Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Южное таможенное управление

История

История Южного таможенного управления

Таможенные обычаи возникли в низовьях Дона, на побережье Азовского и Черного морей задолго до появления Российского государства. Еще народы древнего мира, оценив все выгоды географического положения этой местности, начали основывать здесь свои торговые поселения. Уже в VI веке до н.э. здесь появилось множество греческих полисов, в том числе Пантикапей (современная Керчь), ставший столицей Боспорского царства, Фанагория, Гермонасса, Феодосия и другие. Основные содержательные аспекты таможенных формальностей с античных времен дошли до современной эпохи: сбор таможенных пошлин, установление различных преференций, дифференцированное таможенное обложение, ведение таможенных записей (прообраз деклараций), заключение межгосударственных торговых договоров.

Таможенная служба на Юге современной России берет свое начало в 1557 году со взимания таможенных пошлин в Астрахани.

С приходом к власти Петра I началась борьба за выход России к южным морям. Именно в этот период в регионе получает свое развитие государственная таможенная служба, строились крепости и форпосты, в которых устанавливались таможенные заставы.

Продолжая политику своего отца, 15 декабря 1749 года императрица Елизавета Петровна подписывает грамоту об учреждении Темерницкой таможни – родоначальницы Ростова-на-Дону. С тех пор пройдет еще много времени и событий, таких как учреждение таможни в Таганроге, создание Новороссийской таможенной заставы и Сухум-Кальского карантинно-таможенного округа, положивших начало истории таможенных учреждений в Туапсе, Сочи, Адлере, образование после Октябрьской революции Южного таможенного округа…

Современный этап истории таможенной службы на Юге России начался 20 апреля 1992 года, когда приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации было создано Северо-Кавказское (с июля 2000 года – Южное) таможенное управление.

Южный регион страны обладает уникальным сочетанием факторов – подготовленные кадры, сильная наука, значительный промышленный и ресурсный потенциал, мощная транспортная инфраструктура, крупный бизнес, развитая экономика, привлекательные инвестиционные программы, удачное географическое и геополитическое положение. Все это дало широкие возможности для укрепления экономических связей с зарубежьем и развития предпринимательской деятельности во внешнеторговой сфере. Для динамичного развития внешней торговли стала насущно необходима эффективно функционирующая таможенная система с развитой инфраструктурой.

Добиваясь совершенствования организационной структуры службы, ГТК России преследовал две главные задачи: во-первых, в короткие сроки создать таможенные органы на новых границах страны; во-вторых, за счет образования сети «внутренних» таможен и таможенных постов обеспечить приближение таможенного оформления и контроля к местам расположения большинства участников ВЭД.

За довольно короткий по историческим меркам период Южным таможенным управлением пройден без преувеличения большой путь. Четверть века назад, когда был подписан приказ Государственного таможенного комитета Российской Федерации о создании управления, первым его сотрудникам пришлось решать непростые задачи, практически «с нуля» формировать коллектив, способный быстро начать эффективно работать, обеспечивая экономическую безопасность страны и ставшего приграничным региона.

Сегодня Южное таможенное управление занимает достойное место в системе таможенной службы России. Регион деятельности Южного таможенного управления полностью совпадает с Южным федеральным округом и охватывает территорию 8 субъектов Российской Федерации (3 республики, 3 области и 1 край, 1 город федерального значения). С трех сторон его окружают внешние границы Российской Федерации: с Украиной на западе, с Казахстаном на востоке, с Абхазией на юге. Общая протяженность сухопутной таможенной границы – 720 км (60 км – с Абхазией, 660 км – с Украиной). Морская граница – почти 800 км.

ЮТУ включает в себя 10 таможен (в том числе Южную оперативную таможню), 60 таможенных постов. В регионе деятельности ЮТУ в соответствии с межправительственными соглашениями и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации установлено 56 пунктов пропуска через государственную границу Российской Федерации (16 автомобильных, 9 железнодорожных, 20 морских и 11 воздушных).

В том, что Юг России получил мощный импульс в экономическом и социальном развитии, есть несомненная заслуга и таможенников. После своего создания ЮТУ принимает энергичные меры по развитию и совершенствованию таможенной инфраструктуры региона, улучшению управляемости таможенной службы, повышению эффективности таможенного контроля, защите экономических интересов страны на Юге России.

Выполняя поставленные руководством Федеральной таможенной службы задачи, южнороссийские таможенники вносят весомый вклад в укрепление экономики Южного федерального округа и России в целом, защищая национальные интересы страны, пресекая нарушения законодательства в сфере таможенного дела, способствуя развитию внешнеэкономических связей.


Таможня в судьбе Ростова

(к 270-летию образования Темерницкой таможни, ставшей прародительницей города Ростова-на-Дону)

 Есть достаточно оснований считать основоположником таможенной службы на Дону царя Петра I. С ним связанны события установления правительственной (казённой) таможни – первой в донском крае и Приазовье. Дело в том, что Войско Донское в составе Русского государства, имея определенную автономию и право вольной и беспошлинной торговли, находилось вне правительственного таможенного контроля. На юге страны таможенная граница проходила по линии Брянск – Севск – Курск – Павловск – Новохоперск и не совпадала с государственной по р. Дон. Для русского правительства актуальным становился вопрос установления пограничных таможен на южных государственных рубежах и включения Области Войска Донского в состав территории, огражденной внешней таможенной системой, чтобы полностью контролировать внутреннюю и внешнюю торговлю и взимать с неё таможенные доходы.

