Сегодня 23 октября 2017 года
Для слабовидящих

11_09_ban

23.10.2013

PDFПечатьE-mail

Газета «Молот» 23.10.2013

Состоится церемония награждения лауреатов премии «Таможенный Олимп – 2013»

23 октября 2013 года на территории ЦВК «ЭКСПОЦЕНТР» (г. Москва) начнет работу XIV ежегодная Международная выставка «Таможенная служба - 2013», приуроченная ко Дню таможенника Российской Федерации.

Как статло известно "Молоту", Южное таможенное управление будет представлено экспозицией Сочинской таможни, полностью посвященной подготовке к первой в истории страны Зимней Олимпиаде.

В рамках выставки будет работать Международная конференция «Сочи – 2014: новые направления взаимодействия таможни и бизнеса». Среди участников - представители таможенных служб стран-членов Таможенного союза, государств дальнего зарубежья, Всемирной таможенной организации, Евразийской экономической комиссии, делового сообщества (Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, Агентства стратегических инициатив, Ассоциации европейского бизнеса).

24 октября на территории выставки пройдут круглые столы, посвященные актуальным вопросам таможенной и транспортно-логистической тематики, а также состоится торжественная церемония награждения лауреатов премии «Таможенный Олимп – 2013».

ИИ «Транслер» 23.10.2013

Рентген на таможне

Инспекционно-досмотровые комплексы как метод упрощения таможенного контроля.

По информации пресс-службы ФТС РФ в 2013 г. в таможенных органах при таможенном контроле использовалось 55 инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК): 42 мобильных и 13 стационарных.

Польза от этой технологии очевидна: поток товаров, перемещаемых через таможенную границу, ежегодно растет, что влечет за собой закономерный рост нагрузки на таможенные органы. Максимально трудно из всех видов таможенного контроля проводить проверку содержимого крупногабаритных грузов и транспортных средств.

Для решения этой задачи таможенные органы и применяют ИДК, дающие возможность без вскрытия и разгрузки за минимальное время получить рентгеновское изображение, необходимое для идентификации товаров.

Такой технологичный подход позволяет значительно оптимизировать процедуры таможенного оформления и контроля, помогает выявить и предотвратить нелегальное перемещение наркотиков, сокрытых товаров, а также поставить заслон на пути прочих правонарушений во внешнеэкономической сфере деятельности.

Так, скажем на Новороссийской таможне, находятся на вооружении три мобильных инспекционно-досмотровых комплекса (МИДК). За 9 месяцев этого года с их помощь было осмотрено более 37 тыс. контейнеров и автотранспортных средств. Одновременная эксплуатация трех МИДК с начала год в среднем дает ежедневный осмотр 140 контейнеров и автотранспортных средств. При этом таможенное оформление товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу РФ, ускоряется, таможенные формальности в части проведения операций по фактическому таможенному контролю минимизируются, а процесс таможенного контроля в целом упрощается.

Результатом контроля с использованием МИДК стало возбуждение 10 дел об административных правонарушениях и выявление 173 фактов заявления недостоверных сведений в товаросопроводительных документах, не повлекших возбуждение дела об административных правонарушениях в связи с отсутствием субъективной стороны нарушения.

«Российская газета» 23.10.2013

Знать, где прикуп

Глава "таможенной разведки" Вячеслав Голоскоков о современных контрабандистах

На каждую компанию-импортера таможенники заведут электронное досье. И разделят на пять категорий риска. Это позволит уже с января 2014 года в несколько раз увеличить число компаний "зеленого сектора", к которым можно применять ускоренный таможенный контроль.

Об этом "РГ" рассказал начальник Главного управления рисков и оперативного контроля Федеральной таможенной службы Вячеслав Голоскоков. И добавил: "Время - деньги".

Это означает, что таможенники будут в несколько раз реже тормозить для досмотра фуры, используя систему управления рисков (СУР), экономя тем самым время и деньги не только бизнеса и государства, но и конечных потребителей товаров. Система управления рисками - достаточно закрытая система, для служебного пользования.

