Сегодня 21 августа 2017 года
Для слабовидящих

Обзор публикаций (10.07 - 11.07.2012)

PDFПечатьE-mail

«Российская газета» 06.07.12г.

Укол импортом

Обострение конкуренции избавит нас от сырьевой зависимости

Вступление в ВТО России необходимо для продвижения и защиты своих товаров на мировых рынках и модернизации экономики, чтобы слезть, наконец, с сырьевой иглы. На эти и другие ключевые причины ссылались вчера участники пресс-конференции в "РГ", посвященной проблемам, перспективам и способам защиты наших производителей в условиях ВТО.

Критика вокруг ратификации Протокола некомпетентна, считает замначальника отдела товаров департамента торговых переговоров минэкономразвития Виктор Батанин, как и разглагольствования о "заговоре" против России, которая якобы попадает под каток импортных товаров и услуг. Он пояснил, что развитие событий зависит не от факта членства России в торговом клубе ( из него, кстати, ни одна из 155 стран еще не пожелала выбыть, а 30 новых государств хотят присоединиться), а от условий, которых Россия в нем для себя добилась.

А среди таких - сравнительно высокий уровень общей тарифной защиты, который в 2-3 раза выше, чем у развитых стран. И возможность повышения запретительных пошлин на "чувствительные" товары, использования госзаказа и субсидий, а также объективно обоснованных санитарных, фитосанитарных норм, технических регламентов и стандартов. "Так что о катастрофических последствиях для российской промышленности речи нет, а апокалипсические графики о триллионных убытках, миллионных потерях рабочих мест, которыми оперируют оппоненты, не имеют под собой экономических расчетов", - констатировал представитель минэкономразвития. Единственный внятный аргумент, по его мнению, это тот, что с учетом условий кредитования, налогового бремени российским компаниям будет трудно конкурировать в условиях ВТО с ведущими мировыми производителями. Но либерализация торговли, считает Батанин, даже на таком фоне - все равно во благо. "Практика последних десятилетий показывает, что никакой другой стимул, кроме как конкуренция, не заставит производителей шевелиться", - заметил Батанин. И привел пример шестилетней давности, когда на одной из конференций, посвященных обсуждению сценария вступления России в ВТО, представители ведущей отрасли предостерегали, что "нам бы еще лет пять-шесть - и мы будем готовы". "Шесть лет прошли, но в отрасли мало что изменилось, живет под опекой государства", - сказал Батанин.

Между тем, сослался он на другие позитивные примеры, за эти же годы во многих других секторах (мебельном, например) появились запросы от бизнеса понизить или вообще обнулить пошлины на высокоэффективное импортное оборудование, на котором можно производить конкурентные товары, которые можно предлагать не только внутреннему, но и внешним рынкам. "В этом плане, именно членство России в ВТО позволит максимально, с помощью антидемпинговых, компенсационных и других мер защищать российских производителей", - согласился директор информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский.

Более того, заострил он тему: Россия без ВТО уже не обойдется. "Мы исчерпали возможность роста, основанную на углеводородах. Надо производить все больше конкурентных товаров и услуг. Для этого нужны гарантии их доступа к рынкам. И благодаря ВТО мы их получим, - пояснил он, добавив: - В случае неприсоединения к торговому клубу негативные эффекты со временем будут только нарастать".

Впрочем, считает он, и максимальный экономический эффект от членства в ВТО Россия будет иметь только в том случае, если решится пойти по модернизационному пути. Главное, надо иметь в виду, подчеркивает эксперт, что правительство разработало ряд разноплановых мер, которые сгладят возможные риски для отдельных секторов "зон риска" - производителей сельхозтехники, некоторых видов молочной и животноводческой продукции. Эти риски теоретически могут возникнуть в течение 5-6 лет. "Но таких рискованных товарных позиций всего десятки по сравнению с сотней тысяч других позиций товарной номенклатуры", - подчеркнул Портанский. А Виктор Батанин напомнил об интеграционных планах России развивать зону свободной торговли со странами СНГ, предполагающую нулевые пошлины. В этом смысле та же молочная продукция из Белоруссии, которая свободно и без ограничений продается на прилавках российских магазинов, составляет значительно большую конкуренцию для национальных производителей, заметил он, чем аналогичные товары из третьих стран.

Директор Центра по изучению вопросов таможенно-тарифного и нетарифного регулирования Вячеслав Евсеев сообщил, что, присоединившись к ВТО, Россия получит возможность антидемпинговых защитных расследований. Но к ним менеджмент компаний, юридический корпус должен быть готов. "В США сегодня действуют 900 фирм в сфере прав международной торговли. В России - единицы", - предупредил Евсеев. Вместе с тем при вступлении России в ВТО, отметил он, потребителей ждет самый позитивный фактор - либерализация сферы услуг. Из 150 секторов Россия взяла на себя обязательства открыть рынок для 116 видов услуг. Среди них транспортные, банковские, строительные, образовательные, ретейл и многие другие. Это усилит конкуренцию, снизит конечные цены. Впрочем, Алексей Портанский прокомментировал возможное снижение цен без излишнего оптимизма. Правда, применительно не к услугам, а к товарам, по которым снижены ввозные пошлины. Есть опасение, что разницу цены в этом случае "съедят" либо дилеры, либо зарубежные производители, либо торговые сети. Все будет зависеть от того, насколько "зубасто" поведет себя Федеральная антимонопольная служба, расследуя дела о ценовых сговорах.

Журналисты между тем попросили прояснить вопрос о том, подписала ли Россия соглашение с ВТО по так называемым правительственным закупкам, предполагающее участие в тендерах иностранных компаний. Виктор Батанин ответил отрицательно. Хотя и не исключил, что в перспективе такое соглашение вполне может появиться.

Татьяна Зыкова, Александр Шансков, Сергей Михеев

«Российская газета» 06.07.12г.

Что ВТО-м портфеле?

Снизить риски от вступления во Всемирную торговую организацию поможет России Таможенный союз

Счет идет на дни: произойдет ли окончательное вступление нашей страны во Всемирную торговую организацию, или нет. Законодательную "чистоту" Протокола о присоединении сейчас проверяет Конституционный суд. На следующей неделе запланирована ратификация его в Госдуме.

О перспективах и вызовах, которые открываются перед Россией, о новых возможностях Таможенного союза и единого экономического пространства в эксклюзивном интервью "РГ" рассказал министр по торговле Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Андрей Слепнев.

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко говорит, что в связи с предстоящим вступлением в ВТО есть опасность, что на российский рынок хлынет низкокачественная контрафактная продукция. Прежде всего из Китая. Как вы это прокомментируете?

Андрей Слепнев: Проблема контрафакта у нас, к сожалению, не новое явление. Мы прекрасно помним, как работал, например, Черкизовский рынок. И наличие таможенного контроля на российско-казахстанской границе этому не мешало. Вопрос - в качестве работы контрольно-таможенных служб, слаженности их работы и эффективности взаимодействия на территории всего Таможенного союза.

Сейчас в рамках "тройки" выстраиваются механизмы, которые существенно снижают риски массового ввоза на территорию Союза низкокачественной и контрафактной продукции. С 17 июня введена система предварительного информирования о грузах, которые доставляются автотранспортом.