В начале 1695 года наступило время реальных действий молодого Петра как государя, и ими стали походы против турецкого Азова с целью снятия изоляции Османской империи и выхода России в Азовское и Черное моря для торговли с Европой и Азией, а также укрепления своих южных границ. Сразу же после взятия 16 июля 1696 года турецкой крепости начались работы по ее перестройке и укреплению за счет гонверка, названного Алексеевским.

С целью облегчить бремя расходов казны на освоение завоеванных территорий, правительство в лице Пушкарского приказа (при общероссийской компетенции осуществлял и управление Азовом и Приазовьем) и воеводской администрации к 1698 году становятся на путь организации местного финансового хозяйства, осуществления монопольной продажи «питий» и сбора таможенных пошлин – важных статей государственных доходов того времени, а так же формирования местного приказного аппарата и главных административно - хозяйственных учреждений – таможенной службы и кружечного двора.

На основании царских указов (от 19 февраля и 19 мая 1698 г.) Пушкарский приказ в своих грамотах распорядился в Алексеевском на указанном месте построить таможню и кружечный двор со всякими строениями и для сбору таможенных пошлин и питейной прибыли в таможенные головы и в ларечные (выполняли роль казначеев, ведающих ларями с деньгами), и в целовальники (осуществляли оценку товаров, сбор пошлин, охрану таможни и др.) выбрать из азовских жителей добрых людей из каких чинов пристойно». Уже в июле 1698 года из посадских жителей Азова были выбраны голова (Степан Максимович Мартюшев) таможни и кружечного двора (эти должности совмещались) и два ларечных (Иван Яковлевич Хлепятин и Герасим Васильевич Фомин). А 6 августа из сержантов, капралов и рядовых солдат азовского гарнизона выбрали 15 целовальников. К концу августа все они были с крестоцелованием «к вере приведены» в азовской соборной церкви.

С 1 сентября 1698 года (в то время начало нового года) была заведена «Книга учета таможенных пошлин всяких чинов торговых людей» на период до 1 сентября 1699 года (отчёты и деньги в Москву в Большой приказ направлялись по итогам каждого календарного года). Таможенная книга, скрепленная дьяком Иваном Молчановым, начинается с выписки из царского указа и наказа из Приказной палаты, по которому «велено таможенные пошлины собирать по указу Великого государя и по Торговому уставу и по новоуказным статьям…». Контроль за работой таможенников поручался боярину и азовскому воеводе, князю Алексею Петровичу Прозоровскому (Книга, как и большинство азовских таможенных документов, хранится в Государственной архиве Воронежской области).

Таким образом, архивные документы позволяют достоверно установить местоположение таможни в Азове, имена первых таможенников и фактическую дату начала с 1 сентября 1698 года, по сути, непрерывной истории таможенной службы на Юге современной России.

Наряду с организацией в крае внутренней торговли, первыми нормативными документами, определившими внешнеторговую деятельность на юге, стали схожи по содержанию грамоты Пушкарского приказа от 31 октября 1699 года, направленные в Азов и Таганрог (с этой даты ведет свою историю Таганрогская таможня). Приезды в Азов и Троицкую гавань турецких купцов из Стамбула, как и поездки туда из Приазовья торговых людей (только на турецких судах), оставались единичными и с различной степенью интенсивности продолжались более 10 лет.

Внутренняя торговля оставалась ведущей вплоть до конца 1711 года, когда, после тяжёлого поражения русской армии на Пруте, по условиям мирного договора с Османской империей крепости Азов и Троицкая были разрушены, а территория, где они находились, возвращена Турции.

Несмотря на это, России не отказалась от освоения Северо-Восточного Приазовья, сосредоточившись на территории Нижнего Дона. Новым центром российского влияния и таможенного контроля за торговлей в регионе становятся укрепления, устраиваемые близ Черкасска на земле Войска Донского: Петровский транжемент (с 1711 г.), Новый транжемент (с 1712 г.), крепость Святой Анны (с 1731 г.). В «фортециях» размещались таможни, от которых на дорогах и переправах устанавливали таможенные заставы, которые нередко пытались обойти казаки с «заповедными» (контрабандными) товарами, а в случаях задержания активно жаловались в Военную коллегию (под её ведомством находилось Войско Донское) «на обиды и притеснения».

Вместе с тем, существовал ряд причин, которые настоятельно требовали перенесения крепости Св. Анны на новое место. Во-первых, как показала кровопролитная русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. (началась после нападения турок и крымских татар на южнорусскую границу), эта крепость не могла надежно охранять русские границы, хотя по итогам войны «счастье было на стороне России». Во-вторых, близость этой крепости к столице донского казачества создавала непрерывные столкновения между командованием крепости и казачьими властями по административным торговым и другим вопросам. Кроме этого, контроль при крепости Св. Анны не достигал полностью своей цели, ибо его легко обходили купцы, которые «глухими дорогами» провозили свои товары, минуя не только эту крепость с таможней, но и выставленные от неё заставы. Контроль же над заграничной торговлей на Дону по существу отсутствовал, ибо она была сосредоточена главным образом в Черкасске и находилась преимущественно в руках зажиточной казачьей верхушки. В-третьих, место, где находилась крепость Св. Анны было болотистое и крайне нездоровое, здесь свирепствовала страшная эпидемия малярии.