Однако для "Российской газеты" Вячеслав Голоскоков раскрыл некоторые детали ее работы. И, кстати, они касаются не только бизнеса.

- Вячеслав Иванович, ваше управление образно называют "таможенной разведкой". Давайте поясним читателям, что это за система такая - управление рисками. Все-таки она касается простых граждан?

Вячеслав Голоскоков: В том числе. Ведь что такое управление рисками? Это анализ и определение области рисков, выработка и применение мер по их минимизации.

Предположим, в результате анализа выяснилось, что авиапассажиры, физические лица, ввозят из Милана брендовые товары по высокой цене, что превышает установленные законодательством Таможенного союза нормы беспошлинного ввоза авиатранспортом - до 10 тысяч евро в денежном эквиваленте и 50 килограммов веса. Эти авиарейсы обязательно окажутся в зоне повышенного риска, что потребует дополнительного человеческого ресурса для таможенного контроля.

Другая ситуация. Прилетает рейс из Японии на Сахалин. Там проверять практически некого. Почему? Потому что японцы крайне законопослушны и вероятность того, что кто-то везет недозволенные товары, минимальна. Другое дело, когда возвращались из Вьетнама наши буровики, которые работали там три недели вахтовым методом. Мы, конечно же, знали, что это рейс с высоким уровнем риска. В итоге чего только не обнаружили - лемуров, жемчуг, золото.

Все это требует декларирования.

Или рейс из Ашхабада. Здесь риск понятен, ведь это - наркоопасное направление. Что будут делать таможенники? Конечно же, искать наркотики.

- То есть система работает и на безопасности?

Вячеслав Голоскоков: У безопасности много аспектов. Есть безопасность граждан, чтобы на рынок поступали безопасные продукты, есть безопасность экономическая, чтобы положенные платежи были уплачены в полном объеме.

Пошлина - это не только фискальный инструмент, она также рассчитана таким образом, чтобы наш производитель был защищен от демпинга. Любое производство в нашей стране априори будет дороже, чем на юге Китая, где тепло, нет снега и минимальны вложения в капитальное строительство. Попробуй, у нас построй фабрику. А на юге стены поставил, крышей накрыл и - выпускай товары. Пошлина нужна для того, чтобы уравнять условия на рынке. А одна из задач таможенной службы - создание равной конкурентной среды, чтобы товар иностранного производителя не получил неоправданного преимущества перед товарами нашего соотечественника.

Искусство управления рисками заключается в том, что при помощи анализа большого количества информации мы выявляем области риска и действуем точечно. Предположим, есть данные, что на северо-западном направлении увеличилось количество ввозимой вьетнамской рыбы по низкой цене. Мы проводим анализ и видим, что на рынке появилась группа компаний, которая ввозит рыбу с существенным отклонением от мировой цены. А это говорит о возможном уклонении от уплаты таможенных платежей.

- Какие сегодня, на ваш взгляд, виды таможенных рисков наиболее серьезны для населения, для бюджета?

Вячеслав Голоскоков: Все риски серьезные. Например, риск несоблюдения запретов и ограничений на ввоз небезопасных товаров. Возьмем радиостанции, и все, что связано с радиоизлучением. На такие изделия необходимо не только разрешение, но и согласование на их работу в определенном диапазоне. Кто-то, предположим, хочет ввести большую партию этих радиоэлектронных средств без согласования. Такой импортер попадает в зону высокого риска.

Существуют также риски, связанные с неуплатой таможенных платежей. Это - занижение таможенной стоимости, подмена страны происхождения, товарного кода и тому подобное. Сейчас в Таможенном союзе установлены антидемпинговые, то есть защитные пошлины, на китайские подшипники (31,3-41,5 процента от стоимости. - Прим. авт.). Специальное расследование доказало, что демпингует на этом рынке Китай. Что делает незаконопослушный бизнес, желающий обойти эту запретительную пошлину? Он перебрасывает товар в другую страну, например, страну Юго-Восточной Азии. Там он получает документы этой страны и ввозит товар в Российскую Федерацию, меняя сведения о его происхождении. Мы оцениваем динамику импорта подшипников из различных стран мира и объемы производства. Это и есть исходный материал для анализа и выявления риска.