Импортеры обязаны предоставлять информацию о ввозимых товарах в электронном виде не позднее, чем за два часа до планируемого пересечения границы. Это позволит таможенным службам заранее оценить риски ввоза конкретных товаров. Для таможенных служб всех трех государств будет создана единая информационная база по перемещаемым грузам. Таким образом, импорт автотранспортом, в том числе и из близлежащих иностранных портов, станет более прозрачным, а давление на законопослушных импортеров снизится.

Очевидно, что усиления контроля недостаточно, если не существует понятных и четких критериев "качества" импортируемых товаров. Наше законодательство в части требований к безопасности продукции соответствует международным нормам, страны Таможенного союза вырабатывают единые технические регламенты, они уже есть на большинство видов продовольствия. При этом таможенный контроль не должен заменять работу контролирующих служб на внутренних рынках, их работу с дистрибуторами и компаниями розничной торговли.

То есть можно не волноваться?

Андрей Слепнев: Нет реальной угрозы внезапного резкого роста ввоза контрафактной или опасной для здоровья продукции, ни с формированием Таможенного союза, ни с присоединением к ВТО. Управление подобными рисками - это, по сути, ежедневная работа таможенных и контрольных служб.

И все же после присоединения ко Всемирной торговой организации их работу придется вести по новым стандартам. Если продолжать тему ограничения импорта, то, согласно правилам ВТО, важно точно определить объект запрета на ввоз и подробно обосновать необходимость таких санкций. Скажем, нельзя будет ограничить ввоз из Евросоюза всех видов мяса. Необходимо четко указать, на какие именно виды продукции это распространяется, из каких стран, с каких предприятий, и обосновать претензии.

А как страны "тройки" могут защищаться в рамках ВТО - сообща или порознь?

Андрей Слепнев: У них будут все возможности отстаивать свои интересы, используя как ресурсы и инструменты Таможенного союза, так и Всемирной торговой организации. При этом защитные меры будет вводить Евразийская экономическая комиссия на всей территории Союза. Другие меры страны смогут принимать самостоятельно. Это будет очень гибкая позиция, которая позволит минимизировать риски в связи с вступлением в ВТО.

Например, из числа мер, которые будут применяться на уровне Союза, могу назвать антидемпинговые расследования и введение специальных защитных мер. Это действенный инструмент защиты собственного рынка. Но раньше такими расследованиями каждая страна занималась сама, теперь их проводит Евразийская экономическая комиссия, а результаты расследования и принимаемые защитные меры действуют на всей территории Союза.

Недавно мы завершили первое такое расследование по законодательству Таможенного союза. Оно касалось демпингового импорта полимерного проката из Китая, теперь на этот вид продукции из КНР наложены существенные пошлины. Образовавшийся спрос смогут удовлетворить производители стран Союза. А это - и сохранение рабочих мест, и налоги.

Расскажите о "кухне" Евразийской экономической комиссии. Это своеобразное правительство "тройки", наднациональный орган. А как вы принимаете решения, если между странами возникают противоречия?

Андрей Слепнев: В Коллегию входят девять человек, по три - от каждой страны. Решения обычно принимаются консенсусом. Теоретически некоторые вопросы могут быть приняты и двумя третями голосов, но на практике мы стараемся не создавать такого прецедента и принимать решения только консенсусом.

При этом каждый член коллегии (министр) представляет не столько страну, сколько свой блок работы: промышленность и сельское хозяйство, финансовые рынки, торговлю, и т.д. И при обсуждении вопросов мои коллеги чаще занимают позиции не по национальному, а по профессиональному признаку.

Конечно, при обсуждении комплексных и чувствительных вопросов дискуссии не просто неизбежны, но и крайне необходимы, чтобы принятое решение было жизнеспособным и полезным. У нас есть несколько форматов работы, которые позволяют снять противоречия. Так, самые принципиальные вопросы - тарифы, пошлины по наиболее чувствительным товарам и отраслям - обсуждаются на Совете Евразийской экономической комиссии, где каждая страна высказывает свою позицию, а Совет пытается эти позиции сблизить. Когда это не удается, вопрос выносится на суд премьеров. Если и им не удается достичь компромисса, ищем дальнейшие решения. Этим обеспечивается глубокая проработка и высокое качество принимаемых в итоге решений, решения комиссии признают и соблюдают.

Эксперты говорят, что пока наибольшие выгоды от Таможенного союза получила Белоруссия. Это так?

Андрей Слепнев: За прошлый год Белоруссия увеличила свою долю в российском и казахстанском импорте примерно на 15 процентов. Российский бизнес показал наибольший рост именно на российско-казахстанском направлении. Так, доля России в импорте Казахстана увеличилась на 30 процентов как за счет развития стратегических торговых отношений, так и активного приграничного сотрудничества, которое получило существенный импульс к расширению. Динамика казахстанской торговли более скромная.

Чем объясняется такой рост экспорта товаров из Беларуси?

Андрей Слепнев: Белорусский экспорт более диверсифицирован и в большей степени ориентирован на рынки стран Союза. В нем более значительную долю составляет готовая промышленная продукция. Кроме того, Минск более агрессивно продвигает свои товары. К тому же, не стоит забывать, что девальвация национальной валюты Беларуси также повысила конкурентоспособность их продукции и помогла нарастить экспорт.

Но Россия тоже показывает серьезные успехи в развитии торговли внутри Таможенного союза. За счет интеграции рынок для наших товаров увеличился в общей сложности на 30 миллионов человек, причем структура потребления в странах-партнерах похожа на российскую. Увеличение емкости рынка дает нам еще одно преимущество - он становится более привлекательным для инвесторов. При этом многие выбирают местом своей дислокации Россию как наиболее крупную экономику внутри этого объединения. Ну а в целом, благодаря Таможенному союзу, более устойчивую базу для сегодняшнего и для будущего развития получают все страны "тройки".

Много разговоров о "второй волне" кризиса. Как она повлияет на наше объединение?

Андрей Слепнев: Конечно, кризис - это глобальное явление, влияющее на всех. Но наш интеграционный проект как раз может быть одним из тех лекарств, которое позволяет легче переживать подобные шоки за счет развития кооперации, дополнительной стабильности на рынке. Сужаются возможности для торговли в Европе, но расширяются внутри нашего Союза. Большую лодку раскачать труднее. Я думаю, что опасения развития кризиса говорят в пользу дальнейшего углубления региональной интеграции.

Таможенный союз будет расширяться? За счет каких стран?

Андрей Слепнев: Пока есть одна заявка - от Киргизии. Создана специальная рабочая группа для всестороннего анализа последствий присоединения Киргизии к Таможенному союзу, насколько быстро будет идти ее работа, зависит от множества факторов.

Мы должны понимать, что экономики стран, регулятивная среда существенно различаются. Гармоничное и взаимовыгодное объединение потребует от Киргизии определенных шагов. Надо четко понимать все риски, которые могут возникнуть как для экономик стран Таможенного союза, так и для киргизской экономики. И если говорить о наших ближайших планах, то они, наверное, все-таки связаны углублением интеграции между странами Союза.

Направления развития единого экономического пространства запрограммированы в наших соглашениях, по многим ключевым моментам установлены конкретные сроки. Главная задача - формирование к 1 января 2015 года Евразийского экономического союза. Важная часть нашей работы - формирование в перспективе единого всеобъемлющего договора. Сейчас необходимо проанализировать принятые решения с учетом практического опыта работы и сделать из них непротиворечивый комплексный документ вроде Таможенного кодекса. В этом году должны быть подготовлены соглашения по общим правилам доступа к инфраструктуре, по антимонопольной политике. Со следующего года странам предстоит согласовывать макроэкономические показатели, определяющие устойчивость экономического развития - дефициты бюджетов, госдолг, инфляцию.

