Сегодня 27 июня 2017 года
Для слабовидящих

27.02.2014

PDFПечатьE-mail

Газета «Наше время» 27.02.2014

Пока все тихо!

События последних дней на Украине беспокоят жителей Ростовской области не только с политической точки зрения. «Что у нас на границе вообще происходит? - переживают наши читатели. - По телевизору говорят одно, в Интернете - совершенно другое, мол, уже толпы беженцев к нам идут». Ходят слухи об ужесточении пропускного режима, а в социальных сетях жители восточных регионов Украины спрашивают: если вдруг разгорится, есть ли вариант просить помощи у соседей-ростовчан?

В Генеральном консульстве Украины в Ростове-на-Дону сообщили: им подобных вопросов граждане Украины не задавали, и оснований ожидать «массового переселения» дипломаты не видят. В пресс-службе пограничного управления ФСБ по РО официально ситуацию на границе с Украиной пока не комментируют, а в Южном таможенном управлении отмечают: все работают в штатном режиме, каких-либо отклонений от среднестатистических показателей въезжающих и выезжающих для этого времени года нет. Единственное изменение в работе таможенников - усиление контроля за вероятным ввозом оружия на территорию России, все-таки на днях в соседней стране «под шумок» разграбили несколько военных складов.

Но слухи о «толпе беженцев» множатся, и мы отправляемся на границу с Украиной посмотреть, как там дела.

На таможенном пункте Весело-Вознесенка Таганрогской таможни - без перемен. Мы увидели несколько фур, стоящих в ожидании регистрации, с пяток легковых машин, вместе с нами пешком пересекали границу еще пара человек.

Беседуем с водителями-украинцами: как вообще настрой у людей? С журналистами все общаются свободно, охотно поддерживая разговор особенно на политические темы, а вот фотографироваться категорически не хотят. Жители Луганска абсолютно спокойны за происходящее, из Донбасса - чуть в напряжении, основной мотив размышлений: «посмотрим, как дальше будет». Паниковать о никто не собирается. Нам рассказали и о недавнем конфликте, произошедшем в стенах этого таможенного пункта: в ожидании регистрации два дальнобойщика из одной и той же области Украины и из одной и той же фирмы ожесточенно дебатировали, заняв разные позиции по отношению к Майдану - запомнился этот спор именно потому, что был одним-единственным.

По наблюдениям водителей, грузовых фур на дорогах в Ростовскую область стало больше, а вот рейсовых автобусов вроде как поменьше. Водитель автобуса, пока пассажиры грузились, это подтвердил: на Украину сейчас едут меньше обычного, а в Россию - чуть больше, но о каком-то всплеске говорить не приходится. Бывалые дальнобойщики отмечают: на трассе Донецк-Ростов стало побольше новеньких, еще недавно направлявшихся в Россию по дороге Киев-Москва. Испереживался по пути водитель-россиянин, везущий груз из Польши: он лично проехал по практически пустой трассе, а вот коллега несколько дней назад наткнулся на внезапный блокпост в одной из деревень Западной Украины. Еще один водитель волнуется за брата, недавно приехавшего в гости с детьми во Львов: никто его не обижает, но ехать через всю страну на джипе с российскими номерами тот все-таки не решается.

Как и прежде, переход российско-украинской границы не требует каких-либо дополнительных согласований - нужен только паспорт. Проверим? Пока пограничник просматривает наши документы, знакомимся с Николаем Никифоровичем. На вид – гарный запорожский казак, а живет тут рядышком, в Новоазовске. Приехал в Россию Николай Никифорович буквально на полдня - до ближайшей заправки в Таганроге и обратно. «Бензин у вас дешевле, даже с учетом проезда выгодно», - рассказывает он и признается: на этот раз купил побольше топлива - мало ли что...

Не заметили каких-либо изменений и продавцы приграничного дьюти-фри: те, кто здесь закупался импортными сигаретами или алкоголем, это и продолжают делать - ажиотажа или спада нет.

Переходим границу. Буквально в паре метров от пропускного пункта мы одалживаем ручку жителю Черниговской области Андрею – около информационного стенда он заполняет документы: работает в Азове, а сейчас выполняет ритуал перерегистрации на следующие три месяца. Разговорились. В ужасы репрессий русскоговорящим, которые прогнозируют особенно рьяно в Интернете, он не верит - сам признается, что на родине не всегда сограждан понимает, но проблем никогда это не вызывало. Особой паники в происходящем тоже не наблюдает: «Какие там новые власти? Это ж все те же люди, что «у руля» несколько лет назад находились. А «нацики» - так ведь и у вас на Болотной площади такие же были...».

С сотрудниками таможенного пункта с украинской стороны даже «не для записи» поговорить толком не получилось. Да и не знают они, что сказать: пока все тихо, непосредственное руководство на месте, а вот как новые власти интерпретируют беседы с зарубежными журналистами без долгой цепочки согласований - непонятно. Возвращаемся обратно: проходим мимо нескольких фур и легковых машин с транзитными или украинскими номерами - спустя буквально минуту без каких-либо проблем мы снова на российской земле. Пока стоим в очереди на пограничном пункте, узнаем у стоящих следом, как дела в Мариуполе. По словам Сергея Николаевича, там все тихо - пока все ожидают, чем дело кончится: «Стало поменьше людей на улицах, побольше милиции».

А вот в кафе в сотне метров от границы отмечают - посетителей стало поменьше, хотя за окном все чаще мелькают фуры. Здесь мы знакомились с Николаем из Моспино (это около Донецка): сейчас он оправляется в рейс по России и вернется домой лишь через месяц: «В любом случае я приеду уже в другую страну,- считает он, - Надеюсь, все будет правильно». Переживает за жену, хотя, судя по последним звонкам, в городе пока все в порядке.

...По пути в Ростов заезжаем в приграничное село. Жители Весело-Вознесенки каких-либо изменений за последние недели не заметили. Отмечая командировочный лист в местной администрации, рассказали о переживаниях наших читателей. Глава Платовского сельского поселения Валерий Цунаев о возможном появлении беженцев из Украины задумывался: «Ведь если действительно сбудется самый пессимистичный прогноз событий, жители соседнего государства первым делом придут за помощью к нам».

- А что вы тогда будете делать?

- У нас поблизости есть турбазы, детские лагеря, можно временно разместить людей в школе и сельском Доме культуры, - перечисляет Валерий Николаевич. Было заметно - такой вариант событий здесь действительно просчитывали. - Финансовые вопросы, конечно, придется решать с помощью области: питание, оплата договоров с владельцами помещений. А с технической точки зрения возможность помочь людям есть - в беде не бросим. Но, разумеется, сейчас о таком развитии событий нет причин говорить, в данный момент важно - не допустить паники.

За пару дней бесед с чиновниками разных уровней и инстанций это был единственный конкретный ответ на вопрос наших читателей: «Что мы будем делать, если…».

P.S. Вернувшись в редакцию, мы обнаружили оче­редную порцию панических записей в социальных сетях о «жутких пробках» на границе. Увидеть своими глазами, так ли это, вы можете с помощью web-камер, установленных на таможенных пунктах пропуска - картинки с них транслируются на сайте Южного таможенного управления http:// yutu.customs.ru. Здесь же, в разделе «Ситуация в пунктах пропуска» можно узнать статистику въезжающих и выезжающих за каждый день.

Когда материал готовился к печати, стали известны последние сводки Россельхознадзора по Ростовской и Волгоградской областям и Республике Калмыкия: за последние недели ввоз украинской животноводческой и растительной продукции на территорию России сократился на 2/3.

Людмила Мельникова