- Бизнес может и в других странах подшипники "перекрашивать"?

Вячеслав Голоскоков: А мы за всем процессом следим. Система управления рисками - это огромная сеть, со своими малозаметными для постороннего глаза индикаторами.

Сейчас нас беспокоит незаконный ввоз шин. Объемы этого рынка большие, многие страны участвуют в их производстве. На них установлена высокая пошлина, но диапазон цен на них большой и важно точно установить, что за шины ввозятся. Одно дело комплект резины для представительского автомобиля, а совсем другое - шины такого же размера, но другого производителя, из другой страны, для другого типа машин. Разница - в пять-десять раз. Большой соблазн для некоторых - ввезти дорогие шины под видом дешевых. Для наших аналитиков здесь все упирается в сбор данных.

Этим и занимаются подразделения таможенных органов, которые можно назвать таможенной разведкой. Наши сотрудники постоянно систематизируют сотни параметров, чтобы определить области рисков, расставляют индикаторы.

- Сколько уже у вас таких баз?

Вячеслав Голоскоков: Для выявления рисков используется более семидесяти источников информации, а также информация, полученная в рамках соглашений с иными федеральными органами исполнительной власти по обмену информацией. Общий объем информации составляет порядка 22 терабайт. Таможенные декларации всех участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) хранятся в наших базах с 1993 года и тоже используются при анализе.

В этого деревянного слоника преступники прятали героин. Не спрятали... Фото:РИА Новости www.ria.ru

- Рисковым может быть любой товар?

Вячеслав Голоскоков: Практически любой. В том числе это одежда, обувь, продукты питания. Представим ситуацию. Главный санитарный врач России запретил ввоз молочных продуктов из прибалтийской страны. А кто-то, несмотря на запрет, готов его ввозить и дальше в Россию. При этом он декларирует, что ввозит не молоко, а соки или сосиски.

Но таможня должна решение главного санитарного врача исполнить. Чтобы ни у кого не было возможности не только ввезти запрещенные продукты под собственным именем, но также и ввезти их под видом "прикрытия" - чипсов, зеленого горошка, напитков. Для этого выводим индикаторы, или, как их еще называют, "профили риска", и оперативно направляем в пункты пропуска для применения при пересечении товарами государственной границы. Поэтому, если наложен запрет на ввоз молока, то таможня проверяет и иные ввозимые товары, потому что определенная доля участников ВЭД может под видом одного товара везти другой товар.

- А если запрещенные к ввозу молоко, сыры или конфеты поедут в объезд, через Белоруссию или Казахстан, ведь внутренние границы Таможенного союза у нас открыты?

Вячеслав Голоскоков: Как мы действуем в рамках Таможенного союза? У нас уже организован регулярный обмен базами данных с белорусскими и казахстанскими коллегами. Формируется единая система с унифицированными рисками и методиками работы.

На эту тему прошло уже восемнадцать заседаний рабочей группы по управлению рисками при Объединенной коллегии трех таможенных служб. Ближайшая задача - до мая 2014 года создать центр мониторинга таможенных операций в ФТС России. В этом центре мониторинга будут анализироваться наиболее важные таможенные информационные ресурсы трех стран. Возможно, в перспективе, и все пункты пропуска на границе Таможенного союза будут интегрированы в единую информационную систему.

- Тайн у таможенников друг от друга нет?

Вячеслав Голоскоков: У российских таможенников с коллегами из стран Таможенного союза высочайший уровень взаимного доверия. Задача нашей Объединенной коллегии - повысить скорость реакции, сократить время, за которое можно прореагировать на оперативную ситуацию. Мы намерены в Таможенном союзе внедрить два типа анализа: оперативный, онлайн, в рамках которого будем анализировать все таможенные декларации, которые подает участник ВЭД. И так называемое ценовое исследование. Оно может длиться неопределенное время, например, при антидемпинговом расследовании - год и более.

- Ценовое исследование отвечает правилам ВТО?