Но понятно, что Белоруссия не сможет выдержать такую же планку по дефициту и госдолгу, как Россия. Тогда какой смысл устанавливать ограничения?

Андрей Слепнев: Жизнь, конечно, гораздо богаче любых документов. Но тем не менее такое соглашение, надеюсь, станет мягкой основой для принятия единых решений. Потому что мы не можем допустить таких экономических проблем, как в Европе. При тесной интеграции, взаимопроникновении различных институтов, проблемы одной страны очень быстро становятся общими.

А когда мы сможем перейти к единой валюте?

Андрей Слепнев: Изучая опыт Греции, надо очень внимательно относиться к анализу последствий введения единой валюты. Как показала практика, это гораздо более чувствительный вопрос, чем иной раз кажется.

Необходимо также понимать, что экономики России, Казахстана, Белоруссии - разные не только по объему, но и по структуре. Например, если нефть растет в цене, то для России и Казахстана это хорошо, их валюты дорожают. Но белорусский рубль в таком случае должен дешеветь, поскольку дорогая нефть приводит к росту издержек и снижению конкурентоспособности белорусской экономики. Возникает противоречие: если мы вводим единую валюту, то, как ее курс будет отражать реальное состояние экономик наших стран?

В этом направлении интеграции надо двигаться максимально аккуратно. Наверное, для начала - расширять взаимную торговлю в национальных валютах, развивать систему сближения курсовой политики. Посмотреть, какие результаты такая политика даст, и постепенно двигаться дальше.

Перспективы

Комиссия начинает переговоры о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Что дает этот режим? И с какими еще странами могут быть такие соглашения?

Андрей Слепнев: В целом такой режим позволяет беспошлинно ввозить товар на территорию страны и снимает другие ограничения по доступу на рынок: например, по режиму инвестиций, доступу к госзакупкам и стратегическим проектам правительств. Соответственно, для вьетнамских производителей облегчается работа на территории Таможенного союза. А для российских, белорусских, казахстанских - во Вьетнаме и в целом в перспективном Азиатско-Тихоокеанском регионе. Для бизнеса это означает получение новых заказов, создание новых рабочих мест. Для потребителя - снижение цен, больший выбор товаров и услуг. С Вьетнамом мы завершаем подготовительную работу. Возможно, на саммите АТЭС в сентябре будет объявлено о начале переговоров.

Также, мы ведем консультации о возможности подобного соглашения с Европейской ассоциацией свободной торговли, куда входят Исландия, Швейцария, Норвегия и Лихтенштейн, и с Новой Зеландией. Всего же с предложениями о переговорах по зонам свободной торговли на нас вышли 35 стран. И мы будем пытаться максимально быстро продвинуться там, где есть наиболее понятные интересы для стран Таможенного союза.

И какие направления, по вашей оценке, приоритетные - восточное или западное?

Андрей Слепнев: Мы придерживаемся принципа многовекторности. Конечно, мы уделяем большое внимание Азиатскому региону, где сформировался центр будущего экономического роста. На наш взгляд, было бы недальновидно упустить возможность и не включиться в этот процесс, тем более что Россия входит в АТЭС. Кстати, в Азиатском регионе на протяжении многих лет взаимодействие строится на системе соглашений о зонах свободной торговли. А вход в этот регион автоматически подразумевает наличие подобных связей.

Но нам очень важны и стратегические отношения с ЕС. Постепенно мы рассчитываем выйти на режим зоны свободной торговли. Правда, пока это все-таки вопрос перспективы - и по экономическим причинам, и по многим другим, включая отношения между ЕС и Белоруссией. Наконец, в течение нескольких ближайших месяцев должна быть завершена ратификация Договора о зоне свободной торговли в СНГ.

Елена Кукол

«Российская бизнес-газета» 10.07.12г.

Охота на взятку

Президент "ОПОРЫ России" Сергей Борисов презентовал на заседании в минэкономразвития Антикоррупционную хартию российского бизнеса. Требование о разработке актикоррупционной хартии, напомним, содержится в Национальном плане противодействия коррупции на 2012-2013 годы. Со стороны бизнеса план выполняется успешно: документ уже подписали 77 компаний, среди которых как промышленные гиганты, так и юридические и консалтинговые компании.

Участники Хартии, в числе которых РСПП, ТПП РФ и "Деловая Россия", обещают "всемерно содействовать тому, чтобы коррупционные действия вне зависимости от форм и способов их осуществления не только были наказаны по закону, но и сопровождались широким общественным осуждением и неприятием коррупции как социального порока". Сам документ полностью вписывается в догматы непереводимого на русский язык понятия compliance. Условно говоря, это свод правил для компании, своеобразный кодекс чести.

Хартия полностью отвечает этим требованиям. В частности, она предполагает внедрение в практику корпоративного управления антикоррупционных программ и других мер антикоррупционной корпоративной политики. Результаты проводимой политики руководство должно постоянно мониторить и анализировать. Среди конкретных мер: эффективный финансовый контроль (проверка всевозможной отчетности), обучение кадров и контроль за персоналом (пойманных на взятке решено гнать взашей), коллективные усилия и публичность (компания должна не просто отказаться от борзых щенков, но и оповещать об этом всех при каждом удобном случае). Выстраивать свои отношения с партнерами и контрагентами следует в соответствии с антикоррупционными принципами (про откаты как форму взаиморасчетов забываем в принципе).

"Указанные правила должны предусматривать отказ от предложений или получения подарков и оплаты расходов, когда подобные действия могут повлиять (или создать впечатление о влиянии) на исход коммерческой сделки, конкурса, на принятие решения государственным органом или должностным лицом.

В иных случаях компании строго придерживаются установленного ими порядка передачи и получения подарков, оказания знаков гостеприимства, оплаты услуг, основанного на принципах прозрачности, добросовестности, разумности и приемлемости таких действий", - гласит документ. Но не поясняет, что подразумевается под "иными случаями".

Отдельная статья Хартии (8-я) посвящена прозрачным и открытым процедурам закупок. Компании обещают использовать "в качестве приоритетного способа осуществления закупок товаров, работ и услуг открытые формы торгов и иных закупочных процедур". Рассматривать споры, связанные с нарушением положений Хартии, будут Объединенная комиссия по корпоративной этике при РСПП, Центр общественных процедур "Бизнес против коррупции", Объединенная служба медиации при РСПП, Коллегия посредников при ТПП РФ и иные органы. Провинившимся планируется на год приостанавливать членство в Реестре участников Хартии, а нераскаявшихся и вовсе исключать.

Член правления "ОПОРЫ России" Дина Крылова презентовала доклад об основных причинах и видах коррупции и о самых уязвимых сферах экономики. По ее словам, средний и малый бизнес больше всего страдает от низовой и горизонтальной коррупции, связанной с круговой порукой чиновников. "Две трети предпринимателей являются жертвами коррупции, и не более трети - ее инициаторами. Предметом коррупции часто выступает доступ к законным правам - к тому, что предприниматель и так должен получить по закону. Для большинства предпринимателей коррупция - чистые издержки", - уверена Дина Крылова. Конечно, сохраняется и классическая коррупция в форме взаимовыгодной сделки, но в основном предприниматели жалуются на вымогательство и создание чиновниками излишних бюрократических препон с целью "получить на лапу". В результате бизнес вынужден выполнять условия более влиятельных структур. Это напрямую влияет на инвестиционный климат в стране, так как повышение коррупции на 1% приводит к снижению прироста фирм на 3%.