Согласно Белградскому мирному договору 1739 года и Константинопольской конвенции 1741 года была восстановлена граница 1704 года. И хотя Азов до 1768 года находился на «барьерной» территории, он уже никогда не принадлежал Турции, а земли по правому берегу Дона полностью и навсегда отошли к России. Она получила право на сооружение крепости между донским островом Черкас и устьем Дона.

В связи с эти по инициативе сенатора, генерал-лейтенанта графа П.И. Шувалова в 1744 года было принято решение о перенесении крепости Св. Анны на новое место. Постановлением Сената от 31 июля 1744 года на Дон с целью выбора места для постройки новой крепости был отправлен генерал-лейтенант де Бриньи, который хорошо знал низовья Дона. Он нашел наиболее удобным участок на высоком берегу Дона против урочища Богатый Колодезь. В Сенате вопрос о перенесении крепости Св. Анны в другое место обсуждался в июле 1745 года, при этом генерал-фельдмаршал граф фон Ласси высказал мнение, «что ту крепость удобнее построить на устье реки Аксай».

Пока шел поиск места для новой крепости, решался вопрос и о переносе таможни. Вскоре после заключения Белградского мира царские резиденты из Константинополя, обращая внимание правительства на расширение внешних экономических связей по Дону, что сулило больше выгоды, настойчиво рекомендовали для упорядочения заграничной торговли учредить на Дону (естественно при границе) пограничную таможню. Но долго не могли решить, где ее лучше расположить.

Коммерц и Камер-коллегии еще в июне 1747 года представляли в Сенат доношение «об учинении портовой таможни в Черкасске». Были предложения поместить её в Усть-Донецкой крепости (ст. Гниловская), предлагалось основать пограничную таможню там, где намечалась постройка новой крепости (у Богатого Колодезя). Главный командир крепости Св. Анны генерал-майор барон фон Ведель (до 1749 г. все коменданты крепости вели таможенные дела) настойчиво рекомендовал обосновать новую таможню в Таганроге, указывая на то, что всё равно суда, приходящие морем, останавливаются, прежде всего в его гавани, при городе построен карантин и с 1746 года существует таможенная застава.

В конце концов императрица Елизавета Петровна – дочь Петра Великого (вступила на российский престол в ноябре 1741 года) в своем указе от 18 августа 1749 года, «объявленном во всенародное известие» повелела «… от стороны крепости Святой Анны пограничную таможню, где оной поныне еще не учинено, учредить Нашему Сенату, и о сборе в ней портовых и внутренних пошлин поступать по Тарифу и Торговому Уставу и указам, как и в прочих пограничных таможнях повелено».

Вскоре, Правительствующий Сенат в своем указе от 4 сентября обращает внимание Коммерц-коллегии на то, что она «… по силе прежде присланного указа, где быть пограничной таможни со стороны от крепости Св. Анны…поныне определение не учинила…о том в Сенат из оной Коммерц-коллегии взять ответ».

Наконец, Правительствующий Сенат указом от 6 октября 1749 года приказал: «от стороны крепости Св. Анны…учредить Коммерц-коллегии пограничную таможню, до построения вновь положенной по мирному с Портою Османскою трактату крепости на Дону в городе Черкасске, и быть оной под ведением той Коллегии, которой оную таможню как служителями и инструкциями и прочим снабдить…немедленно; …а для предосторожности, чтоб мимо Черкасска ни какие товары без платежа в той таможни пошлин провожены быть не могли, учредить в пристойных местах обретающему в крепости Св. Анны генерал-лейтенанту барону фон Веделю заставы».

Императрица практически полностью повторяет этот сенатский указ в своей грамоте от 11 октября 1749 года и направляет ее «на Дон, нашим атаманам и казакам и всему нашему Войску Донскому» (именно определенным суверенитетом Войска Донского объясняется тот факт, что царствующие особы направляли казачьим атаманам только грамоты, информирующие в части их касающейся об указах и распоряжениях в адрес правительственных учреждений).

Учреждение таможни в городе Черкасске задевало кровные интересы казачьей верхушки. Поскольку в этом решении донцы усматривали посягательство русского правительства на казачьи привилегии, среди которых «дозволялось им в городе Черкасске беспошлинно торговать», войсковой атаман Данила Ефремов обратился в Военную коллегию с просьбой о неучреждении в столице Войска Донского таможни. Он решил согласиться на меньшее зло и оставить таможню в крепости Св. Анны. В этом случае заграничная торговля оказывалась, по существу, вне сферы контроля правительственной таможни, которая находилась по течению Дона выше Черкасска. В Москве пошли навстречу просьбам казаков. Однако новую таможню было решено расположить все же ближе к устью Дона.

После Булавинского восстания Петр I в значительной степени урезал «статусное положение» Войска Донского. В то же время донское казачество, входившее в состав Российского государства, продолжало играть важную роль в охране южных границ. Поэтому правящие круги России были заинтересованы в сохранении хороших отношений с донскими атаманами и готовы были в отдельных случаях идти им на временные уступки. Просьба атамана Ефремова, поддержанная Военной коллегией и Правительствующим Сенатом, была удовлетворена, хотя и не полностью.