Вячеслав Голоскоков: Вся система управления рисками на таможне - это требование ВТО. Бизнес считает возможным и необходимым получить вознаграждение за добросовестность, за законопослушное поведение. А эта система и есть инструмент вознаграждения за добросовестное декларирование.

Уже год в ФТС России действует так называемая система категорирования участников ВЭД. Это - отбор добросовестных импортеров и экспортеров, которых можно контролировать выборочно. Отраслевой, заявительный принцип мы применяем к крупным промышленным предприятиям - инвесторам, автопроизводителям, импортерам рыбы и мяса, экспортерам собственной продукции. Сейчас это 237 организаций, которые соответствует критериям, установленным соответствующими приказами ФТС России с учетом особенностей той или иной отрасли.

Еще одно новшество - это субъектно-ориентированное категорирование импортеров. Для принятия решения о применении упрощенных форм таможенного контроля здесь могут использоваться не только сведения о товарах, но и анализ того, каким образом конкретные компании ведут свою внешнеэкономическую деятельность. Таможенные истории всех компаний были проанализированы по определенным критериям, которые рассчитывались автоматически с использованием ЕАИС ТО - Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов. Учитывались также сведения от других государственных органов. Машина выдала вердикт: крупные и давно работающие на рынке компании редко идут на какие-либо ухищрения, так как беспокоятся о своей репутации и ритмичности работы.

- Категорирование бизнесу нравится? Или у системы есть минусы?

Вячеслав Голоскоков: Крупный бизнес оценил это новшество в полной мере. Сейчас в "зеленом секторе" с низким уровнем риска насчитывается более двух тысяч предприятий. В основном, это крупные, устойчиво работающие предприятия. Внешнеторговая деятельность им необходима для того, чтобы производить какой-то продукт, она встроена в производственные процессы. Они совершенно не заинтересованы в каких-то двойных схемах, связанных с занижением таможенной стоимости, искажением количества и номенклатуры товаров. Поэтому в отношении них установлен минимальный контроль.

- Две тысячи - это, наверное, мало, если учесть, что внешней торговлей занимаются около 80 тысяч фирм?

Вячеслав Голоскоков: Это на первый взгляд мало. На самом деле эти две тысячи компаний уплачивают 53 процента всех таможенных платежей. В соответствии с принципом Парето, 20 процентов усилий гарантируют 80 процентов результата. Здесь то же самое. Мы облегчили таможенный контроль для двух тысяч участников ВЭД, но они дают больше половины фискального результата.

- Однако большинство участников ВЭД не имеют вердикта о полной добропорядочности.

Вячеслав Голоскоков: Система будет совершенствоваться. Правительство Российской Федерации утвердило "дорожную карту", в которой эта цель прописана. В декабре 2013 года мы представим систему в обновленном виде. Участники ВЭД с низкой и высокой категорией риска будут "расщеплены" на пять категорий: стабильно низкий уровень риска, низкий, умеренный, высокий и очень высокий.

При анализе будет использоваться информация о деятельности участника ВЭД (период работы, задолженность перед таможенными и налоговыми органами, информация о совершенных административных правонарушениях и т.д.), которая войдет в состав, так называемого, "Электронного досье". На основе информации, содержащейся в "Электронном досье", будет производиться автоматическое категорирование участников ВЭД.

Программное средство сформирует на каждого из 80 тысяч участников ВЭД собственную электронную историю, которая и будет влиять на степень таможенного контроля.

- А когда начнете практическое использование досье на таможне?

Вячеслав Голоскоков: С 1 января 2014 года в режиме эксперимента, по отдельным пилотным зонам (как правило, мы экспериментируем на Северо-Западе и в Центральном федеральном округе) мы начнем эту систему внедрять. Потом распространим опыт на всю страну. Надо убедиться, что система работает эффективно.

Выявить организацию с высоким и очень высоким уровнем риска довольно легко. А что делать с тысячами компаний, которые пока попадают в категорию умеренного риска? Они ходят в середнячках, не выделяются ни в плохую, ни в хорошую сторону. Какие меры контроля к ним правильно применять? Будут ли они обременительны для бизнеса или для бюджета? Над этим всем мы сейчас работаем. Надо все учесть.