При этом Крылова добавила, что взятка, которая чаще всего ассоциируется с коррупцией, не единственный и не основной коррупционный фактор. Многие коррупционные схемы вообще обходятся без прямых взяток и носят характер взаимовыгодной сделки с предоставлением определенных преференций или ухода от ответственности. Несмотря на это, самое строгое наказание положено именно за "конверт с деньгами". За его получение - 15 лет, а за дачу взятки - 12. Зато за превышение служебных полномочий или за злоупотребление должностным положением санкции существенно мягче (максимум 6 и 10 лет соответственно), а грамотный адвокат и вовсе может "скостить" срок до условного.

Чтобы исправить ситуацию, Дина Крылова предлагает тщательнее анализировать такие дела, а также устранить волокиту при обращении бизнеса в госструктуры. Ну и естественно, органам власти и бизнесу необходимо налаживать более тесное сотрудничество и вырабатывать компромиссные решения. Впрочем, о таком развитии событий так или иначе говорили все выступающие.

В свою очередь председатель Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявила, что важнейшим фактором противодействия коррупции может и должно быть стремление бизнеса к честной и добросовестной конкуренции. "Сегодня нередки случаи, когда преобладают желания за счет бюрократического влияния приобрести недобросовестные привилегии", - отметила она. Также депутат отметила, что мотивация бизнеса, значимость и ценность деловой репутации как факторы успеха и престижности будут все больше и больше обретать главенствующее значение в современном обществе. Также она предложила создать реестр недобросовестных компаний, замешанных в коррупционных схемах. "Нужно, чтобы эта информация была публичной и сразу доводилась до делового сообщества. Понятие деловой репутации должно капитализироваться. Кроме того, принцип увольнения по утрате доверия также действенный инструмент борьбы с коррупцией. Это хуже, чем клеймо", - убеждена она. По мнению Яровой, бизнесу вообще стоит энергичнее отстаивать свои позиции и активно участвовать в антикоррупционной экспертизе законопроектов. Яровая, кстати, предлагает направлять на такую экспертизу все поголовно законопроекты, и особенное внимание следует уделить подзаконным актам к ним. "Дьявол кроется в деталях, а основное зло часто несут не сами законы, а подзаконные акты", - добавила она.

Елена Березина

«Российская бизнес-газета» 10.07.12г.

Бумагу все терпят

В Иркутске прошел всероссийский семинар-совещание руководителей и сотрудников информационно-технических служб таможни.

Главная тема - автоматизация работы. Вступление России в ВТО потребует от таможенных органов обеспечения профессионального администрирования. В связи с этим таможня активнее внедряет современные информационные технологии - интернет-декларирование, предварительное информирование, удаленный выпуск товаров и транспортных средств. Почти 100% деклараций уже подается в электронном виде. Однако участники ВЭД отмечают большой объем дополнительных документов, необходимых при экспорте и импорте товаров. Так сколько "бумажных" документов надо прикладывать к декларации?

Петр Баклаков, начальник Управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля Федеральной таможенной службы: Это зависит от вида и категории перемещаемого товара. Таможенным кодексом Таможенного союза установлено тринадцать видов документов, которые должны быть представлены при декларировании. Это общемировая практика - для подтверждения сведений, указанных в таможенной декларации, должны быть представлены документы. На их основании заполняется декларация. В основном это стандартные документы, которые оформляются при каждой сделке, - контракт, инвойс, транспортная накладная и т.д. Мы следуем этому стандарту. Но "бумажные" документы мы требуем в исключительных случаях, при электронном декларировании достаточно их электронных копий.

Но есть отдельный вид документов - документы, которые подтверждают следование запретам и ограничениям. Сейчас мы сокращаем количество таких документов, которые должны быть представлены при декларировании. Эта тенденция напрямую связана с развитием межведомственного взаимодействия. Но в целом отказаться от оформления таких документов нельзя. Этот элемент государственного контроля связан с безопасностью ввозимых товаров, выполнением международных обязательств. Система запретов и ограничений в сфере внешней торговли есть в любой стране. И одна из главных задач таможенных служб - контроль товаров, которые попадают под запреты и ограничения.

РБГ: Работают ли такие ограничения на территории Таможенного союза?

Баклаков: Разумеется, с начала 2010 года. Хочу подчеркнуть: установление запретов и ограничений - это не компетенция Таможенной службы. Мы контролируем исполнение. В каждом государстве есть ведомства, которые определяют товары, требующие особого контроля при ввозе и вывозе, а также выдают на них документы. В России таких ведомств четырнадцать.

- Они выдают свыше сорока типов документов, которые требуются по законодательству, чтобы товар пересек границу.

РБГ: Некоторые эксперты предлагают отказаться от валютного контроля на границе. Вы как к этому относитесь?

Баклаков: Мне трудно оценить вопрос, связанный с валютным регулированием, это прерогатива Минфина России. На наш взгляд, контроль за перемещением денежных средств необходим. В настоящее время состояние бизнеса в нашей стране таково, что этот вопрос не может саморегулироваться экономическими механизмами - таможенная служба фиксирует много нарушений. В предыдущие годы отмечались нарушения, связанные с вывозом капитала по поддельным таможенным декларациям. Либерализация в этой части может усилить незаконный отток капитала.

РБГ: Много ли вы фиксируете поддельных документов?

Баклаков: Только в прошлом году мы выявили семь тысяч поддельных и недействительных документов, которые участники ВЭД представили таможенным органам. Зафиксировано свыше десяти тысяч паспортов сделок, которые отсутствовали в нашей информационной системе, данные в которую в этой части поступают от банков. Как видите, факты говорят о том, что отдельные участники ВЭД продолжают пытаться обмануть государство.

Информационные технологии должны повысить эффективность контроля за счет более быстрой и точной проверки сведений и документов, а также проверки законности перемещения товара. Когда инспектор проверяет декларацию и прилагаемые документы, он пользуется информационной системой, но при этом принимает решение единолично. Мы надеемся выйти на автоматический выпуск, а инспектор будет подключаться к процессу только в случае нестандартной ситуации.

РБГ: Насколько эффективно работает система межведомственного электронного взаимодействия?

Баклаков: Пока об этом говорить рано. Во всяком случае в области запретов и ограничений. Только этой весной были подписаны соответствующие технологические карты межведомственного взаимодействия с 14 федеральными органами исполнительной власти, которые планируют в электронной форме предоставлять нам сведения о выдаваемых ими разрешительных документах.

ФТС России давно выступала с инициативой заключения межведомственных соглашений, согласно которым ведомства должны будут передавать нам информацию о соответствующих документах, которые они выдают участникам ВЭД.

В этом году благодаря поддержке правительства работа активизировалась и нам удалось согласовать документы со всеми ведомствами. В предыдущие годы мы работали с минпромторгом, Росздравнадзором. Информационные системы этих ведомств позволяли предоставлять нам необходимую информацию. Сегодня осуществляется техническая реализация принятых решений, которая должна завершиться в конце нынешнего года. Вот тогда и можно будет говорить об организации межведомственного взаимодействия как таковом.

РБГ: Какие планы в этом направлении у ФТС России?