Елизавета Петровна отменила свой указ об организации таможни в Черкасске и приняла окончательное решение, о чем сообщила на Дон в своей грамоте от 15 декабря 1749 года: «…по тому Военной Коллегией представлению и того Войска Донского прошению Мы, Наше Императорское Величество, той таможне в городе Черкасском быть не указали, а повелели оную Коммерц-коллегии учредить вверх по реке Дону от усть реки Темерника против урочища, называемого Богатого Колодезя, на том основании как оную в Черкасском учредить было велено...Правительствующего Сената определением и войску Нашему Донскому о том ведать учинить по сему нашему указу».

Таким образом, это первый документ о городе Ростове-на-Дону, который берет начало своей истории с даты учреждения Темерницкой таможни – 15 декабря (26 декабря по новому стилю) 1749 года.

По этому же поводу 16 декабря 1749 года Правительствующий Сенат принимает аналогичный по содержанию указ учредить пограничную таможню «…поскольку по Именному Ея Императорского Величества Указу велено ту таможню учредить…». К этим документам прилагался план Темерницкой таможни.

Так начиналось трудное, противоречивое становление таможни, ставшей прародительницей («зародышем») будущего Ростова на Дону. Долго решались организационные вопросы окончательного определения места размещения таможни, обеспечения ее работы.

Вскоре генерал-майору барону фон Веделю последовало наставление из Военной коллегии: «… по усмотрению тамошних обстоятельств Правительствующему Сенату представить доношение, когда и где помянутая таможня при вышеперечисленном урочище учреждена будет; при том дабы оная таможня не одно только свое одинокое там основание имела, а для лучшего обычая в торговле иностранным купцам из Турецкой области весьма потребна была, тамошнее  крепости Св. Анны купечество, жительствующее в оной и в Черкасском, перевести будущим весенним временем, дабы оные при той таможне поселение имели; потребно было прикрыто несколькими редутами и для того надлежащею командой, и какому поселению в каких местах быть положено; и при том месте построении пакгаузов и важни» (помещение с валовыми весами – вагами).

Уже 15 января 1750 года комендант крепости Св. Анны Ведель, на которого было возложено строительство таможни, в своем донесении в Военную коллегию просит «прислать ему опытных в землемерном деле штаб-офицеров для составления плана окрестностей Темерницкой таможни и распланировки кварталов этого поселения».

Строить таможню вначале решили не у Богатого Колодезя, а двумя с половиной верстами ниже (об этом до сих пор не утихают споры среди краеведов и историков) – на левом берегу Темерника, близ его устья на месте древнегреческой фактории (передовая фактория Танаиса), располагавшейся у Темерницкого городища. Как пишет в конце XIX века краевед, журналист Евграф Савельев: «Городище стали разрушать с 1749 года, когда по указу Елизаветы Петровны разрешено таможню перенести из Черкасска на Темерник». Он же отмечает, что «на месте городища в разное время было найдено обращавшихся в I-IV вв. н.э. в Боспорском царстве более 40 медных, серебряных, золотых монет и другие предметы поздней греческой эпохи, доказательства своего тут пребывания греческих купцов».

В свою очередь современник Савельева историк, экономист, архивист, член-корреспондент Российской академии наук Аполлон Скальковский писал: «Настоящая история этой местности есть история ее торговли. А место основание Темерницкого таможенного поста, казалось, самим Провидением  избрано для большого и богатого города».

Кажется, здесь сохранился дух коммерции античного Боспорского царства, которое, благодаря развитой торговли, почти 1000 лет крепло и развивалось на территории нашего региона, и оставило богатое наследие потомкам. Символично, что по инициативе Русского географического общества, поддержанного администрациями Крыма, Севастополя, Ростовской области, Краснодарского края, в начале этого года на экономическом форуме «Сочи-2019» был презентован туристический маршрут «Золотое кольцо Боспорского царства». По оценке президента РФ Владимира Путина, «впервые на международной арене позиционируем Россию как один из уникальных центров античной культуры и цивилизации».

Вскоре после указа Елизаветы Петровны было построено только здание таможни, вблизи ее с 1 марта 1750 года был заложен Темерницкий порт «для производства коммерции с Турецкою Портою» (по сведениям А.И. Ригельмана).

Русское правительство с первых дней после учреждения Темерницкой таможни стремиться организовать ее работу.

18 января 1750 года Сенатским указом Коммерц-коллегии предлагается «определить в Темерницкую таможню служителей, инструкциями снабдить и во всем потребное наставление, что до таможенного исправления касается». 9 апреля 1750 года в указе императрицы Правительствующему Сенату определено: «… В главный магистрат послать указ и велеть по требованию Коммерц-коллегии  в Темерницкую портовую таможню для сбору по тарифу и внутренних пошлин за выбором и удостоинством определить из купцов добрых и пожиточных людей столько, сколько от командующего в крепости Св. Анны генерал-майора барона фон Веделя будет требовано». Современник той эпохи писатель, этнограф, историк, академик М.Д. Чулков в своем многотомном «Историческом описании Российской коммерции» отмечает, что в 1750 году при казенной Темерницкой таможни был «бывший тамо определенный таможенный директор Чернцов» (во многих исследованиях его называют первым управителем Темерницкой таможни, более ничего о нем не известно). «Начало торговых операций Темерницкой таможни с приезжими греками, турками и армянами» Чулков относит к 21 маю 1750 года. По сенатскому указу от 8 июня 1750 года «сей таможне предписано было, за неимением у приезжающих из турецких областей купцов ефимков, брать пошлину турецкими деньгами, серебряными и золотыми … для чего и определен был пробный мастер, а для переводу толмач…».

