах Ми-6 и Ми-8 в Прибалтике, Польше, Беларуси, участвовал в крупных учениях.

Затем меня перевели в узбекский Каган – это Туркестанский военный округ. Там учили особенностям полётов и посадки в горно-пустынной местности. Оттуда, осенью 1986 года перебросили в Афганистан, в Ограниченный контингент советских войск. С персидского «Афган» означает «молчание», а «стан» - местность, долину или страну. Так и есть – Афганистан оказался страной молчаливых горных хребтов и бескрайних песков. Там всё было интересным: быт, культура, история, география.

Наш 280-й отдельный вертолетный полк располагался на аэродроме Кандагар. В боевом составе полка было две эскадрильи тяжелых транспортных многоцелевых вертолетов Ми-6 и по одной эскадрилье транспортно-боевых Ми-8МТ и боевых Ми-24. Командир полка – полковник Владимир Извалов встретил радушно, коротко, по-армейски объяснив кто мы, и для чего прибыли в дружественное соседнее государство.

Время было суровое, как раз тогда моджахеды впервые применили ПЗРК «Стингер» (переносной зенитно-ракетный комплекс) и в районе Джелалабада сбили два советских вертолёта. Мне повезло, почти год я летал из Кандагара в Шинданд, Кабул, Бамиан, Лашкаргах и обратно, и ни царапины! Бывало, и садились под обстрелом, и взлетали с пробоинами в корпусе. Бамиан помню особенно, там и бирюзовые озёра на склонах хребта Гиндукуш, и национальный парк Ажар Вали, две гигантские статуи Будды (55 и 37 метров) в долине. Там всегда было жарко – и температура, и моджахеды наседали. Жара, бойцы в касках, бронежилетам и… в трусах вертушки разгружали. Быстро-быстро, бегом-бегом. И на взлёт!

«Лашкар Гах» тоже очень интересное место, означает «военный лагерь» на языках пушту и дари. Населенный пункт появился в районе междуречья несколько сот лет назад как место для остановки солдат, сопровождающих знать Газневидского государства по пути на восток. Путь современных караванщиков иногда тоже проходил чуть ли не по кромке нашей взлётки. Косили они под мирных, но если была информация о провозе боеприпасов или оружия, приходилось вступать с ними в бой.

Вообще, Ми-6 – первый в мире вертолет серийного производства, оснащенный двумя турбовальными двигателями со свободной турбиной. Он считался одним из самых грузоподъемных в мире, по тем временам. Летали мы, в основном, по ночам, и на максимальной высоте – за 5000 метров, хотя в инструкциях писали, что выше 4500 метров он лететь не может!

29 ноября 1986 года при выполнении боевой задачи по прикрытию группы вертолетов Ми-8, доставлявших боеприпасы в район проведения операции в 15 км севернее Джелалабада, погиб мой земляк и однокашник Алексей Неунылов, лётчик-оператор вертолета Ми-24. Алексей был единственным в училище, кто начал летать в несовершеннолетнем возрасте, в 17 лет!

В тот день боевики устроили зенитную засаду и применили ПЗРК «Стингер» на склоне горы Вачхангар, сбив пятью выстрелами две наших вертушки. Только по прошествии суток в район падения вертолётов сумели прибыть поисковые подразделения спецназа на бронетехнике и эвакуировать тела погибших Неунылова и Володи Ксензова.

Алексей – классный парень, азартный и мужественный пилот, настоящий профессионал. В Афгане он совершил 147 боевых вылетов, награждён орденом Красного Знамени (посмертно).

31 мая 1987 года погиб мой товарищ Андрей Лаврентьев, лётчик-оператор вертолета Ми-24. Это был его 295-й боевой вылет. Тогда экипаж вертолета выполнял задание по прикрытию вывода оперативной группы управления из района боевых действий. В 49 км от аэродрома Джелалабад вертолет был поражен моджахедами выстрелом из ПЗРК. От взрыва топливных баков машина разрушилась и упала на землю. За мужество и отвагу Андрей Лаврентьев награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» 3 степени и орденом Красного Знамени (посмертно).

После возвращения из Афганистана я ещё до осени 1993 года служил в вооружённых силах. Уволился в запас в звании капитана и с орденом «За службу Родине в ВС СССР» 3 степени на груди.

Приехал в Сочи, поработал автомобильным слесарем. И вот, с 30-го сентября 1994 года – я на таможенном посту Аэропорт Сочи. Пост, который изначально носил название «Сочи-Авиа», тогда только 3 месяца функционировал как самостоятельный таможенный орган. Огромный вклад в развитие поста внесли Степан Солопий, Любовь Олейникова, Александр Грозов, Виктор Салов, Роман Логинов.

Начинал я инспектором полевой группы отдела таможенного оформления и таможенного контроля №3, затем трудился старшим инспектором отдела ОТО и ТК в неторговом обороте. Было интересно. Помню, как у пассажирки, отправляющейся в Объединенные Арабские Эмираты, обнаружили крупнейший бриллиант в 6 карат, затем предотвратили вывоз из России огромной коллекции орденов и медалей, датированных начиная со 2 века н.э. и до наших дней. На рейсе в Дамаск нашли занесенных в Красную книгу соколов-балобанов. В рюкзаке гражданина Италии обнаружили иконы «Богоматерь с младенцем» и «Неопалимая Купина», которые по результатам экспертизы были признаны культурными ценностями. Разное бывало: и валюту мы изымали, и наркотики, и боеприпасы. Например, в феврале 2006 года обнаружили 2025 таблеток МДМА, более известных как «экстази».

С 15 сентября 2010 года таможенный пост располагается в новом удобном аэровокзальном комплексе, в терминале «С». А для принятия международных делегаций есть и замечательный VIP-зал. Радует, что пункт пропуска дообустроили. Теперь багажные карусели оснащены досмотровой рентгентелевизионной техникой, что позволяет осуществлять таможенный осмотр багажа до его выдачи пассажирам. Это удобно. Расширили зону «зеленого коридора», а в добавление к традиционным информационным стендам установили справочные терминалы, где иностранные граждане на русском и английском языках могут уточнить нормы таможенного законодательства и получить ответы на интересующие вопросы.

Коллектив нашего таможенного поста первым встречает иностранных гостей. По четким и слаженным действиям, скорости совершения таможенных операций иностранцы и судят о профессионализме всей таможенной службы Российской Федерации.