Баклаков: Для начала надо организовать процесс так, чтобы ведомства передавали друг другу информацию. Второй момент - надо тестировать эту систему с точки зрения ее применения при таможенных процедурах. Помимо межведомственного взаимодействия мы модернизируем нашу информационную систему, чтобы она могла работать с этой информацией. После того как мы поймем, что система заработала, мы издадим правовой акт таможенной службы, где будет предусмотрен отказ от предоставления документа как на бумаге, так и в электронном виде. Пока это планируется сделать только в России, если брать в целом территорию Таможенного союза.

РБГ: А как это происходит в других странах Таможенного союза?

Баклаков: Насколько мне известно, там происходят аналогичные процессы. Но говорить о каком-то единообразном подходе пока не представляется возможным.

РБГ: Какое количество разрешительных документов на бумажном носителе выдается уполномоченными органами сегодня?

Баклаков: Всего, как уже сказано, ведомства выдают сорок типов разрешительных документов. Причем один и тот же товар при ввозе или вывозе может попадать под применение различных норм, которые ограничивают его перемещение либо оборот на российской территории.

Например, для соблюдения валютного законодательства должен быть представлен паспорт сделки. Высокотехнологичная продукция при ввозе помимо стандартного набора документов - инвойса, паспорта сделки, контракта, иных товаросопровождающих документов - должна сопровождаться сертификатом соответствия или декларацией соответствия. Если товар подлежит экспортному контролю, должны быть соответствующие лицензия или разрешения Федеральной службы по техническому и экспортному контролю.

В среднем к декларации должно прилагаться 7-8 документов. Но это общий случай, когда товар не имеет ограничений. Если товар подпадает под систему запретов и ограничений, то количество прилагаемых документов увеличивается.

РБГ: Какие мероприятия по отказу от предоставления документов в отношении паспорта сделки уже осуществлены ФТС России?

Баклаков: Мы организовали информационное взаимодействие с Банком России. Теперь в режиме on-line мы получаем информацию о паспортах сделок. Нам это позволило сделать первый шаг: мы отказались от требования предоставлять паспорт сделок при экспорте продукции, с которой не взимаются экспортные пошлины.

Внимательно анализируя текущую ситуацию, мы видим, что отказ от предоставления этой бумаги не повлиял на организацию самого валютного контроля, но он упростил жизнь участникам ВЭД, которые теперь не предоставляют паспорт сделки таможенным органам. Аналогичные мероприятия мы планируем осуществить в начале IV квартала 2012 года - отказаться от паспортов сделок в отношении всех перемещаемых товаров.

РБГ: В последнее время мы слышим, что много капиталов уходит за рубеж. Таможня может приостановить этот процесс? Путем валютного контроля?

Баклаков: Отток капитала - результат экономической ситуации, которая существует в стране. Мы действуем в рамках своих полномочий и в рамках функций, которые для нас установлены. Таможня контролирует выполнение валютного законодательства при перемещении товаров. Мы привлекаем к административной ответственности тех, кто нарушает валютное законодательство в этой части.

РБГ: Деньги в чемоданах не вывозятся?

Баклаков: Порой ввозятся и вывозятся и в чемоданах, и в рюкзаках. Произошла либерализация перемещения денежных средств физическими лицами. На сегодняшний день декларировать перемещаемые деньги должен тот гражданин, кто вывозит свыше десяти тысяч долларов. Никаких подтверждающих документов, откуда средства и с какой целью ввозятся или вывозятся, предоставлять таможенным органам сейчас не надо. Необходимо только заполнить дополнительный формуляр пассажирско-таможенной декларации, где обычно граждане указывают, что деньги предназначаются для покупки жилья. Проверять, насколько правдиво заполнено это поле, таможня не уполномочена.

В совокупности вывоз капитала физическими лицами достигает больших сумм - счет идет на десятки миллиардов рублей в эквиваленте. Есть факты, когда пассажиры декларируют по пять, семь миллионов долларов. Мы в обязательном порядке информируем о таких фактах компетентные органы, но не можем запретить перемещение денежных средств, поскольку такими полномочиями не обладаем.

Елена Шмелева

«Коммерсант» 10.07.12г.

Таможне указано не болеть за державу

Минэкономики и бизнес против усиления регулирования бизнеса таможенных операторов

Минэкономики опубликовало отрицательное заключение на разработанный Федеральной таможенной службой проект постановления правительства, регулирующий рынок таможенных операторов. ФТС намеревается сохранить за собой избыточный контроль над околотаможенным бизнесом: разработанный ей документ де-факто дает службе право произвольно ограничивать присутствие на рынке неугодных ей игроков. Аналогичные попытки поддерживать таким образом ФГУП РОСТЭК служба предпринимала и ранее — планы по его приватизации ей не мешают.

Минэкономики изучило в рамках ОРВ подготовленный ФТС проект постановления правительства об утверждении требований к таможенным операторам, гарантирующим уплату таможенных платежей, и порядка организации их взаимодействия с плательщиками таможенных пошлин и самой ФТС. Претензии Минэкономики к разработке таможенников достаточно серьезны — отрицательное заключение об оценке регулирующего воздействия документа включает в себя шесть пунктов, по которым идеи ФТС не могут быть поддержаны.

Так, Минэкономики констатирует, что по закону о таможенном регулировании порядок взаимодействия службы с операторами и плательщиками пошлин определяет только правительство. Предлагаемый же таможенной службой проект постановления фиксирует лишь "принципы" такого взаимодействия, оставляя всю конкретику "уполномоченному органу" (то есть самой ФТС). Также служба требует, чтобы деятельность операторов не была "приостановлена в порядке, предусмотренном КоАП",— но как доказать отсутствие такой приостановки, не сообщает, что "может привести к возникновению административных барьеров". Норма об "осуществлении операторами таможенных платежей уставной деятельности не менее трех лет" вызывает вопросы у РСПП — Минэкономики согласилось, что она "требует дополнительного обоснования".

Спорным стал и пункт проекта ФТС, который обязывает операторов соответствовать установленным "требованиям к организации информационного обмена, а также к программно-аппаратному комплексу" для такого обмена. Против этого пункта в процессе консультаций по ОРВ выступило ООО "Таможенная платежная система" — его представитель настаивал на том, что таким требованиям должны соответствовать не операторы, а сами программно-аппаратные комплексы. Еще одна претензия — данный пункт "подразумевает открытый перечень требований" и "может создать барьеры" вплоть до отстранения операторов от работы.

Представители бизнеса требовали конкретизировать и объем банковской гарантии уплаты пошлин. ФТС определила его как "не менее 200 млн руб.", но в РСПП отмечают, что "нет четких критериев того, кем, как будет определяться данная сумма". По мнению РСПП и союза производителей нетканых материалов "Р.И.Т.М." (также учтены Минэкономики), "размер надлежащих банковский гарантий... будет различным для юридических лиц..., создавая для них неравные условия". Того же рода претензии вызвало и оговоренное ФТС право "запрашивать различные документы и сведения": по мнению Минэкономики, перечень "различных" документов должен быть закрытым.

Отметим, что де-факто Минэкономики пытается заблокировать очередную попытку ФТС сохранить за собой контроль над рынком таможенных операторов. Напомним, в январе 2009 года служба пыталась разорвать отношения с тремя поручителями уплаты таможенных платежей — "Таможенной картой", Национальной ассоциацией таможенных брокеров и Советом ветеранов таможенной службы — в пользу единственного аффилированного с ФТС ФГУП РОСТЭК (конкуренты ФГУПа отстояли свои права в суде, см. "Ъ" от 12 января и 5 февраля 2009 года). Весной 2012 года жалобы бизнес-сообщества на монополизм РОСТЭК на рынке околотаможенных услуг были услышаны уже премьером Владимиром Путиным: по итогам последнего заседания набсовета АСИ 3 мая он дал поручение разработать "проект нормативного акта, предусматривающего исключение возможности осуществлять предпринимательскую деятельность в области таможенного дела подведомственным и зависимым от ФТС организациям".