С постройкой Темерницкой таможни и порта при ней здесь сосредоточилась почти вся внешняя торговля России с портами Черного, Азовского и Средиземного морей. Однако этот процесс шел с огромным трудом.

Прежде всего, вплоть до 1755 года в «подвешенном состоянии» находился вопрос окончательного определения места нахождения таможни. В значительной степени из-за противодействия донских казаков. Например, в Сенатском указе от 13 ноября 1750 года Военная коллегия, поддерживая Войско Донское, представляла , «что оная таможня в собственных того войска дачах состоит (речь идет о загородном дворе с зимниками атамана Ефремова и генерала Краснощекова, что в устье Темерника, кстати занимавшие это место не законно) требовала, чтобы оную  с того места свесть и учредить в крепости Св. Анны… и о том просить Ее Императорского Величества Высочайшего Указу».

Это противостояние с казаками продолжалось вплоть до 1753 года, когда по инициативе организатора коммерческой комиссии (для разработки плана торгово-промышленной политики) графа П.И. Шувалова в стране началась таможенная реформа и были отменены внутренние таможни и внутренние таможенные пошлины. Торговая привилегия казаков самостоятельно устанавливать сборы с купцов, а самим не платить пошлины в Черкасске потеряла свое значение.

С ликвидацией внутренних таможен необходимо было срочно усилить сеть пограничных таможен. Елизавета Петровна своим указом от 12 мая 1754 года утвердила план перестройки пограничной таможенной структуры по юго-западной и южной границам. Для их осмотра и внесения предложений были направлены ряд правительственных чиновников.

Осмотр южной границы от Днепра до Таганрога и Азова производил инженер-полковник Бибиков, который направил свой план Сенату 15 сентября 1754 года. В нём предлагалось создать таможни не по государственной границе, а по старой украинской линии. На линии от Луганской станицы до Азова, по мнению Бибикова, наиболее удобным местом для таможни был Черкасск, куда он считал целесообразным перевести Темерницкую таможню. Дело не обошлось без оппонентов со стороны Донской войсковой канцелярии и Военной коллегии. Казаки не хотели создания русского правительственного учреждения в своей столице, противились контролю за торговлей казачества. Это было главной причиной задержки решения вопроса о таможнях на юге страны.

План Бибикова был утвержден Сенатом лишь 10 апреля 1755 года. При этом предложение о создании таможни в Черкасске было отвергнуто, и Темерницкая таможня оставлена на прежнем месте. Более того, служителям Темерницкой таможни было указано, чтобы они не чинили препятствий в торговле донского казачества и тем не нарушали их права и привилегии. Таким образом создание сети пограничных таможен на юге страны привело к включению Украины и Области Войска Донского в состав территории, огражденной внешней таможенной системой, были ликвидированы таможенные границы меду Россией и Украиной, между Областью Войска Донского и центральными районами. На всей территории страны перестали существовать внутренние таможенные границы и исчезли сборы, которые прежде сильно тормозили развитие внутреннего товарооборота между различными частями государства.

Таможенная реформа завершилась принятием Таможенного устава 1755 года, в котором Темерницкая таможня названа портовой, и новый Тариф пошлин.

Вместе с тем, хотя в одном из указов (от 2 марта 1755 года) констатируется тот факт, «что от Темерницкого порта в Царьград и прочие тамошние места производится уже чрез некоторое время коммерция». Это было немалое преувеличение. Несмотря на все усилия русского правительства в первые годы существования Темерницкой таможни развить южную торговлю, она шла с огромным трудом и помехами. Многие причины тогда тормозили развитие внешней торговли на Дону. Удаленность Приазовья от основных хозяйственных центров страны при отсутствии хороших дорог. Слабо заселенные приазовские степи продолжали оставаться крайне опасными для торговых людей из-за набегов татар и ногайцев (вассалов Турции). Большой помехой было постоянное стремление Турции всеми мерами воспрепятствовать развитию южнороссийской внешней торговли и мореплаванию по Черному морю, хотя оно и так было рискованным. В самом Константинополе с русских купцов брали пошлину произвольно, как заблагорассудится таможенному чиновнику. Кроме этого, у местных купцов не хватало средств для развития торговли с иностранными государствами. Расширение заграничной торговли, ставшей уже с начала XVIII века одним из основных источников пополнения казны, теперь было особенно необходимо.

Поэтому, начиная с 1753 года правительство неоднократно обращалось к московским «первостатейным» купцам с призывом вступить в компанию с иностранными фирмами для организации торговли с Константинополем через Темерницкий порт, сулило им разные льготы и покровительство. Наконец, Сенат своим указом от 2 марта 1755 года обратился к русским купцам с вызовом, не пожелает ли кто из них при Темерницком порте, где коммерция уже основана и установлена, учредить компанию для торговли «в Царьград и в другие тамошние места». «Кто желающие к тому отыщутся, они б со своими кондициями (особыми условиями) явились в Правительствующий Сенат, коим особые некоторые авантажи (устар. выгоды, преимущества) показаны будут».

Предвосхищая события, 8 сентября 1756 года в Темерницкую таможню состоялся приезд официальных представителей из Константинополя для установления торговых отношений Турции с Россией.