- А что при переходе в эти категории участники рынка должны делать? Какие-то заявления писать?

Вячеслав Голоскоков: Главное условие попадания в категорию низкого уровня риска - это стабильное исполнение законодательства. И не надо никаких заявлений писать. Мы автоматически высчитаем категорию, к какой относится участник ВЭД по объективным характеристикам.

- То есть компании даже знать не будут, по какому типу риска их на таможне проверяют?

Вячеслав Голоскоков: Нет, компания не знает, попадет ли ее товар под досмотр или нет. Но она должна знать, что если она соблюдает законодательство, то накапливает свою положительную таможенную историю. Это отражается в специальных базах данных. Следовательно, меры по контролю в отношении ее со временем уменьшатся, по мере накопления данных.

Система, повторяю, работает автоматически. И в этом важная антикоррупционная составляющая. Недобросовестная конкурентная борьба затрудняется, никто никому не может навредить. От инспектора на посту не зависит, к какому уровню риска будет отнесена компания. Таможенное досье участника рынка зависит исключительно от него самого.

- А что с фирмами-однодневками?

Вячеслав Голоскоков: Как боролись с ними, так и будем бороться. Не секрет, что из 80 тысяч участников ВЭД более 90 процентов приходится на предприятия, которые занимаются внешнеторговой деятельностью менее одного года. Это однодневки или действительно новые предприятия? Фирмы-однодневки будут подвергаться всем мытарствам, пусть не заблуждаются предприниматели, избравшие такой стиль "бизнеса". Это - запрос комплекта документов, их проверка, возможно, если мы будем подозревать в уклонении от уплаты таможенных платежей, досмотр грузов. В случае необходимости - отбор проб и образцов на экспертизу. Этого требует постоянное противоборство с нарушителями закона.

- На таком важном направлении нужны квалифицированные сотрудники. С кадрами нет проблем?

Вячеслав Голоскоков: У современных таможенников высокий уровень компетентности. По сути, можно говорить о новом поколении таможенников, IT-таможенников. Их практический опыт работы в таможенных органах лег на безупречное знание технологий. На данный момент в моем подчинении 62 человека, средний возраст которых 30-35 лет. На местах тоже есть соответствующие отделы.

Визитная карточка

Вячеслав Иванович Голоскоков, генерал-лейтенант таможенной службы.

До Главного управления рисков и оперативного контроля Федеральной таможенной службы работал начальником Приволжского таможенного управления. На этот пост он был назначен в сентябре 2007 года. Работал в Южно-Сахалинской таможне, где прошел все ступени таможенной службы, потом был начальником Сахалинской таможни, с мая 2006 года до сентября 2007 года исполнял обязанности начальника Дальневосточного таможенного управления.

"Стараюсь заниматься самообразованием, - рассказал он "РГ". - Один из моих любимых авторов - Эдвард Деминг, он создал теорию управления качеством. Его последователь Генри Нив написал об организации как системе. Мне близки идеи процессного подхода в управлении. По первому образованию я референт-переводчик, закончил Киевское общевойсковое училище в 1982 году. После училища воевал в Афганистане два года, потом служил на Дальнем Востоке. В 1994 году поступил на работу в таможенные органы. Закончил Российскую таможенную академию".

Справка "РГ"

Сегодня в России насчитывается 67,8 тысячи компаний-импортеров, из них в "зеленый сектор" входит 2120 юридических лиц, то есть 3 процента от общего количества.

Для них на этапе таможенного декларирования устанавливается сниженная степень таможенного контроля. Применение данной технологии позволило сократить количество проводимых таможенных досмотров в 3-4 раза, в результате чего доля досматриваемых партий товаров, перемещаемых компаниями, отнесенными к категории низкого риска, в среднем составляет менее одного процента. Сведены к минимуму случаи запроса дополнительных документов. Срок выпуска товаров таких компаний снизился в 2,5 раза и в среднем составляет 11,6 часа рабочего времени.

В пятницу, 25 октября, в России будут отмечать День таможенника. А сегодня в Москве открывается 14-я Международная выставка "Таможенная служба-2013".

Татьяна Зыкова