Впрочем, позднее руководитель главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля Владимир Ивин в интервью "Ъ" на вопрос о ликвидации РОСТЭК ответил, что приватизация или реорганизация ждет все ФГУПы, "так что РОСТЭК находится в общем тренде", однако настаивал на том, что "РОСТЭК — успешно работающее предприятие", которое "приносит прибыль государству".

Олег Сапожков

ИА «Карго.ру» 10.07.12г.

Кто виноват?

Околотаможенная общественность живо обсуждает возможные последствия революционных нововведений на таможне, которые были разработаны «мозговым центром» Владимира Путина – Агентством стратегических инициатив.

Прежде всего, у людей, знакомых с практикой деятельности отечественной таможни возник вопрос, а откуда же в преамбуле описания «таможенной революции» взялись столь удручающие цифры. Собственно весь порыв реформаторов исходит из того, что для пересечения товаров таможенной границы таможенного союза необходимо в среднем аж тридцать шесть суток. Данные эти были взяты из исследования Всемирного банка, а уж откуда их взял сам Всемирный банк – никому доподлинно неизвестно. В разговорах между собой бывалые брокеры и декларанты пожимают плечами и просят пояснить – что же входит в этот месяц с лишним «таможенных мытарств»? Если речь идет и о сроках транспортировки товара - то такое сравнение просто некорректно. Для того чтобы просто доставить новозеландскую баранину из Веллингтона в Санкт-Петербург - можно затратить и больше времени. И дело тут не в зверствах российской таможни – а всего лишь в огромных расстояниях. Да и внутри нашей страны расстояния во многом измеряются днями пути и совершенно несправедливо включать в срок таможенного оформления продолжительность перемещения контейнера по железной дороге от, например, Владивостока до того же Санкт-Петербурга. Предки оставили нам огромную страну и никакие – даже самые новаторские реформы пока не могут кардинально увеличить скорость подвижного состава.

Более того, даже во время перемещения грузов по необъятным океанским просторам или по не менее длинным российским дорогам – грамотный декларант вполне может провести ряд действий, направленных на выпуск товара. Конечно, часть таможенных операций требует непосредственного физического присутствия товаров. Применение мер нетарифного регулирования вызывает необходимость проведения исследований и экспертиз, а они согласно действующим ГОСТам не могут быть закончены в суточные сроки.

Также, сроки нахождения товаров на складах временного хранения (а, следовательно, и связанные с этим финансовые потери) можно существенно сократить за счет грамотного применения уже действующего таможенного законодательства.

Во-первых, даже без предъявления сертификата на товары – он может быть выпущен. Для этого достаточно воспользоваться статьей 219 ФЗ-311 «О таможенном регулировании в РФ», которая позволяет декларанту обратиться с мотивированным заявлением в таможенный орган. Рассмотрев данное заявление, таможенники могут отложить процедуру проверки лицензий, сертификатов, разрешений или других документов, которые подтверждают соблюдение ограничений на срок до 45 дней. Более того, согласно духа и букве закона, кроме мотивированного обращения декларанта более никаких документов не требуется, и именно это обращение и будет являться законной основой для выпуска товаров с недооформленными документами. Конечно, такие условно выпущенные товары не могут быть отчуждены, но, по крайней мере, они будут храниться уже на обычном складе, а не на СВХ с их, мягко говоря, недешевыми тарифами. Сразу оговоримся, что правоприменительная практика с условным выпуском может гулять и разниться от таможни к таможне. Но сообщество декларантов вполне может обмениваться между собой информацией и выбирать места для декларирования, где практика условного выпуска складывается в удачную для них сторону. Также профессиональное сообщество может проанализировать судебную практику по таким прецедентам и выработать единый взвешенный подход, то есть заняться тем, что называется «лоббированием». Вторым реально действующим способом ускорения выпуска является выпуск товаров под обеспечение уплаты таможенных платежей. Именно за счет введения поголовного обеспечения пошлин и налогов Агентство стратегических инициатив желает кардинально сократить сроки выпуска товаров.

Но взглянем правде в глаза – а кто сейчас мешает таможенным представителям и декларантам пользоваться этим способом? Собственно причина только одна – нежелание связываться с банками и тратить время и средства для получения финансовой гарантии. Процедура эта не так проста, как кажется и во время нее банковская служба безопасности пристально под микроскопом изучит все ранее происходившие движения на расчетных счетах. А вот эти «скелеты в шкафу» многие декларанты и не хотят выставлять на белый свет. Но зато и выпуск товаров под обеспечение вполне позволяет ввести импортированные товары в легальный хозяйственный оборот. Сокращение сроков выпуска с использованием этой технологии позволить продавать товары, что называется «с колес» и увеличивать оборачиваемость капиталов.

Таким образом, даже при существующем таможенном законодательстве, на организацию импортной поставки можно затратить сравнительно небольшое время, гораздо скромнее, чем обозначенное «экспертами Всемирного банка». Давайте посчитаем. Само заключение внешнеэкономического контракта с использованием факсимильной техники займет не более суток. В том случае, если суммы контракта предполагается большая, то еще сутки максимум уйдут на оформление паспорта внешнеторговой сделки. Пока иностранный контрагент упаковывает товар и производит экспортную таможенную очистку на территории страны отправления – грамотный декларант не спеша готовит декларацию и начинает процедуру предварительного информирования. Даже при неторопливых движениях опытный декларант составит декларацию на товары за сутки. Итого трое. Около двух суток уйдет на пересечение судном таможенной границы. Собственно сам процесс выгрузки уже не зависит от таможенников и поэтому включать его в общих срок таможенного оформления – тоже не совсем правильно. В крупных портах процедура таможенного оформления товара после получения коносамента займет еще около двух суток. Итого на чистую таможенную процедуру оформления импортного товара, не попадающего под показатели системы управления рисками уйдет 6-7 суток. После чего товар можно вывозить с СВХ в любом направлении. Даже если ввозимый товар попадает под категорию ценового риска – к этому сроку можно прибавить лишь дополнительные 10 суток, которые определены таможенным законодательством. При таможенном оформлении экспорта сроки будут еще скромнее. Так что как не крути – ни о каком месяце с лишним таможенных проволочек не может и речи идти.

Естественно все эти оценки сделаны исходя из грамотной организации таможенным представителем своей работы, и не затрагивают случаи, когда товар везется по заведомо серой схеме с документами, изготовленными в соседнем подвальчике.

Возможно, при оценке сроков выпуска международные эксперты учитывали и условно выпущенные товары, которые с определенного момента уже фактически находятся в руках получателя, но юридически не выпущены для свободного обращения. Действительно, если механически суммировать все сроки условного выпуска, то товар может находиться под таможенным контролем достаточно продолжительное время. Однако, по факту, такие сроки нельзя включать в продолжительность таможенного оформления. А то ведь так можно дойти до того, что включить в продолжительность таможенного оформления и сроки контроля товаров после их выпуска. Вот тогда уж точно цифры получатся печальными и запредельными.