Только в 1756 году на призыв правительства откликнулись купцы: московский первой гильдии Василий Макарович Хастатов, первостатейные калужский – Никита Тимофеевич Шемякин и ярославский – Алексей Иванович Ярославцев. Они выработали специальные условия (кондиции), которые были утверждены Сенатским указом от 22 ноября 1756 года. Торговая фирма из 14 купцов была названа «Российской в Константинополь торгующей коммерческой компанией». Её главная контора учреждена в Москве, вторая – «при Темерниковском порте или в Черкасском, где по усмотрению компанейщиков, полезнее и безопаснее быть может; чего ради повелено было как при Темерниковском порте, так и в Черкасском, для построения компанией дворов и магазинов, где сколько потребно будет отвести удобные места…». Третья контора – в Константинополе. По выбору компанейщиков обер-директором компании был назначен Василий Хастатов, а директорами – Никита Шемякин и Алексей Ярославцев с позволением носить шпаги.

Коммерческая компания добилась себе больших льгот. Ей было предоставлено право монопольной торговли с тем, «чтоб кроме сей компании в Константинополь и другие тамошние места от Темерниковского порта и Черкасска водяным и сухим путём, степью на Кубань, другим никому ни под каким видом торговать и отпускать не позволить». В особых пунктах было оговорено, что местные власти обязаны оказывать компании «всякое содействие в торговли, вплоть до предоставления подвод, вооруженной охраны для сопровождения товаров и денег, и беспрепятственного отпуска с прежнего места службы всех желающих поступить к ней на работу».

Как описывает Михайло Чулков в своём историческом труде, перед вступлением компанейщиков «в сие дело» послан был на Дон от компании один из директоров, которые обнаружил, что торговля отправляется не в надлежащем месте, а по прежнему в Черкасске, «весьма непорядочно, с великими замешательствами». Но поскольку в казачьем городке российскими купцами заготовлены к отпуску товары, «чтобы не прикличить им великих убытков», вынуждены на первых порах торговлю производить в Черкасске, но временно, так как «коммерцию в хорошее состояние привести отнюдь будет не можно, если она будет навсегда отправляема из Черкасска…».

Для принятия мер обер-директор Хастатов отправился к Темерниковскому порту. Прибыв туда, «нашел его без всяких жителей и поселений, а только на открытой степи одну состоящую таможню, где не производились товарам продажи и отпуски, да и купцы там не бывали… А при том, чтобы не могли свободно казаки за отдалением от таможни неуказанными дорогами потаенно без платежа пошлин товары свои провозить, из них в 1757 году по указу из Правительствующего сената некоторые публично наказаны…».

Компания начала свою деятельность 21 мая 1758 года, отправляя в Константинополь товары, как-то: зерно, кожу, рыбу, шерсть, воск, мёд, меха, скот и проч., а получая в обмен шелк, ткани, вино, оружие и проч., чем богаты порты Черного и Средиземного морей.

Пока у «ветхой таможни» компания строили «компанейский дом, а для привозимых и отвозимых товаров кладовые, магазины и пакгаузы», она проводила свои торговые операции в 1758-59 годах в Черкасске. Затем коммерческая компания перенесла свою торговую деятельность на территорию таможни. Теперь сюда стали привозить русские товары и хранить их здесь в ожидании иностранных судов.

Энергичная коммерческая деятельность компании быстро начала приносить результаты, в течение пяти лет вдвое нарастив обороты внешней торговли. Темерницкий порт по мере расширения торговых операций стал приобретать известность как у нас, в России, откуда в порт привозили добротные товары, так и заграницей, где русские изделия охотно раскупались. Выгодная торговля привлекала в Темерницкий порт не только русских, но также иностранных купцов. Постепенно около Темерницкой таможни вырастало слободское поселение.

Нарастив внешнеторговые обороты через Темерницкий порт до максимума – 170,2 тыс. рублей, в 1762 году коммерческая компания прекратила свою деятельность из-за «беспокойства на востоке», «натянутых» отношений с Портою, повлекших начало новой войны в 1764 году.

По указу Сената от 26 августа 1762 года «О принятии в казенное ведомство всех портовых таможен и иных сборов…» говорится: «Все портовые и пограничные таможни, до будущего рассмотрения, взять в казенное смотрение, всем находящимся в них разным служителям остаться при своих должностях и собирать все пошлины в казну…».

Темерницкая таможня продолжала оставаться единственным пунктом внешних экономических отношений на юге. Ростовский порт, ставший широко известным в России и за границей, по-прежнему привлекал сюда русских и иностранных купцов.

Кстати, А.А. Скальковский указывает, что «в 1756 году Темерницкая таможня переведена к устью реки Аксай». Речь, по-видимому, идет о  том, что здание таможни переносится непосредственно к «Богатому Колодезю», о чем и показывают карты того времени. Здесь же построены пакгауз (склад) и пристань.

Большим событием в истории Ростова явилась постройка здесь новой крепости, которой с самого начала придавали важное значение. Основываясь на решении «конференции при высочайшем дворе» (рассматривала особо важные дела в присутствии императрицы), Правительствующий Сенат указом от 20 декабря 1760 года о строительстве крепости при урочище Богатого Колодезя приказал Военной коллегии гарнизон и жителей крепости Св. Анны перевести в другое место, выбранное для постройки новой крепости.