Конечно же, никто не станет утверждать, что российская таможня – это просто образец скорости и профессионального отношения к делу. В ней хватает своих проблем, которые можно и нужно решать. Но непонятно почему срок введения поголовного выпуска товаров под обеспечение в презентации агентства стратегических инициатив обозначен уже к июлю 2013 года, а вот такая архиважная вещь, как перевод всего таможенного документооборота в электронный формат и внедрение системы межведомственного электронного взаимодействия должно быть введено только к январю 2015 года. Вообще-то, система предоставления услуг с использованием системы «единого окна» и обменом информацией в электронном виде сделает для культуры таможенного регулирования гораздо больше, чем прочие нововведения. Более того, эта система должна была заработать еще в октябре прошлого, 2012 года. Однако на тот момент выяснилось, что федеральная таможенная служба абсолютно не подготовилась к ее введению и не предприняла никаких практических шагов, после чего от правительства России ей был выписан отдельный «догоняющий» план. Согласно тому же плану АСИ, исключить участника ВЭД из системы обмена информацией в целях валютного контроля планируется только к январю 2013 году. Но это такая элементарная вещь, которую, пожалуй, способен решить любой студент-первокурсник любого факультета информатики. Организовать обмен данными между банками и таможней об открытых паспортах внешнеторговых сделок, отправленных и полученных платежах иностранным контрагентам и статистической стоимость ввезенных или вывезенных товаров – задача достаточно простая.

Другим реальным резервом внедрения СМЭВ в процедуру таможенного оформления может стать учет выдаваемых лицензий и разрешений на вывоз особо чувствительных товаров. Неужели нельзя навести элементарный порядок с пошаговым отслеживанием разрешений на вырубку леса, на добычу угля и других важных природных ископаемых? В общем-то, никто бы и не обиделся, если полный реестр всех таких разрешений и лицензий просто выкладывался в режиме реального времени в Интернете. Так, в Татарстане без особого пафоса была налажена система учета выпуска алкогольной продукции, посредством который любое заинтересованное лицо могло посредством SMS-сообщений выяснить, какую бутылку: правильную или нет, ему продали в соседнем супермаркете.

Другим аспектом введения ускоренного выпуска товаров является по-прежнему непрозрачная система продажи импортированных товаров на внутреннем рынке, когда в ходе нескольких последовательных операций (в том числе и с участием фирм-однодневок) цена товара может возрастать в несколько раз. В связи с этим можно обратиться к опыту других стран, где в целях нетарифного регулирования было введено обязательное отслеживание и информирование таможенных органов обо всей цепочке перепродаж товаров на внутреннем рынке. Начать можно с малого – с применения электронных счет-фактур для непосредственных импортеров или экспортеров. Кроме наведения порядка в финансовой сфере эта мера позволит избежать предоставления поддельных документов при экспорте стратегически важных товаров и ресурсов, положит препятствие вывозу краденной и неучтенной продукции и товаров.

«TKS.ru» 10.07.12г.

Результаты правоохранительной деятельности таможенных органов ЮТУ за 1 полугодие 2012 года

В 1 полугодии 2012 года таможенными органами Южного таможенного управления возбуждено 71 уголовное дело, из них 68 УД возбуждено в результате оперативно-розыскной деятельности.

Уголовные дела возбуждались по следующим статьям УК РФ:

- ст. 226.1 УК РФ – 21 дело;

- ст. 229.1 УК РФ – 26 дел;

- ст. 193 УК РФ – 12 дел;

- ст. 194 УК РФ – 9 дел.

Наибольшее количество уголовных дел возбуждено Южной оперативной таможней (12 УД), Сочинской и Волгоградской таможнями (по 11 УД), Краснодарской таможней (9 УД).

В 1 полугодии 2012 года таможенными органами Южного таможенного управления возбуждено 3 345 дел об административных правонарушениях.

По составам, граничащим с уклонением от уплаты таможенных платежей и невозвращением средств в иностранной валюте возбуждено 1 237 дел об АП.

За истекший период 2012 года выявлено 45 фактов незаконного оборота наркотических средств, сильнодействующих веществ, а также прекурсоров, в результате чего задержано:

- наркотических средств – 4,8 кг;

- сильнодействующих веществ – 73,4 кг;

- прекурсоров – 16 780 кг.

Отделами дознания таможен региона возбуждено 38 уголовных дел по признакам преступлений, предусмотренных ст. 226.1 и 229.1 УК РФ. 5 уголовных дел возбуждено иными правоохранительными органами. Также возбуждено 2 дела об АП.

За I полугодие 2012 года таможенными органами Южного региона в ходе проведения оперативно-розыскных и иных мероприятий, в том числе совместно с другими правоохранительными органами, и в рамках таможенного контроля выявлено 89 фактов незаконного перемещения различных видов оружия, боеприпасов, товаров военного назначения – возбуждено 132 дела об АП и 12 уголовных дел.

Из незаконного оборота изъято 4 единицы огнестрельное оружия, 419 единиц боеприпасов, 6 единиц газового оружия, 42 единицы холодного оружия, 33 единицы травматического оружия, 36 единиц сигнального оружия, 344 единицы патронов (к пневматическому, травматическому, газовому оружию), 600 граммов пороха, 264 единицы частей боеприпасов, 774 единицы товаров военного назначения, в том числе их части.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также по результатам таможенного контроля за I полугодие 2012 года выявлено 127 фактов перемещения с нарушением таможенных правил наличной иностранной и российской валюты, возбуждено 127 дел об АП.

Предметами правонарушений являлись 535,87 тыс. долларов США; 366,46 тыс. Евро; 25,95 млн. рублей.

«Волгоград – ТРВ» 10.07.12г.

Музей-заповедник «Сталинградская битва» пополнился уникальным холодным оружием

В музее-заповеднике «Сталинградская битва» вскоре выставят уникальное холодное оружие XVIII-XX веков. 10 июля будущие экспонаты руководству музея передали сотрудники Волгоградской таможни.

Эти клинки прибыли в Волгоград из Германии – предполагалось, что они пополнят частную коллекцию. Но, увы, таможенную процедуру пройти не удалось. В итоге коллекция была признана бесхозной, а впоследствии было решено передать её в пользование музея-заповедника. Специалисты уже сейчас говорят, что эти 12 экспонатов бесценны. Это уникальные образцы холодного оружия разных стран и времен, начиная с XVIII века: немецкие, итальянские и венгерские кортики первой половины прошлого века, германские охотничьи кинжалы, штыки к винтовке Мосина. Предмет особой гордости - самурайский клинок для танто.

Иван Коротков, ведущий научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва»: «Это третий нож, которые за поясом носили самураи. Нож был предназначен для последнего удара по противнику, а также для самоубийства самурая».

Анатолий Светюха, заместитель начальника Волгоградской таможни: «Данные предметы поступили на территорию Волгоградской области, но ответственное лицо не предоставило необходимых разрешительных документов – разрешения МВД, согласованного с Росохранкультурой. Данные предметы были переданы в суд и там признанны бесхозными».

«TKS.ru» 11.07.12г.

Законодательство Таможенного союза полностью перепишут

Всего через два года после принятия Таможенного кодекса чиновники приступают к новой модернизации законодательства Таможенного союза. Как стало известно РБК daily, в следующем году Евразийская экономическая комиссия планирует заново переписать документ, внеся туда ряд «революционных» идей. В частности, комиссия предлагает убрать с границы лишние контролирующие органы, делать ставку на посттаможенные проверки и сократить время пребывания грузовика на посту до 15 минут.