К строительству крепости был привлечен опытный фортификатор Александр Иванович Ригельман, который с 1749 года одиннадцать лет перестраивал ряд крепостей: Кизляр, Астрахань, Оренбург, Царицын, Ишим и др. В 1760 году уже в чине инженера-подполковника Ригельман разместился в крепости Св. Анны, и по 1770 год его деятельность сосредоточилась на Дону.

6 апреля 1761 года Елизавета Петровна указала новую крепость именовать: крепость Святителя Димитрия Ростовского, в честь известного религиозного деятеля петровских времен. Позже крепость дала название городу Ростову на Дону.

Строить крепость начали по указу Елизаветы Петровны от 5 мая 1761 года «… для переводу и переселению в оную из бывшей крепости Святыя Анны, по её нездоровому и целому государству разорительному месту, всего гарнизона, конного азовского казацкого полка, разных команд, казачества и прочих всех обывателей…».

Важность сооружения этой крепости нашла свое отражение в церемониале её закладки, заранее подготовленном и проведённом с большой торжественностью. Освящение закладки состоялось 23 сентября 1761 года. На торжество съехались духовенство во главе с епископом Кириллом Воронежским и Елецким, офицеры Анненской крепости во главе с её комендантом бригадиром (генеральский чин) Сомовым, инженер-подполковник Ригельман «с обер-офицерами своими», «Российской торговой компании до Константинополя обер-директор Хастатов со своими подчиненными таможенными управителями, а также Темерницкой таможни управитель», и местная торговая знать. В честь этого события, «… случившихся в то время греческих кораблей, кои стояли с поднятыми флагами на реке Дону, против самого порту, подражая тому благому началу, соответствовали пальбою».

Крепость была заложена с целью не только надежно защищать южно-русские границы, таможню, но и удерживать в повиновении донское казачество. Не случайно поэтому в торжественном освещении закладки крепости не присутствовали представители донской казачьей знати.

Ростов чтит свое «таможенное происхождение», страницы его истории воплощены в камне и бронзе.

С устройством крепости Темерницкая таможня заполняется жителями Анненской крепости и семьями казаков-доломанов Азовского конного полка, расселенного в районе, прилегающем к Темернику, и призванного охранять таможню. С этого времени имя поселения Темерницкая таможня исчезает из официальных бумаг и заменяется названиями «Доломановский форштадт», «Доломановка», «Казачья слобода» и т.д. А в саму крепость переводится гарнизон крепости Св. Анны.

Ригельман в своем «Географическом описании крепости Святого Дмитрия Ростовского» приводит подробные данные о военных и стацких, о строениях и дворах, о порте при оной крепости и коммерции из разных мест на начало 60-х годов XVIII столетия.

Так гарнизон крепости состоял из 3,3 тыс. человек, включая четыре пограничных батальона, не относились непосредственно к крепости: нерегулярный Азовский конный казачий полк в составе 360 человек, население, состоящее из 850 человек, стацкие служащие при Темерниковской портовой таможне: директор – 1, цольнер (надзиратель) – 1, экер (лоцман) – 1, канцелярист – 1, ладанных баркасщиков – 2, копиистов – 2, толмач – 1, вагмейстер (весовщик) – 1, досмотрщиков – 20, итого 30 человек; купцов – 80, лавок купецких – 35, на бирже торговых магазинов – 37 и т.д.

По свидетельству Ригельмана, уже в то время с окладных и неокладных сборов от населения, откупных питейных и конских пошлин и с таможни русское правительство получало большие доходы: за год более 31,5 тыс. рублей серебром (по тем временам большая сумма), причем свыше 60 % от этой суммы поступали от портовой таможни в виде таможенных пошлин. Средства расходовались, главным образом на содержание крепости и её гарнизона. Оставшаяся часть денег после этого поступала в доход государства. Причем казна никаких средств не отпускала на благоустройство поселения. Екатерина II не без удовольствия писала в грамоте 20 декабря 1768 года, что с переходом откупа в крепость Димитрия Ростовского он стал приносить большой доход казне.

Вспыхнувшая новая война (1768 – 1774 гг.) с Турцией в значительной мере парализовала всякую торговлю на Азовском море; упала до ничтожных размеров она и на Темернике. Согласно ведомости за 1773 год, составленной М. Чулковым, из 15 российских портовых таможен товарооборот по Темерницкой таможне был одним из самых низких – 3135 руб. 09 коп. «В ведомстве Темерницкой таможни находились Азовская и Бахмутовская пограничные таможенные заставы».

Ещё в ходе русско-турецкой войны Россия превратилась в Черноморскую державу. Турция вынуждена была предоставить русскому флагу свободу судоходства на всех «турецких морях», предоставить русской торговле все льготы, коими пользовались государства, состоявшие с Турцией в дружественных отношениях. Порта признала власть России над Таганрогом, Кинбурном, Керчью, Ениколем, территорией Приазовья и бывшими «барьерными землями до реки Еи с Азовской крепостью». Все завоевания России были юридически оформлены Кючук-Кайнарджийским миром 1774 года.

После этой войны Ростовская крепость утратила военное значение, понижена в разряде и стала заштатной, но зато в ней начали быстро развиваться торговля и ремесла. Росло население форштадтов.