В следующем году начнется разработка нового Таможенного кодекса Таможенного союза, рассказал в интервью РБК daily министр по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Владимир Гошин (полная версия интервью на с. 5). Механизмы, которые предлагают чиновники, позволят сократить время пребывания груза на таможне с трех часов до получаса.

В первую очередь в ЕЭК планируют расширить использование инструмента предварительного информирования с помощью системы анализа рисков. Этот механизм месяц назад был введен для автомобильного транспорта, но без привязки к системе управления рисками стал дополнительной административной нагрузкой на участников ВЭД, особенно перевозчиков, замечает директор НП «Гильдия ПРОВЭД» Руслан Кисс. В итоге, согласно данным мониторинга организации, после введения системы очереди на границе с Финляндией выросли, замечает он.

К тому же российская система управления рисками далека от западных аналогов. Директор НП «Гильдия профессиональных участников ВЭД» Роман Козлов отзывается о ней как о «табличке показателей уровней стоимости товаров, которая не имеет ничего общего с лучшими западными образцами, замешенными на мощи искусственного интеллекта, анализа множества баз данных и глубокой оперативной осведомленности о противоправных действиях». Однако если наладить систему нормально, ускорение можно будет ощутить на практике, замечает г-н Кисс: время прохождения таможни сократится до пяти-семи минут, которых водителю хватит, чтобы «ввести код предварительного информирования либо провести сканером по штрих-коду».

Следующий пункт — внедрение принципа двух служб — таможни и пограничной службы — на границе, которым передадут свои функции другие контролирующие органы. Этот принцип формально реализован на автомобильных пунктах пропуска, замечает г-н Кисс, но фактически там также находятся представители Росграницы и Российской транспортной инспекции (РТИ). «На морских, железнодорожных и авиапереходах до сих пор сидят представители всех ведомств, особенно много проблем на морских пунктах пропуска», — говорит г-н Кисс.

В ЕЭК также предлагают ввести заявительный принцип работы, когда компания сразу получает товар в свое распоряжение и ей дается 30 дней на подачу деклараций и уплату платежей. Этот принцип сейчас в полной мере реализуется таможней Казахстана, в ФТС же все таможенное администрирование построено на разрешительном порядке, даже если товар не попадает под запреты и ограничения, замечает г-н Кисс. «Такой подход, на мой взгляд, не отвечает интересам государства по сохранению национальной безопасности, защиты жизни и здоровья граждан», — критична эксперт по правовым вопросам НП «Гильдия профессиональных участников ВЭД» Анастасия Чурсина.

Меры, которые предлагает ЕЭК, во многом созвучны предложениям рабочей группы АСИ по таможенному администрированию, замечает вице-президент «Деловой России» Виталий Сурвилло. Не все проблемы бизнес-сообщества находят понимание в ФТС, возможно, ЕЭК, разрабатывая новый Таможенный кодекс, значительно улучшит сегодняшнее положение дел, полагает директор московского представительства ЗАО «Аривист» Сергей Молоканов.

Разработка нового Таможенного кодекса потребует изменения закона «О таможенном регулировании», отмечает г-н Гошин: ссылки на национальное законодательство должны сократиться минимум на две трети. Ситуация многоступенчатого законодательства беспокоит ФТС не меньше, чем участников ВЭД, утверждает представитель службы Владимир Зубков. Переработка закона «О таможенном регулировании» — «это объективная реальность, ведь часть норм закона уйдет на наднациональный уровень».

«TKS.ru» 10.07.12г.

Госдума ратифицировала протокол о присоединении России к ВТО

Государственная дума РФ ратифицировала протокол о присоединении России к Всемирной торговой организации (ВТО). Ратификацию поддержали 238 депутатов, 208 проголосовали против, один воздержался.

Протокол о присоединении России к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации подписан в 2011 году. Переходные периоды для либерализации доступа на рынок составляют 2-3 года, по наиболее чувствительным товарам - 5-7 лет. К чувствительным отраслям, в которых могут возникнуть экономические и финансовые сложности относятся автомобильная промышленность, сельское хозяйство, легкая промышленность.

Протокол предусматривает обязательства России по допуску иностранных поставщиков в 117 секторов, из них полностью открыт доступ в 15 - оптовая и розничная торговля, франчайзинговые услуги. В 39 секторах услуг, таких как трубопроводный, железнодорожный, внутренний водный транспорт, добыча и переработка сырья, большинство медицинских услуг, Россия не связывает себя обязательствами, они могут быть закрыты для иностранных компаний, если это будет необходимо для инвестиционного климата и требований конкуренции.

При этом сохранено право предоставлять без ограничений субсидии и оказывать иную господдержку российским поставщикам услуг, а также применять внутреннее регулирование - лицензирование, квалификационные требования, аттестация и аккредитация.

В рамках вступления в организацию Россия согласилась снизить средневзвешенную ставку импортных пошлин до 7,1% с нынешних 10,3%, в том числе на сельхозпродукцию - до 11,3% с нынешних 15,6%, на промышленные товары - до 6,4% с 9,4%. Кроме того, максимальная сумма таможенных сборов за оформление товаров в РФ будет снижена в 3,3 раза, до 30 тыс. рублей с нынешних 100 тыс. рублей, а налогообложение российских и импортных товаров должно быть унифицировано с даты присоединения.

Ранее 20 июня фракции КПРФ и "Справедливая Россия" направили в Конституционный суд запрос о конституционности ВТО. Заявители отмечали, что ряд норм приложений к Протоколу нарушают конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи и принцип осуществления правосудия только государственным судом.

Однако КС признал соответствующим Основному закону Протокол о присоединении России к ВТО.

«TKS.ru» 10.07.12г.

Бюджет России может потерять 445 млрд рублей от вступления в ВТО

Снижение импортных пошли при вступлении России в ВТО может повлечь за собой прямые бюджетные потери в размере 188 миллиардов рублей в 2013 году и 257 миллиардов рублей в 2014 году. Об этом министр экономического развития России Андрей Белоусов заявил сегодня в Госдуме, где рассматривался Протокол о присоединении России к ВТО.

«Прямые потери бюджета могут составить в 2013 году 188 миллиардов рублей, в 2014 – 257 миллиардов рублей», – заявил министр, добавив, что реальная недостача средств в федеральный бюджет может оказаться ниже благодаря росту.

По мнению Белоусова, уровень тарифной защиты снизится на 3,5%, но произойдет это не сразу,а постепенно. На данный момент тариф составляет 9,5%, в 2013 году он снизится до 7,6%, в 2014 до 6,9%, а в 2015 году, по прогнозам министра, составит около 6%, передает РИА «Новости».

«Это снижение не больше чем в других странах», – уверил депутатов Белоусов, добавив, что могут быть также предусмотрены переходные периоды 5-7 лет.

Однако в Госдуме за ратификацию Протокола о вступлении России во Всемирную торговую организацию намерены голосовать только депутаты от «Единой России».

В «Справедливой России» предложили отложить ратификацию на несколько лет, ввиду «неготовности» России к такому шагу. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что не видит в присоединении к ВТО ни одного положительного момента.

10-15 депутатов фракции КПРФ утроили у входа в Госдуму пикет против вступления России в ВТО, передает РБК.

Напомним, рассмотрение законопроекта «О ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994г» пройдет сегодня.