Для устройства русской торговли на юге после завершения войны членом Комиссии о коммерции графом Иоганном Минихом, на основании анализа товарооборота через Темерниковский порт и «собираемых при этом пошлинных денег», составил предложения «по размещению таможенных учреждений на новой границе и  льготному тарифу для черноморской торговли». Его предложения были приняты правительством. 5 февраля 1776 года указом Сената всенародно объявлено о новом тарифе 1755 года «знатно облегчающем начатый при портах Черного моря торг и учрежденных ныне на первый случай новых таможен, которые назначены: Портовая близ крепости Таганрогской при Азовском море, ей в подчинение: 1) Кагальницкая при Ордынском броде; 2) Застава при Петровской крепости на устье реки Берды, впадающей в Азовское море. Малые таможни: 3) в Яникуле, 4) Керчи…».

26 мая 1776 года по докладу генерал-губернатора Новороссийской и Азовской губерний Г.А. Потемкина указом Сената принято окончательное решение, определившее основную структуру и штаты портовых и пограничных  таможенных учреждений в Новороссийской и Азовской губерниях, в том числе «вместо имеющейся в Азове заставы для сбора пошлин быть пограничной таможне ниже Азова на реке Кагальник у Ордынского брода, и двум заставам, одной в Черкасске, а другой при Бабской станице… Темерниковскую портовую таможню перевести в Таганрог…».

Как писал А.А. Скальковский: «Это был удар для новорожденного Ростова… С этого времени все наши сведения о нем прекращаются. Он не имел никаких самостоятельных торговых предприятий, а был скорее факторией или отделением таганрогской биржи». Ростов почти на 40 лет остался без таможни, превратился в огромный перевалочный пункт для обеспечения Таганрогского порта. Ростов в России продолжал оставаться малоизвестным уездным городом на далекой окраине страны, экономической судьбой которого мало интересовались.

Положение изменилось после того, как здесь была вновь открыта портовая таможня. Многолетние жалобы ростовских купцов на то, что отсутствие таможни препятствует «процветанию» города, были услышаны новороссийским генерал-губернатором графом М.С. Воронцовым. Он энергично поддержал ходатайство ростовцев перед правительством о необходимости учреждения в городе «таможни для торговли».

20 сентября 1835 года Николай I подписывает указ об учреждении Ростовской таможенной заставы (с правам таможни). «С тех пор история этого города есть история его торговли и благоустройства… он сделался одним из важнейших рынков равно для внутренней, так и международной торговли Южной России».

Со времени открытия таможенной заставы 12 марта 1836 года обороты экспорта Ростова стали быстро расти. Десятилетие этого события было отмечено почти десятикратным увеличением экспортных операций Ростовского порта, и они уже в 1846 году превзошли таганрогский экспорт, а общий торговый оборот к 1859 году увеличился в 30 раз. Ни один порт на юге России не знал столь стремительного роста экспорта как Ростовский.

С 1844 года по императорскому указу было «Высшее соизволение на дачу 10% из таможенных доходов Ростову». «С тех пор таможенный сбор составлял самую важную статью городских доходов». Кроме этого сборы по 0,5 копейки с каждого экспортного пуда, вывозимых из Ростовского порта товаров, а также по 5 копеек с каждого взысканного пошлинного рубля со всех привозных и отпускных товаров, также перечислялись в городскую казну. Все эти сборы взыскивались таможенниками. В середине XIX века Ростов по отношению доходов уступает лишь Одессе, Таганрогу и Херсонесу и превосходит все остальные города России.

«Эти средства направлялись на развитие городского и портового хозяйства, мощение основной транспортной магистрали – Таганрогской улицы со спуском к Дону, центральной улицы – Московской, устройство въездов, восточных спусков к Дону, набережной и пр. Ростовская таможня приносила городу доходы весьма внушительные, создавая основу для его развития».

Ростов стремительно богател. Его слава как «города-купца», «Русского Чикаго» гремела далеко за пределами страны. В Ростове размещались консульства более 10 стран. В 1880 году4 Ростовская таможня была преобразована в таможню I класса. Таким образом, она была отнесена к крупнейшим таможням России по объему торговых операций, роду импортируемых товаров и сроку их таможенной очистки.

С начала XX века Ростовский порт занимает ведущие позиции – по грузообороту стал третьим после Петербургского и Одесского. Он аккумулировал в себя продукцию Донбасса, степных районов России, Черноземья и Северного Кавказа. Ежегодно порт посещали 3000 судов.

После установления на Дону советской власти постановлением Наркомвнешторга от 23 января 1920 года был учрежден Южный таможенный округ с местопребыванием его управления в городе Ростове-на-Дону по адресу: улица Темерницкая, 47. Это здание сохранилось до настоящего времени. В состав ЮТО вошло 20 таможенных учреждений Юга России, среди которых Ростовская таможня была крупнейшей. Таможня сыграла важную роль в оформлении импортных грузов, поступавших для обеспечения индустриализации страны, а также для строительства гиганта сельскохозяйственного машиностроения – Сельмаша.

На рубеже 20-30 гг. устанавливается государственная монополия на внешнюю торговлю. Таможенный контроль становится вспомогательным инструментом регулирования ВЭД. В октябре 1929 года Ростовская таможня ликвидируется.

Начало нового возрождения таможни относится к 80-м годам XX века, когда либерализация внешнеэкономических отношений приводит к значительному росту в стране таможенных органов. Происходит новое рождение Ростовской таможни, она учреждается в соответствии с приказом ГУ ГТК при Совете Министров СССР № 75 от 19 ноября 1986 года. Но это уже начало современной истории таможни.

Евгений Некрасов, ЮТУ